Как правильно подогнать ружье для стрельбы влет

Фото: Fotolia.com
<br />» title=»Фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>При вскидке, прикладывании ружья, затыльник должен быть расположен достаточно высоко в плечевой впадине.</p>
<p></p>
<p>Боковой отвод, высота гребня и вертикальный погиб должны обеспечивать такую постановку головы, чтобы взгляд через прицельную планку был как можно прямее, а не исподлобья.</p>
<p></p>
<p>Прицельная планка практически закрыта, мушка находится посередине планки. Голова не завалена в сторону ложи.</p>
<p></p>
<p>Прямой взгляд обеспечивает правильное определение расстояния, направление движения и скорость цели, особенно при плохой видимости. Такая постановка головы отчасти обеспечивается увеличением питча – угла наклона ружья вниз от 10 см и более.</p>
<p></p>
<p>Измерить питч можно поставив ружье в дверной проем вертикально, чтобы затыльник плотно стоял на полу, а стволы у колодки касались дверного косяка, тогда расстояние от косяка до мушки будет величина питча.</p>
<p></p>
<p>Добиться нужного угла – питча при избыточной длине ложи можно отпиливанием под необходимым углом приклада или подкладыванием под затыльник клинообразного бруска дерева.</p>
<p></p>
<p>При нарушении баланса (центр тяжести ружья 60 – 70 мм от казенного среза стволов) можно выбрать внутреннюю часть ложи со стороны затыльника. Впрочем, незначительное нарушение баланса вполне допустимо.</p>
<p></p>
<p>Отпиливание ложи требует большой аккуратности, хорошего инструмента и предварительной разметки.</p>
<p></p>
<p>Длина ложи, обычно определяемая длиной руки в предплечье, согнутой в локте под прямым углом на уровне плеч, когда указательный палец касается первого спуска, не всегда целесообразен.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Различия охотника и стрелка на охоте"</p>
<p></p>
<p>Для практической охоты не следует гнаться за длинной ложей, желательно применять такую длину ложи, чтобы после вскидки щека расположилось в 2 – 5 см от начала гребня ложи. При этом не тяните голову вперед и смотрите прямо.</p>
<p></p>
<p>Обратите внимание на то, что длина ложи зависит от соотношения длины шеи и рук охотника.</p>
<p></p>
<p>Правильную постановку головы, когда при легком, но достаточно плотном касании щекой приклада ружья прицельная планка закрыта или приоткрыта не более 1 мм независимо от длины ложи, обеспечивает гребень необходимой высоты и параллельный прицельной планке, а пятка затыльника опущена на величину, обеспечивающую правильную постановку головы на гребне ложи и затыльника в плече.</p>
<p></p>
<p>Что-то похожее на ложу «монте-карло», только без выступа под щеку. Уменьшить высоту гребня с последующим восстановлением покрытия ложи, особенно у современного импортного ружья в домашних условиях довольно сложно, а нарастить гребень может только хороший мастер.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото: Fotolia.com

Правильный боковой отвод обеспечивает при вскидке, положение мушки посередине прицельной планки. Величина отвода зависит от ширины плеч и манеры держать ружье.

Изменить величину бокового отвода даже в ружейной мастерской сложно, а у отдельных ружей из-за особенностей конструкции невозможно. Поэтому, приобретая новое ружье, рассмотрите возможность последующей подгонки, воспользуйтесь советом надежного опытного мастера.

Если ложа сильно не подходит по всем параметрам и трудно изготовить ложу на заказ, воздержитесь от приобретения такого ружья.

Читайте материал "Дульные насадки и стрельба влет"

Приведу ряд приемов, позволяющих пользоваться в большинстве случаев стандартной ложей. Обычно у стандартной ложи высота гребня уменьшается к пятке затыльника. Поэтому, изменяя длину ложи при рекомендуемом питче, найдите такое место на гребне, где обеспечивается вышеуказанная постановка головы и линия прицеливания.

Если ложа немного длинна или мушка находится не посередине, а слева от оси прицельной планки, уменьшите при вскидке и вкладке ружья в плечо угол между ружьем и линией плеч. Увеличивая угол, получите обратный результат.

Если приклад немного коротковат, перенесите руку на цевье вперед, если длинен – наоборот. Изменить питч и длину ложи, запастись 2-3 прокладками под затыльник или амортизатор, в зависимости от толщины одежды, обеспечивающими постановку головы на одном и том же месте гребня, под силу любому охотнику даже дома.

Совсем просто летом пользоваться резиновым амортизатором, осенью и зимой простым затыльником. Но не упрощайте все до крайности, помните, что только правильно подогнанное ружье и мастерство охотника – гарантия успешной и стабильной стрельбы на охоте.

Руки прочь от охотничьих собак!

Фото автора.
<br />» title=»Фото автора.<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото автора.</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>На митинг собралось более 200 владельцев охотничьих собак, охотников и просто неравнодушных людей, которым небезразлична судьба наших питомцев, которых классик отечественной охотничьей литературы С.Т. Аксаков любовно называл «душой охоты».</p>
<p></p>
<p>Среди выступивших против включения в ФЗ 219 «Об охоте…» поправки о запрете контактной притравки, нагонки и натаски собак, означающей, по сути, смертельный удар по отечественным обычаям, традициям и истории нашей культуры и собственно охоты, были председатель МООиР В.М. Кирьякулов, М.Г. Кузина, В.П. Кузенков, А.М. Михайлов, И.Б. Панаев, В.А. Гаврилин, заводчики охотничьих собак и простые охотники, которые не представляют охоту без четвероногих помощников.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Резолюция участников всероссийской акции "В защиту правильной охоты и кровного собаководства"</p>
<p></p>
<p>Единодушное мнение всех выступавших можно описать кратко: «Руки прочь от охотничьих собак!» Теперь нам всем осталось только поддержать работу согласительной комиссии, созданной по результатам рассмотрения данного вопроса в Совете Федерации РФ, которую возглавил сенатор от Нижегородской области В.А. Лебедев, охотник и владелец охотничьих собак. Работа комиссии обещает быть непростой. </p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото автора.

Жаль, что проведение митинга не было должным образом информационно подготовлено, чем можно объяснить столь малочисленное количество собравшихся и весьма скромное представительство  регионов страны.

Семинский перевал — 2017: прошли состязания лаек по белке

Фото автора.
<br />» title=»Фото автора.<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото автора.</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Организатор состязаний общественная организация Общество охотников и рыболовов Майминского района Республики Алтай совместно с Бийской МРООиР, Новосибирским ОООиР и Алтайской краевой общественной организацией ВФСО «Динамо».</p>
<p></p>
<p>Место проведения: Семинский перевал Онгудайского района Республики Алтай.</p>
<p></p>
<p>Небольшое количество энтузиастов, истинных любителей охотничьих лаек и охоты с ними по пушному зверю, организовали такое масштабное мероприятие.</p>
<p></p>
<p>Параллельно состязаниям проходили испытания, в каждых работало по две комиссии.</p>
<p></p>
<p>Испытания и состязания по белке — бесконтактная работа. Это не десятиминутное «единоборство» с привязанным на площадке зверем под аплодисменты «болельщиков».</p>
<p></p>
<p>Здесь, а в горной со скальником лесной местности особенно, кроме чутья и других элементов работ, нужна выносливость. И экспертам тоже надо потопать.</p>
<p></p>
<p>Оргкомитет заранее организовал запись участников состязаний и испытаний, что сократило время жеребьевки. Заблаговременно неоднократно участки проверялись с рабочими лайками на наличие белки.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Становление лайки: от щенка до рабочей собаки"</p>
<p></p>
<p>Результаты проверок показали достаточное количество зверька для проведения данных мероприятий.</p>
<p></p>
<p>В день открытия не было сказано помпезных речей. Председатель оргкомитета Вячеслав Тимофеевич Суханов представил экспертные комиссии по состязаниям и испытаниям. Объяснил условия проводимых мероприятий, указал участки их проведения.</p>
<p></p>
<p>Поднял флаг состязаний В.М. Крынин, владелец западносибирской лайки по кличке Шархан 4100/13, чемпиона двух предыдущих состязаний лаек по белке.</p>
<p></p>
<p>Ежедневно подводились итоги согласно представленным председателями комиссий результатов работ.</p>
<p></p>
<p>По результатам состязаний из 35 западно-сибирских лаек 12 получили диплом I степени, 6- II степени и 4 — III степени, 4 расценены без диплома и 9 остались без расценки и диплома.</p>
<p></p>
<p><strong>Диплом I степени получили:</strong></p>
<p></p>
<p>Шархан В.М.Крынина (97 баллов), Аян-Барс Ю.В. Голикова (95), Тунгус В.К. Волегова (94), Яшма О.И. Димакова (94), Касатка В.К. Волегова (93), Тунгус В.М. Горева (93), Дара В.Н. Сидорова (90), Рям Г.И. Изместьева (87), Тикси Д.В. Крынина (85), Линда Ю.В. Голикова (85), Хант А.Б. Быкова (83) и Шуя Ю.В. Куранова (81).</p>
<p></p>
<p><strong>Диплом II степени получили:</strong></p>
<p></p>
<p>Теба В.В. Суркова (85), Шельма В.М. Крынина (85), Хара О.И. Димакова (83), Тунгус В.С. Кононова (79), Лата И.В. Бояршина (74), Машенька В.К. Волегова (70).</p>
<p></p>
<p><strong>Диплом III степени получили:</strong></p>
<p></p>
<p>Сармат С.П. Федосеева (75), Байгол Л.С. Кононова (75), Кучум В.А. Чупрунова (69), Кушарь М.И. Матюхова (62).</p>
<p></p>
<p>Единственная восточно-сибирская лайка Илим А.П. Зуева получила диплом II степени (72 балла).</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Истинные энтузиасты: состязания лаек в Югре"</p>
<p></p>
<p>На испытаниях из 49 лаек дипломы I степени получили 9 западно-сибирских лаек и 1 карело-финская лайка, дипломы II степени — 6 западно-сибирских лаек и 1 карело-финская лайка, дипломы III степени 8 западно-сибирских лаек и 5 карело-финских лаек.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото автора.

Итак, на испытаниях дипломы получили:

Первое командное место:

команда Алтайского края «БиК» (Бийск, Красногорск) 339 баллов

лзс Тунгус 5114/14, вл. В.М. Горев, I cт. 93 б + 25 б = 118 б

лзс Дара 3612/13, вл. В.Н. Сидоров, I ст. 90 б + 25 б = 115 б

лзс Шуя 4816/14, вл. Ю.В. Куранов, I ст. 81 б + 25 б=106 б

Второе командное место:

команда Алтайского края «Лучшие лайки Бийска» 338 баллов

 лзс Аян-Барс 4101/13, вл. Ю.В. Голиков, I ст. 95 б + 25 б =120 б

 лзс Линда 2832/12 , вл. Ю.В. Голиков, I cт. 85 б + 25 б = 110 б

 лзс Хант, вл. А.Б. Быков, I ст. 83 б + 25 б = 108 б

Третье командное место:

команда Республики Алтай «Крынин ВиД» 337 баллов

лзс Шархан 4100/13, вл. В.М. Крынин, I ст. 97 б + 25 б +5 б =127 б

лзс Тикси, вл. Д.В. Крынин, I ст. 85 б + 25 б = 110 б

лзс Шельма , вл. В.М. Крынин, II ст. 85 б + 15 б = 100 б

Самое оптимальное время для натаски, испытаний и состязаний при достаточной кормовой базе для белки — это середина и вторая половина сентября. В это время белка жирует, меняет летний убор на зимний, активна практически целый день.

Погода на Семинском перевале не баловала — был дождь, дождь со снегом, снег, солнце и ветер. Но рабочим собакам погода помехой не была. Местность пересеченная, горная, встречаются скальники.

Читайте материал "Охота с лайкой на куницу"

Растительность — высокоствольные кедры, изредка одиночно растущие лиственницы. Кое-где встречались на склонах гор небольшие участки кустарника жимолости. Встречались вывороченные ветром стволы могучих кедров.

У кедров, растущих группами, кроны смыкающиеся, что даже при небольшом ветре, затрудняло слежку, а зачастую невозможно было не только стронуть, но и просто увидеть затаившуюся белку.

Большое спасибо председателю оргкомитета В.Т. Суханову, членам оргкомитета А.В. Остапенко, Г.И. Изместьевой, В.Н. Сердюкову, И.В. Жданову, проделавшим большую работу по организации и проведению данного мероприятия.

За объективное судейство благодарность председателям и членам экспертных комиссий: В.Т. Суханову, В.М. Гореву, А.В. Попову, О.А. Горлеву, Е.М. Судницыну, А.К. Дерингу, В.В.Степченко, Т.С. Шавровой, И.Е. Кадцыну, Е.М. Лучниковой, В.И. Новоселову, А.И. Кормину.

Спасибо всем, оказавшим материальную помощь: О.Ю. Бебишеву, О.И. Димакову, Р.Ю. Григорьеву, Ю.В. Голикову.

Читайте материал "Флажки на льду"

Спасибо А.С. Сметанину за многочисленную команду рабочих карелок, к сожалению, выставленных только на испытания. Спасибо всем владельцам лаек, принявшим участие в состязаниях и испытаниях.

Отдельное спасибо организаторам за доверие мне быть главным экспертом состязаний.

Старая лайка спасла охотника от медведя

 

Случилось это в начале октября.

В том году зима на севере Оби наступила рано из-за выпавшего обильного снега, который окончательно лег до следующей весны, плотно укрыв приобские земли.

Снег быстро расставил все точки над и. Кому было положено улететь на юг, тот улетел, а кому надо было залечь в норы и берлоги, тот залег.

— В тот день, — начал свой рассказ Петр, — я решил походить со своим годовалым кобелем западносибирской лайки, чтоб поднатаскать его. Да увязался за нами мой старый западник, кобель по кличке Рыжий.

Сколько я его ни гнал от себя, он не уходил. Пришлось махнуть рукой: пусть идет с нами! Много лет и я знал Рыжего. Когда-то давно его мать еще щенком привезли из Свердловска. И вот от вязки с местным кобелем появился на свет Рыжий.

Это была мощная породистая западносибирская лайка, и только желтый цвет глаз выдавал в ней аборигенные крови дальних предков. Охотничий азарт и трудолюбие кобеля много лет доставляли Петру радость на охотах.

Рыжий был из тех собак, кого хозяин со скупой слезой на глазах вспоминает всю жизнь и ставит в пример последующим помощникам как эталон, к которому нужно стремиться. Действительно, таких, как Рыжий, судьба дарит охотникам нечасто, один или два раза за всю охотничью жизнь.

Но век лаек недолог, стал Рыжий с годами и глуховат, и слеповат, и чутье притупилось. Не раз в последние приезды к Петру я слышал от него, что пес начал совершать ошибки и сбивать с толку молодых лаек, мешая на охоте. То пустую дупляну облает, то по старому следу лося побежит с голосом.

Читайте материал "С лайкой на медведя: почему не все лайки становятся медвежатницами"

А на Севере с лайками, которые становятся помехой на охоте, не церемонятся и быстро решают их судьбу. Петр перестал брать Рыжего на охоту, чтобы тот не попал под горячую руку. Но в тот день, о котором идет речь, мой товарищ, махнув рукой, ушел обходить лесные гривы на пойменной стороне Оби с двумя собакам

 

Обходя один из участков леса, Петр услышал, как залаял молодой кобелек, правда, залаял как-то неуверенно. Идя дальше, охотник наткнулся на свежий след лося и решил его потропить: а вдруг подфартит?

Рыжий составил ему компанию, пробежав своей старческой рысью вперед по следу. Чуть погодя к ним подстегнулся и молодой кобелек. Пройдя какое-то расстояние, Петр понял, что лось останавливаться не собирается.

Охотник решил вернуться и проверить, на кого мог лаять молодой кобелек: а вдруг там дупляна? Собаки убежали вперед. Их лай доносился до Петра то приближаясь, то пропадая. По охотник знал, что собаки нашли и облаивают кого-то внизу: или соболя загнали в корневища, или берлогу нашли.

Читайте материал "Ковер из медвежьей шкуры — знатный трофей"

Осторожно приблизившись, Петр увидел отверстие в земле, похожее на чело берлоги, которое было уже порядочно разрыто собаками в отчаянной попытке прорваться внутрь. Петр ждал, как будут развиваться события, но вдруг из отверстия показалась и быстро нырнула обратно башка медведя.

Собаки отпрянули от чела.

— Я был готов к появлению зверя, — вспоминал Петр, — и в напряжении ожидал, когда это произойдет.

Неожиданно медведь выскочил из берлоги и на какое-то мгновение задержался возле нее, как бы осматриваясь, кто его побеспокоил. Я сделал два выстрела. Но медведь не свалился, а, страшно рявкнув, быстро заскочил обратно в берлогу.

Я не знал, какой урон нанес зверю, но что я его зацепил, было очевидным. Я начал было перезаряжаться, как вдруг медведь, в два прыжка, оказался возле меня.

За какую-то долю секунды передо мной возникли лохматая окровавленная башка (потом выяснилось, что одна пуля попала в нижнюю челюсть) и злые, налитые кровью глазки.

Все произошло настолько быстро, что я и испугаться не успел, только инстинктивно отпрянул назад и спиной уперся в ель. Руки судорожно пытались поменять патроны в ружье. Неужели рукопашная? Судьба жестко решила испытать меня, столкнув нос к носу с медведем.

Давно, еще по молодости, шишкаря в лесу с напарником, мы наткнулись на двух медвежат, от страха забравшихся на кедрину, и решили их заполучить. Напарник полез с мешком на кедр, а я остался внизу. И тут появилась мамаша, молодая медведица, и поперла на меня. Ох и шуму тогда было в лесу!

Верещали от страха медвежата, орал перепуганный напарник, обнявши кедр, ревела медведица, наступая на меня, вопил и матерился я, размахивая топором, как пропеллером. Страху мы натерпелись тогда — не передать словами!

Читайте материал "Поведение медведя при встрече с человеком"

И ведь отошла медведица, встала недалеко за кустами, шипя и рыкая в ожидании, когда мы, два дурня, уйдем. Почему меня она тогда не замяла, до сих пор понять не могу. Наверное, страшный вид у меня тогда был…

Ну а сейчас как на грех ни топора, ни ножа под рукой не было, все лежало в снятом рюкзаке. От безвыходности ужас перехватил горло, сумрачные мысли мелькнули в голове. Все происходило как в каком-то замедленном сне. Косолапый почему-то тормознул, резко развернувшись ко мне вполоборота.

И я увидел, что у него на спине висит Рыжий. И ведь не за гачи взял его — вцепился ему в загривок! Вот этой самой малой толики времени мне хватило, чтобы загнать в ружье патроны и в упор уложить медведя подле себя.

Слава Богу, и я остался цел, и собаки не пострадали. И небо стало голубым, и птички защебетали.

 — Удивительно, до чего все удачно сложилось тогда! — закончил свой рассказ Петр. — Хорошо, что Рыжий увязался за нами, а то бы не сидел я с тобой, чаек не попивал. Видно, судьба так распорядилась, а может, Кто и повыше.

Вот так старый кобель Рыжий спас своего хозяина от медвежьих объятий на своей последней охоте.

С лайкой на медведя: почему не все лайки становятся медвежатницами

Поведение лайки при встрече с опасным хищником, раскрытие потенциала ее рабочих качеств во многом зависят от психологического настроя хозяина . ФОТО АЛЕКСАНДРА ПРОТАСОВА
<br />» title=»Поведение лайки при встрече с опасным хищником, раскрытие потенциала ее рабочих качеств во многом зависят от психологического настроя хозяина . ФОТО АЛЕКСАНДРА ПРОТАСОВА<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Поведение лайки при встрече с опасным хищником, раскрытие потенциала ее рабочих качеств во многом зависят от психологического настроя хозяина . ФОТО АЛЕКСАНДРА ПРОТАСОВА</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Волки, близкие родственники лаек, страха перед медведем не испытывают. Способные к организованным коллективным действиям, они успешно отгоняют косолапых от логова, берут свою долю от их добычи и иногда даже охотятся на них.</p>
<p></p>
<p>Собаки же (предки которых, кстати, не боялись медведей) в процессе одомашнивания и отбора по желательным для человека качествам попутно теряли способность работать по медведю.</p>
<p></p>
<p>Даже среди лаек, как заводского разведения, так и местных, из сибирской глубинки, встречаются особи, испытывающие страх перед хищником. Такие собаки откровенно боятся медвежьего запаха и не едят медвежатину.</p>
<p></p>
<p>Причин тому, что сегодня так мало лаек-медвежатниц, несколько. Начнем с того, что и самих охотников-медвежатников совсем немного. Основная масса промысловиков ходит в тайгу за пушниной, другие виды добывает попутно. Охота с лайкой, как правило, одиночная.</p>
<p></p>
<p>Большинство охотников к контакту с медведем в одиночку не стремятся. Собака чувствует психологический настрой хозяина, в том числе и его страх перед медведем.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Нелегкий медведь: удача улыбнулась"</p>
<p></p>
<p>Лайки, владельцы которых от встреч с хищником предпочитают уклоняться, наследственные способности медвежатников проявляют только в крайнем случае, например, при нападении зверя на хозяина.</p>
<p></p>
<p>Обычно при встречах с медведем такие лайки его облаивают с безопасной дистанции и, отогнав немного, возвращаются к хозяину. А у промысловиков, успешно добывающих медведей, собаки и берлоги охотно ищут, и на схватку со зверем способны.</p>
<p></p>
<blockquote><p>
</p>
<p>Мне приходилось наблюдать, как взрослые рабочие лайки, сменившие хозяев на охотников-медвежатников, начинали успешно работать по медведю.</p>
<p></p></blockquote>
<p></p>
<p>Многое зависит от первой встречи молодой собаки с медведем. Зверь может так напугать щенка, что страх перед ним останется у собаки на всю жизнь. Очень плохо, когда испуганный щенок бежит спасаться к хозяину, а медведь на большой скорости следом. В этом случае лайка уже не защитник, а источник повышенной опасности.</p>
<p></p>
<p>При первой встрече лайки с медведем многое зависит от поведения последнего. Медведицы с потомством, как правило, активно преследуют оказавшуюся близко собаку, крупные одиночные звери ограничиваются короткими демонстративными выпадами.</p>
<p></p>
<p>Молодая лайка, впервые встретившая такого медведя, облаивает его с безопасной дистанции, но после его агрессивных выпадов прекращает преследование. Зачастую потом  эти собаки становятся медвежатницами.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

ПРОВЕРИЛ НА ШКУРЕ

Медвежатницей может стать почти любая лайка, не имеющая наследственного страха перед зверем. В Восточной Сибири охотники, приобретающие щенков от малознакомых собак, проверяют реакцию суки и щенков на медвежий запах, пользуясь кусочком свежей медвежьей шкуры. Это позволяет избежать приобретения щенка с наследственным страхом перед зверем. А дальше все зависит только от охотника: если он сам медвежатник, то и лайка будет работать по медведю. ФОТО ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Воспринимать медведя как желательный объект охоты лайка начинает только после добычи этого зверя. После успешной охоты у собак проявляются злоба к хищнику и настойчивость в его преследовании, то есть вязкость. Известны также случаи, когда щенки начинали работать в паре со взрослыми опытными собаками, а дальше все зависело от охотника.

Читайте материал "История одной встречи с медведем"

Если тот будет добывать медведей, то и собаки станут ему помогать в этом, с каждой охотой приобретая все больший опыт. Но тут нельзя забывать, что у лаек хорошо развита рассудочная деятельность, то есть выбор, как поступать в том или ином случае, они делают самостоятельно.

В силу этого на их рабочие качества влияет и отрицательный опыт, полученный на медвежьей охоте. Приведу несколько примеров.

Западносибирская лайка Лушка (владелец Юрий Царев из Новосибирска), зрелая опытная сука, имевшая в активе успешные охоты и дипломы по медведю, на очередной охоте едва не погибла. Медведица подцепила лапой работающую у чела собаку и задернула ее в берлогу.

Минут через десять после этого зверя добыли и вытащили наружу. Надежд на то, что собака осталась жива, не было.

Но хозяин обнаружил ее в берлоге под слоем подстилки живой, с незначительными поверхностными травмами.

Лайка, оказавшись в безвыходной ситуации, спряталась и затаилась. После этого случая сука продолжала работать по пушным видам и крупным копытным, но контактов с медведями избегала.

Одна из моих лаек Ханта, прямой потомок Лушки, впервые встретилась с медведем в возрасте семи месяцев. Работала азартно, на близкой дистанции со зверем. Я успел на лай как раз к моменту, когда Ханта завизжала от боли.

Первый выстрел я сделал в воздух, чтобы отвлечь медведя от щенка. После этого увидел и зверя, и живую лайку. Второй выстрел был прицельным. Тяжело раненный медведь через несколько минут был добыт при активной помощи собаки.

Читайте материал "О следах бурого медведя"

Перед первым выстрелом она попала под удар медвежьей лапы, но увернулась и отделалась небольшой рваной раной на лопатке. Но вопреки моим надеждам медвежатницей в полном смысле этого слова Ханта не стала.

Медведя не боялась, при неожиданных контактах работала, причем агрессивно, но, прогнав зверя метров на триста, всегда его бросала. Берлоги во время промысла наверняка встречала каждый сезон, но ни одной не облаяла.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Меня это устраивало: безопасность была обеспечена, пушнина добывалась. Сменившая Ханту ее дочь Юхта Вторая в охотах на медведя участвовала в годовалом возрасте. Все проходило удачно.

Она облаивала медведей при близких встречах с ними, по несколько часов их гоняла, в каждый сезон находила и показывала по две-три берлоги, но потом поняла, что это дело бесперспективное, мне не нужное, и стала косолапых просто прогонять.

Вероятно, уделяй я этой охоте больше внимания, Юхта стала бы надежным помощником. Но для меня законная охота на медведя тогда была слишком затратной, а бить без лицензии — только проблемы себе добывать…

Зачастую ранения, в том числе серьезные, полученные от медведя, служат для лаек стимулом к дальнейшей работе по этому виду. Знаю несколько примеров, когда выжившие после ранений собаки продолжали активно работать и становились настоящими медвежатницами. Азарт в этом случае оказывался сильнее инстинкта самосохранения. И всегда это были кобели.

У лаек заводского разведения наличие дипломов по медведю обещает перспективу качеств медвежатников у их потомства. А вот притравки и испытания лаек по подсадному медведю далеко не всегда помогают выявить потенциал рабочих качеств собак.

Примеров, когда лайки, имеющие опыт успешных охот по медведю, не проявили себя на испытаниях, очень много.

Охотоведы Западно-Сибирской проектно-изыскательской экспедиции в 70–80-е годы ХХ века имели возможность не только проводить много времени в тайге, максимально раскрывая способности своих собак, но и участвовать в испытаниях, ведь без дипломов наших лаек не допускали к законным вязкам.

Читайте материал "Смешная история про добытого медведя"

Так вот, на испытаниях выяснялось, что собаки сами решают, что им делать. Кобели моих коллег Анатолия Александрова и Жанны Каншиной, классные работники по дикому зверю, на привязанного зверя не реагировали.

Агрессивные и сильные, с характерами лидеров, они вместо облаивания медведя устраивали жестокие драки с другими участниками испытаний.

Считаю, что собаки были по-своему правы: медведь привязан и не опасен, хозяин без ружья — значит, это явно не охота, и всем лающим и рычащим шавкам нужно объяснить, кто тут главный и самый сильный.

Моя Юхта Вторая тоже «отличилась». Собачка хорошо проявила себя в тайге, и казалось, что диплом заработает легко. Перед испытаниями, с вечера, я ее не кормил, чтобы она легче скакала.

Но многочисленные зрители набрали в ближайшем киоске пряников и набросали их медведю. А Юхта пряники любила, и на глазах у судей наперегонки с медведем их начала собирать. Из-за этого они даже чуть не подрались: в какой-то момент Юхта вздыбила шерсть на загривке, сделала выпад на зверя и рявкнула, да настолько убедительно, что умный косолапый не стал «с этой дурой» связываться и уступил пряник.

Но увы, единственного Юхтиного «ррр-гав!» нам для диплома не хватило. А вот моя лучшая медвежатница Метка, в предках которой были и западносибирские, и эвенкийские лайки, испытания воспринимала как активное развлечение и дипломы зарабатывала легко. Собаки, как и люди, все разные…

Опыт, полученный лайками на успешных притравках и испытаниях, в тайге может привести к нежелательным последствиям. Найда, городская лайка с прекрасной родословной и пачкой дипломов по медведю, досталась мне взрослой.

Летом у нас произошло несколько контактов с медведями в тайге, в том числе близкая встреча с медведицей при выводке. Найда проявила себя прекрасно, показала, что может работать успешно. Но осенью при попытке остановить медведя погибла.

Читайте материал "Необычное поведение медведя на овсах"

Все произошло у меня на глазах. Лайка кружила зверя на крутом склоне, я уже высматривал путь к месту, где мы встретимся. Но, отпрыгнув от зверя в очередной раз, Найда попала в густой куст рододендрона даурского. Там медведь ее и прихлопнул передними лапами…

Считаю, что Найду подвел опыт притравок и испытаний. Тайга сильно отличается от утоптанной ровной площадки, а подвижность дикого зверя цепью не ограничена.

На испытаниях, кроме лаек, медведя успешно облаивают и собаки других пород. Но, к примеру, бесстрашные и подвижные ягдтерьеры не могут остановить на реальной охоте в тайге медведя, уходящего по чаще, а в схватках с ним чаще всего гибнут.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Таксы к хваткам не стремятся, работают умнее и остаются в живых, но уходящего медведя тоже не останавливают. Знаю несколько достоверных случаев успешных охот на медведя с таксой и один — с русским спаниелем.

Слышал также об удачных охотах на медведя с русскими гончими и даже с эрдельтерьером, уверенно крутившим медведя. Но это скорее исключения. Результативно по медведю работают все-таки только лайки.

Читайте материал "Белый медведь: верхушка пищевой цепочки"

В культуре народов нашей страны была традиция подготовки лаек-медвежатниц. Например, во всех «медвежьих» праздниках, кульминацией которых были забой и поедание выращенного в неволе медведя, вместе с людьми участвовали местные собаки.

Праздники эти были имитацией удачной охоты, где собаки имели возможность убедиться, что медведь — желанная добыча, а люди, соответственно, могли оценить отношение собак к опасному зверю. Традиция выращивания медведя для последующего праздничного действия давно ушла в прошлое. Но можно предположить, что медведя использовали для подготовки собак.

В конце 70-х годов прошлого века я по охот-устроительным делам оказался на юго-востоке Алтайского края, где медведя в тайге очень много. В селе Чарышском (бывшая казачья станица) дед Максим Немцев, охотник-промысловик, рассказал мне о старом казачьем способе подготовки лаек-медвежатниц.

В те времена в стране охота на медведя была общедоступной, а в предгорном Алтае — крае пасек и отгонного животноводства — она поощрялась и сроками не ограничивалась. Местная заготконтора ежегодно принимала больше двух десятков медвежьих шкур, намного больше, чем любой промхоз Сибири.

Читайте материал "Ковер из медвежьей шкуры — знатный трофей"

Обычно дед Максим промышлял пушнину только с одной собакой и, хотя особого внимания медведям не уделял, добывал их каждый сезон. Его кобели, все с одной и той же кличкой Беркут, сменяющие один другого, работали по медведю в одиночку исключительно надежно. А готовил их дед, по его же словам, способом местных таежников.

Будущего медвежатника, щенка от проверенных родителей, выращивали вместе с медвежонком. Медвежата быстро растут, а лайки быстро взрослеют, да и характер у них формируется быстро. Эта разница в темпах роста и формирования характера медведя и лайки стала основой способа. Сначала щенка и медвежонка обильно кормят, они живут дружно, вместе спят и вместе играют.

Потом, когда медвежонок заметно перерастает щенка, разовая порция корма сокращается. Медвежонок, пользуясь превосходством в росте и массе тела, оттесняет щенка от чашки и съедает корм полностью.

Щенок, оставшийся два-три раза голодным, начинает воевать за корм и обязательно побеждает (в дальнейшем первая порция корма всегда выдается в размере, достаточном только для одного животного). Медвежонка кормят позже, когда щенок сыт.

Читайте материал "Русские медведи: записки охотоведа"

В процессе ежедневных конфликтов из-за еды собака узнает особенности поведения медведя в драке и свои возможности им противостоять, то есть приобретает необходимые для лайки-медвежатницы опыт и уверенность в собственных силах.

 

Если охотник не медвежатник, то и его собаки постараются не связываться с медведем. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Мнений, как должна работать лайка по медведю, несколько. При добывании медведя из берлоги опытными охотниками собаки не используются. Ведь когда собак у чела несколько и все агрессивны, они мешают друг другу и в результате получают травмы и гибнут.

У меня был случай, когда медведь из четырех участвующих в охоте лаек двух успел ранить, а остальных озверевших от азарта собак пришлось в челе по одной за хвосты ловить и привязывать. Поэтому у берлоги собаки обычно находятся на привязи, их отпускают или добычу трепать, или подранка догонять.

На охотах, где медведя ждут на приваде, на овсяном поле лайку используют только для поиска подранков.

Как правило, в охотхозяйствах, специализирующихся на организации охот на медведя, лайки имеют возможность проявить свои наследственные задатки медвежатниц. Но специальных охот на вольного медведя с лайками уже нет.

Читайте материал "Поведение медведя при встрече с человеком"

При промысловой охоте в тайге главная цель не медведь, а пушнина. Следовательно, длительным преследованием медведей таежники не занимаются, это просто нерациональная трата времени. А их лайки просто не могут получить опыта.

Сейчас, когда пушной промысел потерял былую экономическую привлекательность и перестал быть массовым, количество лаек, активно используемых на охоте, сильно сократилось. Тем не менее медвежатники нам нужны, ведь обилие медведя в Сибири повсеместно высоко, звери заходят даже в крупные города.

Червонец и Найда

 

Контингент офицеров, по преимуществу, был местный или, яснее ска­зать, в нем служили только такие лица, которые сами или их родители владели в губернии какой-нибудь земельной собственностью; пришельцев же из других мест было очень мало.

Полк этот, по единодушию и дружеским взаимным отношениям, представлял редкий образчик сжив­шейся в согласии офицерской семьи.

Чтоб попасть в чис­ло офицеровъ полка, необходимо было запастись солидными и вескими рекомендациями.

Но вот однажды, к общему изумлению, в штаб полка пришла бумага, в которой зна­чилось, что по распоряжению начальства из гвардии, для пользы службы, со старшинством, переводится в полк штаб-ротмистр Литвинов.

Литвинов уже потому не мог быть желателен в полку, что многим садился на шеи и тормозил производство свер­стников в следующий чин; кроме того, скромные армейцы стеснялись общества блестящего гвардейского офицера и на первое время условились обращаться с ним, если не свы­сока, то во всяком случае, только с вежливой холодностью, не допуская в обращении ничего товарищеского.

Литвинов быль назначен как раз в тот эскадрон, которым командовал ваш отец который, таким образом, стано­вился к нему в отношения непосредственного начальника.

Ожидания Литвинова продолжались очень долго, но на­конец-то он явился и своим появлением рассеял на не­сколько дней скуку деревенской жизни полка, заставив о себе заговорить чуть ли не все население: полковой портной, еврей Абрам, ожидали от него новых заказов и в виду предстоящих благ с удовольствием потирал руки; вы­крест же из евреев, сапожник Торкевич, отличаясь крайней болтливостью, успел уже всем разблаговестить, что ему гвардейский офицер заказал чуть ли не двадцать пар форменных сапог.

Но более всех, как водится, при этом нашумели дамы полка. Они употребляли всевоз­можные средства, чтобы узнать, что за человек Литвинов, женат-ли, очень богат или не очень, хорош-ли у него выезд, много ли верховых лошадей и роскошна ли обста­новка квартиры; офицеры, хотя втайне и сочувствовали их стремлениям, но были скрытнее и не показывали вида, что и для них Литвинов значит нечто такое, к чему невоз­можно относиться равнодушно.

Как нарочно, новый офицер обставил себя какою-то таинственностью и не спешил явиться к надлежащему на­чальству; начальство же со своей стороны терялось в догадках и не знало, чему приписать подобное замедление и отступление от установленных правил.

Дело объяснилось только тогда, когда получен был рапорт о болезни Лит­винова и потребовался доктор навестить больного.

Moжно себе представить, с каким нетерпением, конечно позволительным в этом случае и исходившим из участия к страданиям бедного ближнего, дамы ожидали возвраще­ния доктора!.. Но к их великому огорчению и досаде, док­тор напустил на себя важность, казался очень озабоченным и остался нем, как рыба, что с ним случалось всегда, когда приходилось играть какую-нибудь роль.

Недели две спустя, Литвинов, совершенно оправившись после представления полковому командиру, отправился к эскадронному, на дворе которого увидел заседланных ло­шадей, а около них вертевшихся борзых.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Все это, каза­лось, его очень почему-то поразило и он, забыв совер­шенно о том, что пришел являться, углубился в созерцание борзых и в рассматривание их достоинств и недостатков, а когда борзятник начал рассказывать про их полевые качества, то он выслушал его с величайшим вниманием, не прерывая ни одним словом и только вид вестового, явившегося с приказанием от эскадронного ко­мандира подавать лошадей, напомнил ему его служебную обязанность и он попросил доложить о себе.

— Честь имею явиться, — сказал он вашему батюшке, Ипполиту Ивановичу, — штаб ротмистр Литвинов.

— Душевно рад познакомиться с будущим сослуживцем, — отвечал Ипполит Иванович и попросил гостя са­диться.

— Я, кажется, не во время явился? — произнес Литви­нов, — Вы собираетесь на охоту, а потому позвольте мне откла­няться.

— Нет, прошу вас не стесняться, еще довольно рано и я могу уделить вам час времени. Едучи сюда, я никак не воображал, что мне при­дется встретиться с опытным борзятником.

— Что же, это вам не нравится'?

— О, нет, напротив… но истинных борзятников так мало среди офицеров… Многие держат борзых только для того, чтобы иметь, случай лишний раз порисоваться пред окнами, где сидят дамы и показаться в франтовском, туго затянутом, казакине.

Однако он человек довольно прямой, подумал Ипполит Иванович, поглядев на свой франтоватый костюм. Литвинов, очевидно, спохватился, но нимало не смуща­ясь, продолжал:

— Хотя сказанное мною может быть вами отнесено на свой счет, но то, что я видел, ясно утверждает про­тивное.

— А вы уже видели моих собак?

— Да, я их видел!

— Какого же Вы об них мнения?

— Ваши собаки, — сказал как бы взвешивая каждое сло­во Литвинов, — бесспорно, имеют много достоинств; между ними попадаются экземпляры с богатырской сложкой и вид­но, что это установившийся тип собак; но в них нет одного.

— Интересно знать чего? — спросил крайне заинтересо­ванный Ипполит Иванович.

— Им не достает породы!

— Это что-то новое. Я охочусь, не вдаваясь в эти тон­кости, и мне никогда не приходилось обсуждать вопрос о собаках с этой стороны. Впрочем, иногда может слу­читься и так, что станешь гоняться за породностью — ее выведешь, но за то многое из прежнего досуга потеряешь, — будут породны, но тупы. Да, наконец, необходимо создать идеал, к чему стремиться и чего добиваться.

— Идеал ясен: его спутники — красота и лихость.

— Вы это так просто говорите, точно сами имеете таких собак или видели их?

— Да, я имею таких собак, отвечал твердо Литви­нов, и им нет соперников!

— Это что же, вызов для первого знакомства? — спро­сил Ипполит Иванович.

— О, нет, — отвечал Литвинов, — вызова не может быт; я не имею права и не желаю конфузить ваших собак; я сам охотник, и понимаю, что значит потерять веpy в своих любимцев, потому раз и навсегда никогда никому не делаю подобных предложений и поставил себе за правило, ни с кем не съезжаться.

Когда были произнесены Литвиновым эти уверенные слова, Ипполит Иванович не знал, что думать о своем новом сослуживце. Да и все это представление казалось ему невероятным: вместо того, чтобы с Литвиновым говорить о службе, ради которой он пришел и указать ему новые обязанности и то положение, которое он должен занять в эскадроне, разговор сразу коснулся собак и дошел чуть не до спора.

Первый раз, за все время командования эскадроном, к нему является такой офицер…. Или это действительно охотник, посвятивший себя всецело этой страсти и которому удалось добиться блестящих результатов, или пустой фразер, каких немало водится на Руси.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Но для чего и для какой цели Литвинову говорить неправду? Ведь он мог предполагать, что Ипполит Иванович не успокоится и не оставит это так, а постарается проверить его слова… A может быть и оттого Литвинов хвалит собак, что собаки где-нибудь далеко и их не придется Ипполиту Ивановичу видеть?..

— Скажите, пожалуйста, — спросил он Литвинова, — где же ваши собаки?

— Здесь, — отвечал Литвинов.

— В таком случае, прошу показать…

 — Очень рад. Пойдемте.

Взяв шапки, они быстро вышли во двор.

— Расседлать лошадей! — крикнул вестовым Ипполит Иванович, и, не взглянув на ласкающихся к нему борзых, направился на квартиру штаб-ротмистра.

Навстречу им ехал полковой командир.

— Вы что ж, назначили эскадронное учение? Хотите, штаб-ротмистру показать?..

— Виноват, полковник! — смутился майор, — штаб-ротмистр напротив намерен показать мне нечто инте­ресное. И неловко откланиваясь полковнику, он поспешил уда­литься, а недоумевающий командир полка покатил дальше, вероятно, ломая голову над тем, что может Литвинов показать интересного Ипполиту Ивановичу.

Когда они пришли на квартиру Литвинова, первое, что поразило Ипполита Ивановича, это большое число лошадей, стоявших у коновязи, которых чистили различных возрастов и одеяний люди; опытный глаз Ипполита Ивановича тот час же признал их за лошадей, не предназначенных для фронта, а исключительно для полевой охотничьей езды; особенно выделялся из них один жеребец золотистой масти, роста не более двух вершков и замечательно наряд­ный; все в нем обличало кровь карабахских лошадей и сопряженную с нею выносливость и резвость.

Эта лошадь звалась „Червонцем“ и составляла гордость, Литвинова: дорожил и берег он ее и, кроме себя, никому не позволял на ней ездить.

Праздные языки говорили, будто Червонец был подарком какой-то кавказской княгини, но никто из офицеров, за всю службу Литвинова, не решился спросить у него об этом.

Да и как спрашивать у человека, ко­торый был всегда далек от их круга, держал себя особняком и жил отдельною жизнью, не имевшей ни­чего общего с остальной средой? Но не будем забегать вперед.

Когда Литвинов ввел гостя в свое жилище, тот был поражен массою оружия, какое не всегда встретишь даже в магазине. Все стены были увешаны ружьями различных мастеров: тут были и малокалиберные винтовки, и ружья, специально изготовленные для стрельбы белок, стволы которых расширялись к концу; ружья кремневые с богатой насечкой и с уморительными фигурами охотников на замках, ружья до того тяжелые, что для стрельбы из них имелись подставки.

Но что особенно поражало, так это коллекция всевозможных кинжалов; казалось, к этому владелец приложил все своё умение и знания. Многие из них имели загадочные надписи, в которых нельзя было подозревать имен их фабрикантов, которые скорее походили на воззвания к правоверным для поражения гяуров.

В роскошной оправе, с мелкой, но очень отчетливой чернью, с ручками, украшенными ценными камнями, они блестели, переливались разноцветными огнями от игравших в них лучей солнца, не допуская мысли, чтобы в их клинках могла скрываться беспощадная смерть. Отдел кавказских ножей, со всевозможным набором, также стоил того, чтобы взглянуть на него. Но

Ипполит Иванович должен был поневоле оставить их без рассмотрения, так как другое, более интересное привлекло его внимание.

Из соседней комнаты выскочили четыре, необыкновенно красивые, серо-пегие борзые собаки и, ласкаясь, прыгали на грудь своего хозяина. Более совершенной красоты и однотипности своры трудно было себе представить.

Очевидно, это были однопометники, но такие, которых природа одарила всем, чем только могла — полнейшею безупречностью форм.

Долго смотрел на них Ипполит Иванович и нечто похожее на зависть начало западать в его душу. Что пред этими красавцами его несчастные цуньки?! И если полевой досуг Литвиновских собак равняется их красоте, то им, действительно, нет соперников!.. Но как убедиться в лихой поскачке собак, когда пути к этому отрезаны с первых знакомства с этим чудаком?..

И что еще странно: при таком изобилии служебного персонала, у него только четыре собаки… Должно быть, были еще, но те не могли равняться с этими – значит, не удовлетворяли крайне требовательного на этот счет Литвинова и потому были, вероятно, без сожаления уничтожены…

Такие охотники, как штаб-ротмистр, никому не дают собак из нежелания делиться ими и из боязни конкуренции… Или, может, у него практикуется способ охоты с борзыми, отличный от общепринятого?

— Ну, что же, каковы мои собаки? — сказал задумавшемуся Ипполиту Ивановичу Литвинов.

— Неужели все лихие?

— Хотя слово лихие на охотничьем языке означает нечто очень большое, но, тем не менее, мои собаки все действительно такие! – отвечал, не колеблясь, Литвинов.

— А нельзя ли их посмотреть в поле? — продолжал Ипполит Иванович.

— Майор, я тверд в своем слове, и никто моих собак с моего согласия не увидит в поскачке. Вы, мало зная меня, можете это отнести к причудливости моего ха­рактера или к тому, что я слишком люблю их и для меня поражение моих собак было-бы равносильно вели­чайшему несчастию. Но могу вас уверить, что им нет соперников, а если бы таковые появились, то в ту же ми­нуту я уничтожил бы своих собак, потому что держусь такого мнения: если за труды нет должной награды, то и результат их становится противен.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Всю эту фразу Литвинов произнес так решительно, что Ипполит Иванович нисколько не сомневался в том, что все это Литвинов исполнить.

— Да ведь вы своих собак ни с кем не сажали?

— Почем вы знаете, что мое правило не вытекает из проб, на которых собаки других владельцев потерпели страшное фиаско? Если я дал слово ни с кем не съезжаться и охочусь без свидетелей, то имею к этому достаточно веские причины.

— Ну, Бог с вами, штаб-ротмистр, бросим этот неприятный вам разговор и перейдем к другому вопросу, объяснение которого, вероятно, не будет так загадочно, как первое. Что означает такое множество людей и лошадей при одной своре?

— Это я могу вам сообщить с удовольствием. Дело в том, что для меня лично не было бы никакого интереса в том, если бы мои люди имели собак и травили ими зверя. Я предпочитаю этим заниматься сам, а люди только ровняются со мной и поднимают зверя; я же, на Червонце, который в скачке не уступить ни одной лошади, поспеваю с собаками всюду и травлю сам все, что бежит из под людей.

— Вот еще фантазия-то! — подумал Ипполит Иванович.

— Как же вы в начале осени обходитесь без гончих?

— Ранней осенью я не езжу, моя осень начинается с первого октября. Да и что за удовольствие травить из-под гончих? Зверь бывает полуживой и затравить такого не только что незанимательно, но даже неприятно. Выводков волчьих я также не люблю брать, а предпочитаю на­ехать материка в глухую осень в наездку и показать его в угон.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Поговорив еще с Литвиновым об oxoте и пожелав ему всего хорошего на новом месте служения, Ипполит Ива­нович отправился домой, всю дорогу размышляя об этом странном человеке и о способе его охоты.

Во многом он соглашался с ним, но и во многом расходился; так ему казалось, что Литвинов преувеличивает полевые до­стоинства своих борзых, и из нежелания показать их поскачку, майор сделал вывод не совсем лестный для Литвинова.

Подобных людей ему нередко случалось ви­деть во время его долгой жизни в полку: они всегда за­носчивы и только хвалят то, что им принадлежит а то, что видят у других, то не находят заслуживающим внимания: если же и похвалят, то тут же и покорят.

Ипполит Иванович не без желчи вспомнил, как сначала Литвинов похвалил его собак, а потом нашел их беспородными.

Через несколько времени ему совершенно случайно при­шлось быть очевидцем следующего происшествия: как-то раз майор, на беговых дрожках, собрался к одному со­седу на именинный пирог и, желая сократить путь, поехал не дорогою, а полевою межой.

Вдруг видит он, как мимо него несется матерый волк, а к нему с ужасающей быстротой доспевают борзые, на некотором же расстоянии от них, молодецки пригнувшись к передней луке и страш­но улюлюкая, пронесся на взмыленном Червонце Литвинов.

Через минуту борзые держали звездой волка, а соскочивший Литвинов схватил серого приятеля за уши и, при помо­щи подоспевших слуг, сострунил его.

Ипполит Иванович едва дышал от волнения.

— Вы точно языческий бог охоты, — сказал он Литви­нову, — все, что я видел, так поразительно и так идет в разрез с тем, что я думал, что мне приходится про­сить у вас извинения за слишком поспешное о вас мнение.

Как бы не расслышав слов мaйopa, Литвинов обра­тился к нему с вопросом:

— Каким образом вы сюда попали?

— О, совершенно случайно. Я еду к Куманину. Пожа­луйста, не подумайте, что я следил за вами, подобный образ действий я считаю для себя недостойным.

— Мне ничего и подобного не приходило в голову, но по какому направленно вы сейчас поедете?

— Мне дорога направо.

— А мне налево, — и пожав руку Ипполита Ивановича, Литвинов на рысях удалился. За ним тронулись его лю­ди, в тороках у которых были второчены и лисицы и ру­саки, а у одного был второчен еще другой волк.

— Гордый, гордый он человек и не сойтись ему с нашими офицерами! — думал Ипполит Иванович, — другой, в настоящем случае, поделился-бы впечатлениями травли, а этот только и нашелся, что спросить: „по какому направ­лению вы сейчас поедете…“. Майор передразнил Литвино­ва и, проклиная свое признание, поплелся шажком к соседу.

Предсказание Ипполита Ивановича сбылось. Литвинов и не думал сближаться с офицерами: все его отношения к ним ограничивались встречами по службе и нескольки­ми вскользь бросаемыми, ничего не значащими фразами.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Было ли это особенностью его характера, или Литвинов в своих товарищах не находил ничего занимательного и считал их ниже себя — определить трудно. Как строевик, он имел многие достоинства: службу знал прекрасно, ни­когда не манкировал ею, и самое взыскательное началь­ство не нашло-бы, в чем упрекнуть его.

В свободное от занятий время, Литвинов никогда не бывал дома и желавшие видеть его всегда получали один и тот же неизмен­ный ответь: «Штаб-ротмистр на охоте».

В полку часто бывали у семейных офицеров вечера, где собиралось все общество, веселясь, как умело, но никто не мог похва­литься тем, чтобы в числе гостей был Литвинов. Устраи­вались также кавалькады, но и в них он не участвовал.

В одну из таких прогулок верхом, общество офи­церов и дам отъехало верст за пять от селения и по­встречало громадный цыганский табор, который располо­жился на стоянку у берега реки. Офицеры подъехали к нему.

Из палаток выскочили черномазые цыганята с раз­личными просьбами и предложениями: кто просил копеечку и за нее обещался по плясать на двенадцать жил и, не до­жидаясь согласия, пускался в пляс, колотя немилосердно о сухую землю свои босые и черные, как уголь, ноги; цы­ганки предлагали погадать и за десять копеек сулили дамам блестящую будущность, а офицерам выигрыш в картах и бесконечное счастье в любви.

Смеясь и разговари­вая с цыганами, общество очутилось перед одной палаткой, которая, по своей претензии на щегольство, обратила их внимание: она была значительно больше других и была рас­шита различными узорами из кумача и какой-то затейли­вой материи.

— Это чья палатка? — спросил один из офицеров у пpoxoдившего цыгана.

— Цыганского старшины, Михайлы Антоновича Кутепова.

— Да разве у цыган есть старшины? — полюбопытство­вала одна из дам.

— Чего, сударыня, нет — все есть: кто богаче всех, тот у нас и старшина. Да, вон он и сам едет!

— Господам угодно купить лошадь или может в полку есть продажные? — спросил у офицеров подъехавший Кутепов.

Одному офицеру пришла в голову мысль пошутить и он отвечал цыгану:

— Мы сами не покупаем и не продаем, а у нас действительно, есть офицер, который желает продать лошадь: фамилия его Литвинов, а лошадь зовут Червонцем. Кутепов вынул из кармана очень опрятную книжку и записал.

На другой день утром, когда прислуга Литвинова чис­тила в коновязи лошадей, на двор вошел какой то че­ловек и, молча, впился глазами в Червонца. Он его рассматривал так, как только может смотреть человек, знакомый обстоятельно с этим делом. По всему видно было, что лошадь на Кутепова произвела неотразимое впечатление и он отдавал ей должную дань удивления.

— Вам что нужно? — спросил у него один из слу­жащих.

— Барина!

— Степан, проведи.

Кутепова провели к Литвинову.

— Цыган, Михайло Антонович Кутепов, — сказал он, раскланиваясь с Литвиновым.

Литвинов, молча, уставился на него. Вид цыганский стар­шина имел очень степенный и приличный; он далеко не был похож на заурядного цыгана, который надоедает вам при всяком удобном и неудобном случае всевоз­можными просьбами и вымогательствами.

— Господин офицер, — сказал Кутепов, — вчера к нам в табор приезжали ваши товарищи и передали мне, что вы продаете лошадь Червонца. Видел я Червонца, да и думаю, что господа или надо мной, или над вами подшутили. Таких лошадей не продают.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Изумление и злость охватили Литвинова. Что он сделал такое офицерам, что они осмеливаются подсылать к нему цыгана покупать Червонца, лошадь, которая для него неоценена?!

Не виноват же он в том, что до сих пор не сошелся с ними, да и были ли с их стороны попыт­ки к сближению? А что это устроено с целью разозлить его, то он в этом не сомневался.

На что Кутепов, кажется, и не посвящен в их невяжущиеся товарищеские отношения — и тот уже делает на этот счет намеки. Лучше же он, Литвинов, догадки Кутепова прекратит тотчас же и, по возможности пересилив себя, скроет не­казистый поступок своих товарищей, которые, разъезжая по табору, набирают сподвижников, чтобы сделать ему незаслуженную неприятность или насмешку.

— Лошадь я, действительно, хотел продать и сердечно благодарю офицеров, которые приняли в этом участие, но теперь раздумал и лошадь более не продается!

— Жаль, жаль, что вы переменили намерение, а я бы дал за нее xopoшие деньги и если вы когда-нибудь опять вздумаете продавать, то пришлите за мной в табор, — сказал Кутепов.

Часто потом, когда, бывало Литвинов проезжал на Червонце, Кутепов останавливался и провожал его подолгу глазами, и все он ждал и думал, что Литвинов переме­нит решение и продаст лошадь, а тот как нарочно, точно дразнил Кутепова, и все чаше встречался с ним; а раз запустив Червонца в карьер, пронесся во всю улицу табора.

— Смотри, Михайло Антонович, — крикнул один высокий цыгань, указывая на скачущего Червонца, — точно муха летит!..

— И та не догонит, — сказал другой.

— Пойду просить, чтобы продал!.. — терпеть нет больше сил. Все отдам, а лошадь будет моею. Хоть-бы Грунины глаза помогли сделать это чудо, — думал Кутепов, смотря на свою красивую восемнадцатилетнюю дочку.

— Научи ты меня, Груня, — обратился он к дочери, — как взять Червонца от этого богача? Не дает он мне по­коя и все стоит перед глазами!.. Ни одна степь не выхаживала и не кормила своею травою другого такого красавца!.. Что пред ним мой Черкес и все лошади табора?!

Робко слушала дочь просьбу своего отца и в голове её складывался план, как достать Червонца. Вот что, сказала она:

— Я прежде не хотела, чтобы ты шел к нему, но теперь сама прошу: сходи последний раз, и если он не продаст, то помни, что у нас для него есть кое-что получше Червонца, и после — не ты пойдешь к нему, а он сам придет к нам и будет просить.

— Что ты говоришь?- спросил Кутепов, не понимая её.

— Ты забыл, отец, что у нас есть собака, которая быстрее ветра в поле, а он — охотник.

Обрадованный Кутепов с нежностью обнял находчи­вую Груню и с надеждой в сердце отправился к Литвинову.

— Пришел наведаться, не передумали-ли, Василий Ни­колаевич, насчет лошади?

— Нет, не передумал.

— А то продайте.

— Не могу.

— Не продадите?

— Не продам.

Прощения просим. Пришедши в табор, Кутепов позвал одного цыгана и велел ему следить за Литвиновым и немедленно сооб­щить ему, когда тот поедет на охоту.

Литвинов не заставил себя долго ждать; в первое-же свободное время он выбрался с собаками в поле и только что взъехал на стерню, как из-под густой межи, хотя и на большом от него расстоянии, побежал русак; за ним заложились четыре его собаки.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Вдруг, видит Литви­нов, что какая-то, неизвестная ему, половая собака обсчитывает, одного за другим, его любимцев и, отделившись от них, в одиночку славливает русака. Не понимая, откуда явилась эта собака, Литвинов на всем скаку осаживает Червонца и, пораженный зрелищем, смотрит на нее с немым изумлением.

Между тем к собаке подскакивает человек.

— Кутепов! — вскрикивает не своим голосом Литвинов.

— Я, Василий Николаевич!

— Это за Червонца?

— Нет, по охоте!..

Не сказав больше ни слова, Литвинов отъехал прочь и отдал бесчеловечное приказание: тут же, не съезжая с места, приколоть борзых.

С мрачною и рабскою покорностью люди исполнили приказание своего господина.

Пасмурный и задумчивый, в сопровождении своих много­численных сподвижников, въезжал Литвинов в селение. Что более огорчало этого человека — то-ли, что он в ми­нуту гнева, почти совершенно не владея собою, отдал приказание уничтожить собак, или то, что его борзых обскакала первая попавшаяся цыганская собака,—предоставляю судить вам самим, но мое личное мнение более склоняется к тому, что и то, и другое одинаково удручало гордый дух Литвинова.

Ипполит Иванович в это время спокойно сидел у окошка и покуривал короткую трубочку, беседуя с бывшим у него полковым квартирмейстером.

— А вон и штаб-ротмистр, возвращается с своей армией. Посмотрим, много ли он ныне затравил.

Он взглянул в окно, но, не видя у людей ничего в тороках, сначала удивился; посмотрев-же на Литвинова, как-то странно сьежившегося в седле и возвращавшегося без собак, майор понял все, и во все время пребывания у него квартирмейстера, сидел ужe точно на иголках.

Когда тот, ушел, Ипполит Иванович скорыми шагами направился на квартиру Литвинова, которого застал сидевшим за столом, в глубоком раздумье.

— Василий Николаевич, a Василий Николаевич! Что c вами, милый мой, случилось? — спросил он с участием, дотрагиваясь до плеча Литвинова.

— Тяжело говорит, Ипполит Иванович, об этом. Обскаканы и поруганы мои борзые!.. И кем жe? Первою подвернувшеюся Кутеповской собаченкой из цыганского табора!..

Очень и очень давно велась наша порода борзых; возникла она еще в прошлом веке; прадед мой был охотником, и весь наш род, при ведении собак, держался не того взгляда, какого держались и держатся прочие псо­вые охотники, обращающие внимание лишь на то, чтобы борзые имели, в известной мере, xopoшие рабочие части…

Нет, мы были требовательнее, наши желания шли дальше; нам мало было того, чтобы собаки скакали, нам надо было, чтобы при этом они были безукоризненны во всех отношениях… И вот, с появлением на свет этих четырех щенят, мы с отцом думали, что наконец добились желанного результата и полного успеxa.

Отец, на за­кате дней своих, смотрел их поскачку и завещал хра­нить и поддерживать породу. Две осени подряд я нарочно искал случая померить моих собак с другими, и всегда кончалось тем, что мои собаки обскакивали других.

С тех пор, видя, что им нет более соперников, я дал слово не только что ни с кем не съезжаться, но даже не приглашать никогда никого смотреть их в поле. Этот отказ и вы испытали на cебе. Сделан он был для того, что бы вы, сравнением поскачки моих собак, не разоча­ровались в своих.

Я не так жалею собак, как мне прискорбно то, что труды многих лет не привели ни к чему. Зачем бы мои собаки теперь остались в живых? Не для того ли, чтоб вечно напоминать мне ту отвратительную минуту, когда Кутепов осрамил меня?! Да, именно осрамил!..

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Лучшие собаки не выдерживали с моими, и вдруг они терпят фиаско… да ведь какое!.. Вы, как охотник, должны понимать, что я чувствовал в тот момент, и если все-таки, вы, не смотря на то, в душе обви­няете меня за мой поступок, то… я скажу вам… вина моя уменьшается тем обстоятельством, что я слишком любил моих собак и не мог перенести равнодушно их по­ражения!

— Вы рассматривали Кутеповскую собаку? — спросил Ипполит Иванович.

— Рассматривать?! Да разве я мог ее видеть? Я так ненавидел ее, что если бы в ту минуту Кутепову вздума­лось подарить мне ее, то я с нею, нимало не колеблясь, поступил бы точно также, как с моими.

— Да, конечно, такой характер! Я поступил бы иначе: во-первых, я никогда бы не уничтожил своих собак, а воспользовался-бы этим случаем в свою-же пользу: я по­просту вошел-бы в соглашение с Кутеповым и купил-бы эту собаку, а приобретя ее, повел-бы от ваших борзых и от неё породу.

— Сейчас виден борзятник, для которого ничто генерация собаки!

— Да почем вы еще знаете, какой породы эта собака?.. Ведь вы сами говорили, что не рассматривали это чудо?

— Ну, поймите вы, Ипполит Иванович, откуда у цы­гана может быть породная собака? Это так, какой-нибудь выборзок без роду и племени…

— Чем же вы объясните, в таком случае, её чрезвы­чайную резвость?

— Игрою природы и тем, что скачут же иногда и выборзки.

— Тогда для чего-же ваша излюбленная порода? С породой передаются и присущие ей качества, а если от Кутеповской собаки взять помет, то получится не весть что… Только то устойчиво, что присуще породе.

— Знаете что, Василий Николаевич, поедемте смотреть Кутеповскую собаку.

— Нет, ни за что!.. Теперь не могу… в другое вре­мя – может быть…

— Ну, как знаете!

Ипполит Иванович один отправился в табор. Бойкая лошадка весело бежала по накатанной осенней дороге и везла Ипполита Ивановича к Кутепову. Вот уже и палатка завиделась, а возле палатки повозки с лошадьми и с привязанными сторожевыми собаками. Из па­латки выглянуло миловидное личико Груни, но поспешно спряталось, а вместо неё показалась фигура раскланивав­шегося отца Груни.

— Его Высокоблагородию почтение, — сказал Кутепов.

— Здравствуйте, здравствуйте, Михайло Антоновичъ.

— Чем могу служить Его Высокоблагородию?

— Да вот понадобилась верховая лошадь для охоты.

Михайло Антоновича, пытливо взглянуть на Ипполита Ивановича.

— Собственно для вас лошадь потребна?

— Да, для меня!

— Сейчас покажем.

Пока Кутепов с выводчиком возились около лошади, майор все искал глазами победительницу Литвиновских собак. Но ни под повозками, ни около палатки её не было; войти же без приглашения во внутренность палатки он считал неловким и ожидал, что Кутепов сам похва­стается своими успехами, но жестоко ошибся: Михайло Ан­тонович даже и не заикнулся, а говорил только о лошади. Ипполит Иванович, не сошедшись в цене, первый заговорил о собаке.

— Михайло Антонович, а где же ваша собака?

— Уж вам известно?

— Что известно?

— Да то, что у меня есть борзая, — сказал Кутепов и улыбнулся.

— Ваши цыгане говорили, — сказал нерешительно майор. Он очень боялся, чтобы старшина его не принял за по­сланника Литвинова и не запросил бы с него небыва­лую цену.

— Цыгане говорили? — повторил пытливо Кутепов.

— Да!

— Груня! — крикнул старшина дочери, — приведи “Найду”. Показалась Груня с Найдой. Девушка была очень кра­сива, к ней шел её яркий наряд, с белою, как снег, рубашкою и с красными ластовицами; на шее несколькими рядами лежали янтарные ожерелья с серебряными моне­тами.

Давно майор не видал такой поражающей красоты, которую еще более усиливала необыкновенная белизна кожи, столь редкая у цыганок. Ипполит Иванович, хотя уже в то время был и в пожилых годах, но красота, как на молодых, так и на старых действует одинаково и поэтому он не мог удержаться, чтоб не сказать несколько ласковых слов девушке.

— Ипполит Иванович стал рассматривать Найду. Сука имела половой окрас, псовину длинную и волнистую, мягкую, как шемаханский шелк; степь с небольшим верхом; собака казалась низкопереда; в заду же была широка, но в груди по уже, чрез что передние ноги казались не широко расставленными; задние — не лучковатые, с хорошо раз­витыми мясами, но не настолько, чтобы их можно было принять за подушки; в спокойном положении пятки лап выглядывали несколько наружу; задние пазанки до пяти вершков; щипец сухой, длинный; неширокий лоб, большие ум­ные глаза, чуть-чуть на выкате; ухо затянутое; ребро карасем и глубокое, но не через чур; росту Найда была четырнадцати с половиною вершков.

Собака очень понравилась Ипполиту Ивановичу и он полюбопытствовал узнать, где Кутепов достал Найду. Михайло Антонович на это ответил, что нашел ее на одной из больших дорог во время своих постоянных странствований по белу свету двухмесячным щенком и тотчас-же заявил об этом, но никто за нею не явился и собака осталась у него, а потому и названа им „Найда“.

Получив такие неудовлетворительные сведения о происхождении собаки, Ипполит Иванович приступил к по­купке Найды.

— А что, продается Найда? — спросил он.

— Нет, не продается; ее только может выменять Лит­винов на своего Червонца, — ответил Кутепов.

Долго еще убеждал майор продать собаку, но старшина стоял на своем. Видя, что с упрямым цыганом ничего не поделаешь, Ипполит Иванович начал ему доказывать, что Литвинов вовсе и не желает покупать ее, и что майор не от него приехал и не имеет права распоряжаться чу­жой собственностью.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Михаил Антонович не противоречил и, казалось, вполне соглашался с убедительными доводами Ипполита Ивановича, но когда тот предложил ему опять вопрос о продаже Найды, то цыган невозмутимо ответил, что Литвинов может взять собаку, а за нее прислать Червонца.

Видя, что с Михайлом Антоновичем ничего не поде­лаешь, майор сердито плюнул и уехал, но не домой, а опять к Литвинову, которого застал в таком-же, как и прежде, невеселом настроении духа.

— Полноте грустить, Василий Николаевич, — сказал майор, — сделанного не поправишь… А вот мы с вами лучше побеседуем о том, как-бы нам купить Найду, которую я уже видел и нашел ее не выборзком, как вы об ней выразились, а прекрасной и породной сукой; но, къ несчастию, происхождение её теряется во мраке неизвестности, по той причине, что она не более, как найденыш, и если у вас дома осталось еще что-нибудь от вашей породы со­бак, то вы можете вывести таких, которые заставят за­быть вас вашу потерю. Поедемте-ка сейчас к Кутепову.

— Да неловко мне к нему ехать. Ипполит Иванович!

— Отчего?

— Старшина помнит мой отказ продать ему Червонца и наверно воспользуется случаем поприжать меня хорошенько.

— Э, батюшка, от ворот есть поворот! — сказал, смеясь, Ипполит Иванович.

— В таком случае — едем!

При более важном происшествии не поднялся-бы такой переполох в таборе, какой произошел при приезде Лит­винова. Происходило это от того, что все цыгане одина­ково близко к сердцу принимали приобретение Червонца.

В те времена, водится-ли это теперь — не знаю, в каждом таборе имелась лошадь, выдающаяся по езде и резвости, которая составляла общее достояние и, имея назначение при­влекать собою посетителя, служила приманкой; табор, вла­дея такою лошадью, мог рассчитывать на более успешный сбыть товара: приедут несколько человек посмотреть эту лошадь, глядишь и купят что-нибудь для себя подходящее. Продавалась такая лошадь только с общего согласия.

Хотя Кутепов хотел купить Червонца лично для себя, а не для всего табора, но цыгане были уверены, что старшина, при­обретя эту лошадь, никогда не захочет расстаться с нею и, таким образом, в таборе, вместо „Черкеса“, приманкой появится „Червонец“.

Экипаж приближался… Михайло Антонович тревожно следил за его приближением; он призвал всю свою твер­дость, чтобы остаться спокойным и невозмутимым, только правая сторона лица судорожно подергивалась и быстрее, чем обыкновенно, бегали глаза.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Сняв шапку и обнажив голову, он стоял и ждал, пока экипаж остановится. Собравшаяся толпа цыган, по примеру старшины, также стояла без шапок; говор совершенно смолк и табор, охваченный прежде шумом и гамом, погрузился в молчание.

— Ого, какая готовится нам встреча! — произнес Иппо­лит Иванович.

— Чем это все кончится? — прошептал задумчиво Лит­винов.

— Здравствуйте, Михайло Антонович! — поздоровался со старшиною майор.

Кутепов гостям молча и низко поклонился; его при­меру последовали все цыгане. Литвинов нашел как-то неудобным при свидетелях говорить насчет Найды, а потому просил Кутепова указать место, где бы он мог поговорить наедине. Михайло Антонович, также молча, одним движением руки указал на палатку.

Помещение было просторное и состояло из двух отделений, разделенных между собою перегородкой из холста. На земле, во всю длину палатки был постлан ковер; в стороне поме­щалась походная постель, а посредине стоял большой стол и несколько стульев.

— Я приехал, Михайло Антонович, посмотреть вашу собаку, — сказал Литвинов.

Кутепов позвал Найду, а сам начал наблюдать, ка­кое она впечатление произведет на Литвинова.

— В высшей степени замечательная собака! — воскликнул Литвинов.

Этого было для Кутепова достаточно, чтобы смело предъ­явить требование на Червонца, но он ждал, пока Литвинов не предложит ему условий и, видя, что рассматривание собаки затягивается надолго, он приказал Груне подавать чай.

На большом подносе принесла она чай и поставила его на стол. Литвинов посмотрел на Груню и ему показа­лось, что он видит лицо давно уже знакомое, с которым сроднилось его воображение, разница только та, что оно приняло более осязательную форму.

Груня, с любо­пытством ребенка, рассматривала Литвинова, о котором она в селении слышала так много и который причинил немало горя её отцу. Теперь лицо Груни сияло беспредельной радостью и счастьем; девушка торжествовала: её слова сбы­лись и этот „он" теперь сидит в палатке и от отца зависит дать ему или не дать, что „он" просить.

Она ла­скала Найду и играла с нею, нимало не заботясь о том, что у отца сидят незнакомые ей люди. Литвинов и Ипполит Иванович с неподдельным восторгом следили за ней.

— Полно, Груня, — сказал ей отец, — ты так совсем за­мучишь Найду.

— Может быть, это в последний раз, отец, — отвечала она, взглянув на Литвинова.

— Не правда ли, ведь вы приехали затем, чтобы взять ее? — спросила она Литвинова.

— Это будет зависеть от вашего отца!

— О, мой отец отдаст вам Найду, если только вы… Девушка взглянула на Кутепова и, заметив по выражению его лица, что он недоволен проявлением этой развяз­ности, потупилась и чрез несколько времени вышла из палатки.

— Ваша дочь, Михайло Антонович, сделала доброе дело, и положила начало переговорам, и я могу теперь сме­лее предложить вам вопрос: продадите-ли вы мне Найду? — сказал Литвинов.

— Я ее променяю вам на Червонца.

Литвинов вскочил со стула и подойдя совсем близко к Михайлу Антоновичу, прогремел на весь табор:

— Вам никогда не видать Червонца!

— А вам, в таком случае, никогда не иметь Найды, — отвечал, не возвышая голоса, Кутепов.

— Прощайте, — произнес холодно Литвинов.

— До свидания, Василий Николаевич, — сказал Кутепов, точно нарочно делая ударение на первых двух словах.

С тех пор Литвинов все чаще и чаще заглядывала к цыганскому старшине и, трудно сказать, что его более привлекало — красота ли Груни или неопределимое желание прибрести Найду, не уступая Червонца.

 

Иллюстрация из архива Валентина Бодункова

Дело находилось все в одном и том же положении, когда однажды Ипполит Иванович, возвращаясь вечером из эскадронной школы, услышал голоса двух лиц, в которых он признал Груню и Литвинова.

Майор сначала было остановился и прислушался, но вспомнив, что не дело старого служаки подслушивать, поспешно удалился, решив преподать своему штаб-ротмистру родительское наставление, и в первое же свидание заговорил с ним об этом.

— Что же, Василий Николаевич, ваше дело насчет Найды?

— Да не отдает упрямый старик, все стоит на своем!

— Но вы, кажется, заняты теперь другим и несколько отвлеклись в сторону, не совсем удобную и несовмести­мую с понятиями честного человека?..

Литвинов вспыхнул:

— Что дает вам право, майор, говорить так со мною?

— Ваш поступок, — отвечал хладнокровно Ипполит Иванович, — Вы увлекли Груню и добились свидания, чему я был нисколько дней тому назад нечаянным свидетелем… я мог бы слышать все, что вы говорили, но счел это излишним и удалился.

Если с Груней что-нибудь слу­чится, то помимо того, что вы таким поступком навле­каете на себя массу неприятностей, вы еще окончательно убьете её отца, который в ней души не слышит. Я до­гадываюсь, ради чего вы задумали погубить Груню и сде­лать ее посмешищем всего табора…

Тут главную роль играет ваша чудовищная страсть к борзым, из-за которой вы не видите, что бело и что черно, и орудием мести вы выбрали Груню!..

Литвинов слушал Ипполита Ивановича бледный, ни одним словом не прерывая его.

— Я ничего бы не имел против того, продолжал майор, если бы в ваших посещениях табора, как это было первое время, играла роль только покупка собаки, но тут совсем другое, а я того мнения, что коль скоро офицер, вверенного мне начальством эскадрона собирается совершить бесчестный поступок, то на моей обязанности лежит предостеречь его от этого.

Я бы мог вас вызвать к себе на квартиру, но не желая всему этому придавать официальный характер и компрометировать вас пред гла­зами ваших товарищей, счел за лучшее сам прийти к вам. И так, господин-штаб ротмистр, каковы ваши на­мерения?

— Этот вопрос теперь как нельзя более кстати, но прежде, чем отвечать на него, позвольте мне, майор, сна­чала возвратиться к тому времени, когда вы в первый раз сами повели меня к цыганскому старшине.

Не примите это за упрек; судьба сама распоряжается нами и ведет каждого своею дорогой и меня она привела к цыганскому табору, где я встретил девушку, которую полюбил и к которой с каждым днем привязываюсь все более и более, хотя, сознаюсь, при первых свиданиях наших с Груней, в моей голове промелькнуло нечто похожее на то, что вы сейчас говорили, но образ девушки с каждым днем восставал предо мной все чище и чище и всеми силами протестовал против недостойной мысли, и теперь мы дошли до той стра­ницы в любви, за которой нет препятствий к нашему соединению.

Вы, который всегда так тепло относились ко мне, первый услышали бы мое признание, но вы предупредили меня. Верьте, майор, что Литвинов может быт странным человеком, но бесчестным — никогда! Я прошу вас быть свидетелем моего объяснения с отцом Груни.

— Вы благородный человек, Василий Николаевич, — произнес прослезившийся майор и крепко обнял Литвинова. Через несколько времени явился отец Груни.

— Я вас просил прийти, Михайло Антонович, — ска­зал Литвинов, — чтобы сказать вам, что я люблю вашу дочь и прошу согласия на брак.

— Батюшка, Василий Николаевич, да где же это ви­дано, чтоб офицер женился на простой цыганке? Смеять­ся изволите над стариком!..

— Мне не до смеха, — сказал Литвинов, — я люблю вашу Груню и поведу ее к алтарю.

— Да благословит вас Бог за доброе дело! — воскликнул Кутепов и повалился в ноги будущему зятю.

— Михайло Антонович, что вы делаете? — сказал Ипполит Иванович, — одному Господу подобает такое поклонение.

— И человеку, если он достоин этого! — отвечал Ку­тепов.

— Прошу принять от будущего зятя Червонца, — сказал, смеясь, Литвинов.

— Батюшка, Василий Николаевич! Была-бы только счастлива моя Груня, Бог с ним и с Червонцем! А вот Най­ду вам придется взять, так как Груня теперь ни за что не расстанется с нею.

Вечером того же дня, когда Ипполит Иванович соби­рался уходит, Литвинов подал ему бумагу. С грустью прочел ее майор, долго жал руку Литвинова и жалел, что он под конец только узнал, что такое Василий Ни­колаевич. Бумага заключала прошение об отставке.

Через две недели уехал Литвинов в свое имение, а за ним вслед покинули табор Кутепов и Груня. Впоследствии Михайло Антонович поселился у зятя, управлял его имениями и ездил на Червонце, но цыганская натура брала свое и он нередко подолгу пропадал, неизвестно где.

Через год после этого события Ипполит Иванович получил приглашение приехать к Литвинову и быть крестным отцом прелестной новорожденной девочки; тогда меж­ду прочим Василий Николаевич сообщил ему, что Найда принадлежит к известной в то время породе собак князя Л…, о чем он имеет письменные данные от са­мого князя.

В.Е.Томилин «Розыски густопсовой»

«Природа и Охота»

январь 1891 год, стр.54 – 82

Из библиотеки В. Бодункова

Проголосуй: депутат спрашивает мнение охотников о притравочных станциях

  • Уверен в необходимости такого шага, поскольку при контактной притравке практически всегда подразумевается истязание зверей.
  • Считаю, что притравочные станции нельзя запрещать, так как собаки, не прошедшие соответствующую тренировку, на деле оказываются не готовы к встрече с диким зверем.
  • Затрудняюсь ответить.

Оставить свой ответ можно по ссылке интернет-приемной Миронова Сергея Михайловича, Председателя политической партии Справедливая Россия.

Прямая ссылка на опрос: http://mironov.ru/votes/

 

Спасите охоту и охотничье собаководство

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Охота это древнейшее занятие человека, охотой люди добывали себе мясо и шкуры, чтобы выжить самому и прокормить свою семью, своих близких и родных, везде, всегда и во все века по жизни рядом с человеком шла собака.</p>
<p></p>
<p>Она помогала загонять зверей, добывать ему пушнину, спасала его от хищников, и охраняла его жилище.</p>
<p></p>
<p>До сих пор многие северные малые народности живут охотой, добывая себе на пропитание охотой при помощи оружия и собак.</p>
<p></p>
<p>У нас пошла тенденция, во всем равняться, смотреть и подстраиваться под запад.</p>
<p></p>
<p>Как можно сравнивать страну на западе, которая по площади как наша Удмуртия. Россия протяженностью 12 тысяч километров и более.</p>
<p></p>
<p>На западе охотпользователь имеет участок охотничьих угодий 1,5-2,5 тысячи километров, а наши охотпользователи минимум 15 тысяч и более, это считается маленький участок, а на севере охотпользователь имеет миллионы тысяч гектар участка, они им переходят по наследству и называются родовыми угодьями.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Проголосуй: депутат спрашивает мнение охотников о притравочных станциях"</p>
<p></p>
<p>Как нас Россиян можно сравнивать и подгонять под запад, для нас многих охота и собаководство, это наш уклад жизни, за счет которого мы живем. Охота и собаки это неотъемлимая часть нашей жизни.</p>
<p></p>
<p>Как можно охотиться с неподготовленной собакой на такой территории, что можно добыть с собакой, у которой нет поиска, нет вязкости, нет смелости и охотничьей страсти. И все эти подготовки, знакомство со зверем и получение первых навыков, только на испытательно – тренировочных станциях.</p>
<p></p>
<p>Где собаки тестируются, и эксперт расценивает их на степень диплома, по полученным ими баллам. Объясняет владельцу расценку: за поиск, чутье, смелость, манеру облаивания зверя, голос, вязкость, слаженность, ловкость, послушание. И только тогда эта собака может использоваться в племенной работе, если собака не имеет диплома, ее к племенной работе не допускают.</p>
<p></p>
<p>Эксперт пользуется правилами проведения испытаний, утвержденные Ассоциацией Росохотрыболовсоюза и Всероссийской Федерацией охотничьего собаководства. В правилах четко написано, что площадка для испытаний по медведю не должна быть менее 100 метров, медведь весом не менее 80 килограмм, и ведущий не может, подходить к медведю ближе сорока метров.</p>
<p></p>
<p>Для испытаний по кабану, загон должен быть не менее 4-ех гектар и кабан весом не менее 100 килограмм и ведущий не может приближаться к зверю не менее, сорока метров. Если эксперт нарушит проведение правил испытаний, то его могут наказать, вплоть до лишения категории.</p>
<p></p>
<p>Как можно выходить на охоту с неподготовленной и непроверенной собакой на дикого и серьезного зверя, это может закончиться плачевно.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Вспомним, еще совсем не забытые в нашей памяти два случая добора подранка медведя в Глазовском и Кезском районах, в обоих случаях, собаки были не подготовлены, в одном случае от зверя погиб охотовед, а в другом случае медведь, до полусмерти изуродовал охотника, и таких случаев не редкость.

Читайте материал "Руки прочь от охотничьих собак!"

Когда собака рабочая и со зверем знакомая, такого никогда не произойдет, она всегда отвлечет зверя на себя и даст возможность охотнику подойти на надежный выстрел и добыть зверя, если возникнет необходимость, спасет его от смерти.

Когда существовал ГУП «Удмуртский питомник ЗСЛ» от нас было вывезено, очень много собак за границу, о наших собаках был один отзыв, собаки очень сильные, выносливые и чересчур вязкие, с ними тяжело охотится. Мы с ними охотимся за границей, что угодья у нас маленькие и если не успеваешь добыть зверя сразу, то снимаешь их уже за пределами своих угодий.

Это естественно ведь мы своих собак, готовим для Российского охотника, который охотится на огромной территории и зверь у нас дикий и осторожный, к нему надо подходить на цыпочках и если сразу не получилось скрасть зверя, то следующая остановка будет уже за несколько километров.

Несколько лет назад к нам в г. Ижевск приехали гости и привезли нам подарки, что как то было странно, а потом они нам рассказали, почему они сделали такой жест. Когда мы ехали на машинах по Чехословакии, то остановились ночевать у придорожной гостиницы, в разговоре с хозяином гостиницы, мы ему сказали, что живем в Удмуртии в г. Ижевске.

Хозяин гостиницы так обрадовался, как будто встретил самых дорогих гостей и спрашивает у нас, а вы знаете Удмуртский питомник лаек, мы переглянулись, среди нас не было охотников и нам было стыдно, что мы живем в Удмуртии и не знаем питомник.

Он нам рассказал, что у него собака с Удмуртского питомника, повел нас показывать своего серо-палевого кобеля и сказал, что этот кобель лучший в Чехословакии. Лучше этого кобеля по кабану ни одна собака так не работает, как он. Мы не знаем случая, чтобы хоть один кабан от него ушел, для него размеры не существуют.

Читайте материал "Государство зря кивает лжезащитникам природы"

Мы переночевали, он нас кормил, поил и ни копейки с нас не взял, как с самых дорогих гостей. Поэтому мы и приехали посмотреть на питомник. Что он, из себя представляет, чтобы снова не оказаться в такой ситуации.

Нельзя допустить, чтобы испытательные станции прекратили свое существование, у нас возникнет серьезная проблема в племенном собаководстве.

Нам будет стыдно, что именно на нас, на нашем поколении оборвется и закончится разведение кровного собаководства. Что мы не смогли сохранить и оставить в наследство нашим детям и внукам собак, в той чистоте, в том первозданным облике, в котором досталось нам по наследству от наших отцов, дедов и прадедов, экспертов и заводчиков, которые не считались со своим временем, материальными затратами, умом и страстью.

Вывели и сохранили для нас столь ценный для России племенной материал, охотничьи породы собак, с которыми мы так успешно охотимся. Они нас радуют своей работой, красотой, преданностью и охотничьей страстью, кормят нас и наши семьи.

Для нас охотников, собаководов, возникла серьезная угроза, многомиллионная армия охотников, собаководов могут остаться без своего любимого дела, без охоты и собак. Маленькая кучка людей из партии зеленых вышли в думу с предложением, принять закон, чтобы закрыли испытательные станции, охоту с собаками и ловчими птицами.

Партия, которую финансирует запад, и получают оттуда не малые деньги. На западе хотят, чтобы Россия жила по их законам, чтобы было все так, как хотят они, и есть люди, которые за деньги готовы на все и плевать им, что от этого будет кто-то страдать, деньги превыше всего.

19 января 2018 года в здании Госсовета у Депутата Совета Федерального собрания Российской Федерации Федорова Юрия Викторовича, прошло заседание круглого стола. Там присутствовало 20 человек, депутаты, эксперты, кинологи, руководители испытательных станций, охотпользователи и конечно зеленые, из-за которых возникла вся проблема.

 

фото: Fotolia.com

Зеленые выступили первыми, показали фотографии, естественно взятые с интернета, как собаки ловят барсуков, лисиц, кабанов. Зеленые требуют, чтобы закрыли охоту и охоту с собаками, что в наше время, охотник это не актуально, что охота приносит вред окружающей среде и отрицательно влияет на воспитание молодого поколения, что на притравочных станциях издеваются над зверями, вырывают им клыки и когти, морят их голодом, чтобы собакам было легче их задушить.

Юрий Викторович задает им вопрос, а вы были хоть раз на испытательных станциях, видели, как проходят испытания собак. Они отвечают, нет. А ваши фотографии, где то зафиксированы официально, отвечают, нет. А где гарантия, что вы не сами устроили это зрелище, сделали съемки.

Читайте материал "Резолюция участников всероссийской акции "В защиту правильной охоты и кровного собаководства"

Зеленые берут все с интернета, а сами даже и не представляют, как все это происходит. Так почему охотники и собаководы, должны страдать из-за какой – то кучки хвастунов и садистов, которые с гордостью выкладывают в интернет фото и видео съемки.

У нас в интернете выкладывают порнографию, давайте запретим секс, он отрицательно влияет на воспитание детей. У нас есть фальшивомонетчики, которые рисуют деньги, давайте отменим деньги и будем жить без денег, и так можно привести массу примеров.

Может быть проще бороться с этой группой нерадивых людей, которые выкладывают такие материалы в интернет, которые рисуют деньги. Почему от этого должны страдать миллионы ни в чем не повинных граждан.

Давайте мы запретим охоту, и не пройдет 2-3 года, как звери будут ходить по улицам наших населенных пунктов, как это было во время войны, когда на западных границах шла война и весь зверь, в том числе и волки мигрировали к северным границам России.

Волки чинили беспредел, заходили в деревни, нападали на домашний скот, вытаскивали из-под ворот собак, залазили в хлев, нападали на людей, в основном это были женщины и дети. Дети не могли передвигаться по деревне, без сопровождения взрослых людей, не говоря о дорогах между населенными пунктами. Зверь потерял страх перед человеком, потому что на него перестали охотиться.

Возьмем, к примеру лося, в Удмуртии выдается 1,5 тысячи разрешений на добычу лося, в 2016 году начальник управления охотничьего хозяйства Чижов Е.А. на совещании отчитывался, что в течение года на дорогах Удмуртии было зафиксировано 214 дорожно-транспортных проишествий по причине лосей.

Хотя охопользователи в первую очередь стараются отстрелять лосей вблизи проезжих дорог, чтобы они меньше выходили на дорогу. Представьте, сколько разбитых машин! Бывают и случаи со смертельным исходом людей. А трогать и убирать сбитых лосей прокуратура запретила.

Не редко бывает, что лоси остаются живыми, стоят или лежат у дороги и медленно помирают, добивать их даже егеря Государственной службы охотнадзора не имеют право. Так и гниют эти лоси вдоль дороги и едят их только воронье, как говорится ни себе не людям.

Можно это мясо отправлять в питомники собак МВД или в приют для бродячих собак. Возникает вопрос, так где же тут у нас зеленые, почему они это не видят и не поднимают вопрос?

Весной, в марте 2017 года, когда появляется наст, волки начинают свирепствовать, в это время волка держит наст, а лось проваливается до земли и от наста обдирает ноги до костей, и волки его кончат моментально.

Егеря преследовали по следу двух взрослых волков, они дошли до следов лося, была лосиха с лосенком, и волки начали охоту на них. Лес был густой, под выстрел волки не попали, а лосенок пробежал метров 50, его шерсть клочьями валялась на следах, и снег был весь в крови. Егеря увидели, лосенок стоял весь изорванный, явно, что сухожилие у него было порвано.

Читайте материал "Чиновников охотдепартамента Оренбуржья уволили после стриптиза и пьянки"

Волки в первую очередь, хватают лося за задние ноги, пытаются порвать сухожилие, передвигаться дальше они не могут. Егеря попытались окружить волков, чтобы потом обложить их флажками, но сколько не пытались, напуганные волки, все шли ходом. Происходило это все днем. Обложить эту пару не получилось.

Три дня егеря подъезжали к лосенку, надеялись, что волки вернутся за своей добычей, лосенок все еще был живой и медленно помирал и только на четвертый день, очередной раз, когда приехали егеря, лосенок был мертв. И так за всю весну, волки не подошли к туше сеголетка.

И в эти же дни егеря на снегоходах по руслу Кильмези обрезали трех волков, пытались окружить и обложить флажками. Прямо на середине реки наткнулись, на лежавшую, на льду лосиху. Волки охотились, проходили рядом, и стронули лосей. Лосиха хотела перейти реку, но провалилась и пока билась пытаясь вылезти из воды, поломала задние ноги. Вылезти не смогла.

 

фото: Fotolia.com

Задние ноги были вмерзжшие в льду, под ней уже подтаял лед, но она еще была живая, по берегу бегал ее лосенок. Егеря также три дня ездили, проверяли лосиху, думали, что ее найдут волки.

Лосиха все была живая, на третий день, она уже не пыталась подняться, но глазами моргала, лосенок все ходил по берегу. Больше мы туда не ездили, обложили эту тройку волков, и проверять лосиху, уже не было времени.

Не надо думать, что волки подбирают только слабых зверей. Слабый зверь, где-то стоит или ложится, а здоровые ходят и кормятся, и больше всего под волков попадаются здоровые животные. Добить лосиху или того же сеголетка, чтобы животные не мучались, погибая такой жестокой смертью, мы не могли, по той же причине, почему не добивают сбитых лосей на дороге.

Даже штатные работники охотнадзора не решаются добить лося. Они лишатся всего, работы, оружия и еще заплатят штраф. Вот и наша гуманность, и опять мы задаем вопрос, где же у нас зеленые или они видят только в интернете.

За весну 2017 года мы нашли задавленных и брошенных волками 7 лосей. Если взять в среднем вес лося 140-150 кг, это одна тонна чистейшего, диетического мяса. А сколько мы еще не нашли.

За 2017 год было официально зарегистрировано 300 нападений медведя на человека, 2000 заболеваний диких зверей бешенством.

Читайте материал "Недобросовестный охотинспектор: что делать и как защититься"

Кто как не охотники и их собаки уничтожают этих опасных для жизни человека хищников. Кто как не охотники переживают и сохраняют диких животных. В зимнее тяжелое время подкармливают кабана, выкладывают лосям соль, заготавливают сено и веники, выкладывают их косулям и оленям, сеют кормовые поля, чтобы животные могли питаться.

Рискуют своей жизнью при задержании браконьеров, борются с хищниками, особенно с волками, которые табунами выедают кабана, косулю, валят лосей, вылавливают бобров, тем самым нарушая экологию нашей природы. Поэтому мы все вместе должны бороться с интернетчиками, которые выкладывают всякую дрянь.

Партия зеленых должна понять, что своими действиями она создает проблемы миллионам людей, любителей охоты и собак.

Притравочные станции по-новому: медведь должен быть без привязи и с когтями

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В ходе заседания члены комиссии обсудили замечания к законопроекту и согласовали формулировки в части вопросов, вызывавших разногласия.</p>
<p></p>
<p>«Сегодня мы очень серьезно продвинулись и подписали концептуально согласованный текст, который устраивает обе стороны», — заявил о ходе работы Сопредседатель согласительной комиссии, председатель профильного комитета ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев (ЕР). – Конечно же мы не допускаем жестокого обращения с животными какими бы то ни было способами».</p>
<p></p>
<p>Такого же мнения придерживается Сопредседатель согласительной комиссии, заместитель председателя комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Владимир Лебедев: «Мы как были так и остаемся приверженцами того , что жестокое обращение с животными в любой сфере деятельности человека недопустимо».</p>
<p></p>
<p>Как сообщил Николаев, члены комиссии договорились, что в случае, если животное каким-либо образом ограничено в своем движении, возможностях, в обороноспособности, еще в чем-то, то подготовка собак допускается только с использованием соответствующей конструкции – ограждения.</p>
<p></p>
<p>«То есть мы понимаем, что, если медведь бежит по чистому полю, он может сопротивляться и никак не ограничен в свободе, — по сути это является охотой. Здесь мы, конечно же, не можем каким-либо образом ограничивать деятельность охотника, собаки, молодой собаки, которую он обучает… Но как только этот медведь находится в каком-то загоне, на привязи или еще каким-то образом ограничен: ему закрыли глаза, «варежки» одели, — в этом случае контакт не допускается», — конкретизировал депутат Госдумы.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Спасите охоту и охотничье собаководство"</p>
<p></p>
<p>По его словам, таким образом будет решена серьезнейшая проблема, которая волнует огромное количество людей, – в России полностью исключается деятельность незаконных притравочных станций и регулируются вопросы подготовки охотничьих собак к охоте. При этом законопроект предоставит возможность для «нормальной деятельности настоящих охотников».</p>
<p></p>
<p>Вторым важным согласованным вопросом является достижение договоренности об отказе от регулирования деятельности, связанной с подготовкой ловчих птиц.</p>
<p></p>
<p>«Мы провели большие консультации с различными службами, в том числе со службами, которые занимаются организацией работы по охране аэропортов, и охотниками, — пояснил Николаев. — Это совсем иная ситуация, здесь нет никаких притравочных станций. Птица готовится только в части возврата к охотнику, а не тренирует свои охотничьи качества».</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

При этом членами согласительной комиссии определен ряд вопросов, которые требуют дополнительной проработки с точки зрения терминологии.

Читайте материал "Руки прочь от охотничьих собак!"

Во-первых, в отношении применения термина «обучение» к собакам охотничьих пород. Возможно, предстоит конкретизировать, что это за породы, а также применимы ли к нечистопородным собакам те же нормы, что и в отношении породистых охотничьих собак.

Помимо этого, по мнению Николаева, в ходе работы над законопроектом предстоит провести ряд консультаций с представителями Правительства и, возможно, потребуется предусмотреть принятие дополнительных подзаконных нормативных актов.

Депутат сообщил, что в ближайшее время члены комиссии постараются прийти к окончательному соглашению по тексту законопроекта.

Сопредседатель согласительной комиссии Владимир Лебедев добавил: «Мы считаем, что те предложения, которые поступили от нас, они тоже услышаны. Мы расширяем сферу подготовки охотничьих собак на все охотничьи угодья, а не только на закрепленные. Самое важное, разные породы собак – у них разные способы и предмет охоты – и мы здесь принципиально договорились, что если зверь находится в состоянии естественной свободы, то по нему будет проходить подготовка собаки, приближенная к охоте. Если мы говорим, что если кабан находится в большом вольере, у него все в порядке со здоровьем, с клыками, он может свободно передвигаться, то в этом случае можно готовить собак для того, чтобы собака имела непосредственное взаимодействие с этим животным. Как только зверь ограничен в своей свободе и обороноспособности, извините, здесь мы говорим, что можно использовать только ограждающие конструкции…»

Читайте материал "Матерый секач постоял за себя"

Следующее заседание согласительной комиссии состоится после рабочей недели депутатов Госдумы.

Как сообщил Николаев, ее члены на данный момент зафиксировали пункты, которые не вызывают каких-либо разногласий, чтобы больше уже к ним не возвращаться, за исключением юридико-технической правки.

«Для нас главное сейчас прийти к соглашению, которое, с одной стороны, не нарушало бы концепцию законопроекта, а с другой стороны учитывало те разумные замечания, которые на сегодняшний день мы услышали от членов Совета Федерации», заявил Николай Николаев.

Выставки охотничьих собак в России

Фото Сергея Фокина
<br />» title=»Фото Сергея Фокина<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Сергея Фокина</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В течение последующих нескольких лет охотничьей общественностью обсуждалась методика экспертизы.</p>
<p></p>
<p>В первом случае предлагалось выбирать лучших представителей породы и между ними распределять награды, во втором — каждой собаке выставлялись баллы за различные стати.</p>
<p></p>
<p>В конце концов была принята английская балльная система оценки собак.</p>
<p></p>
<p>В это же время в России возникают общества правильной охоты: Императорское общество правильной охоты, Общество любителей породистых собак и другие, которые ведут свои родословно-племенные книги — студбуки.</p>
<p></p>
<p>С 1890 года Московское общество охоты начинает вести родословно-племенную книгу охотничьих собак, в которую записывали собак, имеющих пятиколенную родословную.</p>
<p></p>
<p>Это было время расцвета охоты с подружейными охотничьими собаками: богатые «красной» дичью угодья еще не испытали на себе последствий необдуманной мелиорации. Еще гудели тысячными стаями дичи Епифанские болота и посреди Нижнего Новгорода, на острове токовали дупеля.</p>
<p></p>
<p>Охота стала популярной среди разночинного населения, что сказалось на количестве подружейных собак — легавых и подружейных гончих, охота с которыми заменила комплектную псовую охоту.</p>
<p></p>
<p>Надо заметить, что в России охота, в отличие от европейских стран, всегда была общедоступной ввиду большой территории и значимости для широких слоев населения.</p>
<p></p>
<p>Большую роль играл промысел пушных зверей с использованием лаек. Однако социальные потрясения начала ХХ века не обошли стороной и такое массовое увлечение, как охота и разведение охотничьих собак.</p>
<p></p>
<p>Лучшие борзые из царской Першинской охоты были проданы заграницу или просто уничтожались по причине социальной ненависти как «панская собачка».</p>
<p></p>
<p>Во времена разрухи и голода было не до собак, однако уже в декабре 1923 года в Москве состоялась выставка охотничьих собак, а вскоре Всекохотсоюз создает комиссию по делам кровного собаководства, которой поручено заниматься правилами проведения выставок, испытаний и стандартами охотничьих собак.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Притравочные станции по-новому: медведь должен быть без привязи и с когтями"</p>
<p></p>
<p>В результате деятельности комиссии в 1925 году созывается 1-й Всесоюзный съезд кинологов, в котором принимают участие ведущие кинологи того времени, без различия их политических взглядов.</p>
<p></p>
<p>Съезд заслушал доклады по различным вопросам кинологии, утвердил стандарты некоторых пород лаек и окончательно решил спор ленинградских и московских любителей легавых о методике проведения испытаний легавых собак (парные — сравнительные или индивидуальные с балльной расценкой) в пользу последних.</p>
<p></p>
<p>Во времена первых выставок использовались две европейские системы оценок: в одном случае для награждения выбирались лучшие представители породы, в другом расценивались отдельные стати животного (голова, глаза, шея, колодка, общий вид и др.) в сумме до 50 или до 100 баллов в различных клубах.</p>
<p></p>
<p>В дальнейшем было решено перейти на сравнительную ринговую систему, при которой расценивается все представленное поголовье и каждая собака получает ту или иную оценку, что дает возможность составить представление обо всей породе и, самое главное, выявить доминирующие недостатки.</p>
<p></p>
<p>Это было важно еще и потому, что в то время для охоты использовалось большое количество беспородных собак, напоминавших прежние дореволюционные породы.</p>
<p></p>
<p>Первый съезд кинологов РСФСР составил Правила проведения выставок, которые должны были проводиться на открытом воздухе, при естественном освещении и на естественном грунте.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Спасите охоту и охотничье собаководство"</p>
<p></p>
<p>Подверглась критике экспертиза в «открытых» рингах и в рингах «полевых победителей», которая не позволяла проследить связь между экстерьером и рабочими качествами. Основным принципом охотничьего собаководства в России считался принцип единства породы без разделения на полевых и выставочных собак. «От поля — к рингу», такой принцип лег в основу зоотехнического подхода к ведению пород.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото Сергея Фокина

Надо заметить, что во времена первых пятилеток и освоения Севера правительством СССР уделялось большое внимание охотничьим и ездовым собакам, так как продажа пушнины за границу была одним из основных источников валюты, необходимой для проведения индустриализации.

Кинологическая деятельность курировалась Всесоюзным кинологическим советом при Министерстве сельского хозяйства СССР и Главным управлением по охране природы, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйству МСХ СССР.

В 50-е годы для экспертизы на выставках были введены биологически оправданные возрастные группы: младшая — от 10-ти месяцев до 1,5 лет, средняя от 1,5 до 3-х лет и старшая от 3-х до 10-ти лет включительно.

Такое разделение на группы обусловлено разными этапами развития собак и позволяет сравнивать животных одного биологического возраста. Основой оценки собаки на охотничьей выставке является бонитировка — зоотехническая оценка племенной ценности животного как производителя.

Бонитировка охотничьих собак заключается в балльной оценке охотничьих качеств (степеней, полученных рабочих дипломов), экстерьера, происхождения (наличия зарегистрированных дипломированных предков), оценке экстерьера и рабочих качеств потомков (максимально учитываются шесть лучших потомков).

На основании этих оценок собаке присваивается классность: элита, первый, второй или третий класс.

Комплексная оценка является методом «зоотехнической инвентаризации» и позволяет провести статистический анализ поголовья, выявить присутствующие недостатки и принять меры к исправлению.

После окончания рингов в каждой породе составляется ведомость комплексных оценок по каждой половозрастной группе, на основании которой затем составляется таблица комплексных оценок собак с подсчетом процента классных собак по отношению к общему количеству и процент классных собак по возрастным группам.

Читайте материал "Руки прочь от охотничьих собак!"

Прежде всего на охотничьих выставках оценивается кровность собак, чистота происхождения. Собака должна иметь четыре колена предков, иначе снижается оценка за происхождение. При этом за родителей, имеющих оценки экстерьера и полевые дипломы, начисляются дополнительные баллы.

Максимальное количество баллов, которое может получить собака при наличии полной, четырехколенной родословной, равно 20-ти. Баллы за экстерьер начисляются в зависимости от оценки экстерьера, полученной в ринге.

Оценка «отлично» оценивается в 40 баллов, «очень хорошо» в 30 баллов и «хорошо» в 20 баллов. За каждого потомка также начисляются баллы, учитывая оценку экстерьера — 3, 2 или 1 балл, и за полевые дипломы потомка от трех до одного балла.

Охотничьи качества собак оцениваются исходя из степени полученных ранее на испытаниях или состязаниях полевых дипломов.

За диплом I степени начисляется 40 баллов, за II — 35 и за III — 30 баллов. Также добавляются так называемые «дополнительные» дипломы — дипломы высших степеней из полученных ранее. За дополнительный диплом I степени — 10 баллов, II степени — 8 баллов и III степени — 5 баллов. Для некоторых пород добавляются дипломы за «универсальность», полученные по неосновным видам дичи.

Для вхождения в класс «Элита» собаке необходимо набрать, для кобеля, — 96 баллов, при наличии двух классных потомков, для суки — 92 и одного потомка, а также двух дипломов, один из которых II степени.

Для первого класса достаточно одного диплома II степени или двух дипломов III степени и 81-го балла. Для второго класса достаточно одного диплома III степени и 66-ти баллов. Для III класса достаточно 51-го балла.

Для присуждения классов «Элита» и «Первый» необходима запись во Всероссийскую племенную книгу охотничьих собак — ВПКОС. Рабочие дипломы присуждаются на испытаниях и состязаниях экспертами, получившими квалификацию экспертов-кинологов Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», присуждаемую на основании предоставленных отчетов и стажировки, Всероссийским кинологическим советом.

Читайте материал "Матерый секач постоял за себя"

По результатам выставки собакам, занявшим первые места в классе «Элита» в своей породе по сумме бонитировочных баллов, присуждается звание чемпионов данной выставки с награждением медалью «Чемпион выставки» и «Большая золотая медаль».

Собакам первого племенного класса присуждаются «Малые золотые медали», второго племенного класса — «Большие серебряные» и третьего — «Малые серебряные».

Владельцы собак, занявших призовые места, награждаются ценными призами. На крупных выставках подсчитывается командный зачет, по результатам которого определяется место, занятое командой общества охотников, принимавших участие в мероприятии.

На основании этих данных руководство Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» делает выводы о кинологической работе областных обществ и о развитии охотничьего собаководства в различных регионах нашей страны.

Один раз в пять лет проводится Всероссийская выставка охотничьих собак. 10–12 июня этого года в Туле прошла 12-я Всероссийская выставка охотничьих собак. Она была организована Ассоциацией «Росохотрыболовсоюз» и Тульской региональной общественной организацией охотников и рыболовов.

Местом проведения выставки был избран Заокский район Тульской области, неподалеку от поселка Пахомово. Заявки на участие в командном зачете подали 38 команд, в  итоговую ведомость попала 31 команда. На гостеприимную Тульскую землю съехались команды из центральных регионов России — Челябинска, Коми, Республики Саха (Якутия), Томска, Камчатки, а  также из Казахстана и  Беларуси. Всего в  рингах прошли и были расценены 1324 собаки, из них борзых 151, гончих 237, лаек 364, легавых 299, норных 160, спаниелей 106 и ретриверов 7.

Выставки охотничьих собак, проводимые по российским правилам, являются важным условием развития охотничьего собаководства в России.

Важным, но не единственным, так как охотничье собаководство напрямую связано с состоянием охоты в нашей стране. Но это уже тема для отдельного разговора.