Волк-меланист стал добычей Кировских охотников

Фото: Управление охраны и использования животного мира министерства охраны окружающей среды Кировской области
<br />» title=»Фото: Управление охраны и использования животного мира министерства охраны окружающей среды Кировской области<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото: Управление охраны и использования животного мира министерства охраны окружающей среды Кировской области</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Темная, почти черная окраска меха нетипична для животных, обитающих в нашем регионе, тем не менее добытый хищник оказался волком, а не гибридом волка и собаки.</p>
<p></p>
<p>Всего же с начала 2018 года в области добыто уже 90 серых хищников.</p>
<p></p>
<p>В прошлом году на территории области по официальным данным добыто 237 хищников.</p>
<p></p>
<p>Лидирующее место по добыче волка заняли охотники Шабалинского района, которыми было добыто 22 хищника.</p>
<p></p>
<p>На втором месте – охотники Слободского района (20 волков), на третьем – Белохолуницкого района (18 волков).</p>
<p></p>
<p>Тот факт, что Шабалинский и Слободской районы в 2016 году тоже занимали передовые позиции по отстрелу волков, свидетельствует о серьезной работе в этих районах по организации и осуществлению мероприятий по борьбе с серым хищником.</p>
<p></p>
<p>За последние пять лет в области добыто почти 1100 волков. Минимальное количество хищников было отстреляно в 2015 году – 171, максимальное в 2016 году – 256.</p>
<p></p>
<p>В настоящее время, по экспертной оценке, численность волков в области колеблется в пределах 500-600 особей.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Концерн Калашникова вступился за охотников перед Росгвардией"</p>
<p></p>
<p>В 2017 году внимание к проведению мероприятий по сокращению численности волков в области до оптимальных размеров было усилено.</p>
<p></p>
<p>В частности, по инициативе заместителя Председателя Правительства области Максима Кочеткова были внесены изменения в областное охотничье законодательство, позволяющие поощрять охотников за добычу хищников.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото: Управление охраны и использования животного мира министерства охраны окружающей среды Кировской области

Кроме того, в 2017 году министерством охраны окружающей среды Кировской области был разработан и утверждён план («дорожная карта») по усилению мероприятий, направленных на уменьшение численности волка и снижение угрозы его захода в населённые пункты.

Реализация данного плана предусматривает также предупреждение возникновения чрезвычайных ситуаций и угрозы ущерба здоровью населения, вызванных заходами волков в населённые пункты Кировской области.

В 2018 году уже начато проведение совещаний по активизации борьбы с волками в районах области, где отмечается более высокая численность опасных животных и их заходы в населенные пункты.

В министерстве сообщили, что места добычи всех волков на территории Кировской области наносятся на специальные слои областного портала «ГИС Экология» www.eco.geokirov.ru в разделе «Охотничий мониторинг».

Министерство охраны окружающей среды выражает благодарность охотникам и охотпользователям области, вносящим свой вклад в регулирование численности волка в регионе.

Охотников предложили обязать ежегодным налогом

фото: Игнатова Валентина
<br />» title=»фото: Игнатова Валентина<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Игнатова Валентина</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Предлагается установить единую ежегодную ставку сбора за охоту на пушных животных.</p>
<p></p>
<p>В список попали: волк, шакал, лисица, корсак, песец, енотовидная собака, енот-полоскун, рысь, росомаха, барсук, куницы, соболь, харза, дикие кошки, ласка, горностай, солонгой, колонок, хори, норки, выдра, зайцы, дикий кролик, бобры, сурки, суслики, кроты, бурундуки, летяга, белки, хомяки, ондатра, водяная полевка) и на птиц (гуси, казарки, утки, глухари, тетерев, рябчик, куропатки, перепела, кеклик, фазаны, улары, пастушок, обыкновенный погоныш, коростель, камышница, лысуха, чибис, тулес, хрустан, камнешарка, турухтан, травник, улиты, мородунка, веретенники, кроншнепы, бекасы, дупеля, гаршнеп, вальдшнеп, саджа, голуби, горлицы.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Заметки натуралиста

Фото Антона Журавкова
<br />» title=»Фото Антона Журавкова<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Антона Журавкова</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p><strong>Секундная драма</strong></p>
<p></p>
<p>Как она случилась? Мне даже трудно предположить.</p>
<p></p>
<p>Вполне вероятно, зверька этого я принес с охапкой дров. Тем не менее до поры до времени никто в доме не подозревал о нахождении постороннего живого существа.</p>
<p></p>
<p>Ну мне-то простительно, я — человек и не обладаю такими же органами чувств, как у кошек. А их в этом доме было три. И ни одна не заметила проникновения мыши в комнату.</p>
<p></p>
<p>Не знаю, что случилось! Но вдруг из-под веника, стоящего у печки, выскочила мышь и направилась к центру комнаты. Какую же роковую ошибку она сделала!</p>
<p>В мгновение три кошки оказались рядом с мышью, и началась охота, в которой мышка успела сделать несколько угонок, а кошки только мешали друг другу.</p>
<p></p>
<p>Проворнее всех оказался старый кот Кузя, который и стал владельцем приза. Грозное рычание остановило претендентов, и с добычей в зубах Кузя отправился обедать на печку. Разыгравшаяся драма не заняла и десяти секунд. Что наша жизнь!..</p>
<p></p>
<p><strong>Городские воробьи</strong></p>
<p></p>
<p>Рядом со станцией метро «Бибирево» есть небольшой рынок. Торгуют там всякой всячиной, цены приемлемые, поэтому на рынке всегда толчется народ. Как-то по надобности заглянули сюда и мы с женой. На улице торговли как таковой нет.</p>
<p></p>
<p>Но у входа в двухэтажное здание стоял стол со всякой всячиной, торговлю вел пожилой мужчина. В шаге от его ног стояло ведро, в котором торчали метелками к верху веники. И вряд ли я обратил бы внимание на этот «букет», если бы не стайка воробьев, слетевшая с него.</p>
<p></p>
<p>Присмотревшись, обнаружил в вениках еще несколько птиц, обирающих оставшиеся на стеблях семена. Кто им показал, и как они нашли этот корм? Не знаю! Но веники с семенами воробьям явно пришлись по вкусу. Стайка постоянно держится в одном месте и всякий раз освидетельствует новые веники.</p>
<p></p>
<p><strong>Ох уж эти вороны…</strong></p>
<p></p>
<p>Наблюдать за ними одно удовольствие. А для орнитолога особенно, потому что объект наблюдения рядом и сам по себе объект тоже особенный. Кажется, ну чем он такой особенный?</p>
<p></p>
<p>А тем, что ворона, именно ворона серая (Сorvus coracs) здорово отличается своим поведением от своих «родственников», таких как галка, сорока, грач или ворон.</p>
<p></p>
<p>Все эти виды — синантропы, но ворона больше всех интегрирована в населенные пункты и теснее всех обитает рядом с жильем человека, открыто гнездясь и выкармливая потомство тут же.</p>
<p></p>
<p>Более сорока лет я живу на северо-востоке Москвы, в районе Бибирево. За это время район здорово изменился, и, на мой взгляд, здесь установилось равновесие между природным комплексом и разросшейся городской средой.</p>
<p></p>
<p>По сути своей особый биоценоз, в котором ворона занимает заметное место. Но вести разговор о всех бибиревских воронах я не имею права, а вот о тех, что живут рядом и с которыми я общаюсь каждый день, попробую что-нибудь рассказать.</p>
<p></p>
<p>Конечно, слишком самонадеянно считать, что я с ними общаюсь. Вороны так не думают и живут своей жизнью, пристально наблюдая за окружающим пространством и людьми, в нем обитающих.</p>
<p></p>
<p>Каждое утро, около девяти часов, я выхожу с собакой на прогулку. Время выбрано именно так, потому что это самый спокойный утренний час. Взрослые ушли на работу, дети в школу.</p>
<p></p>
<p>У соседнего подъезда женщина кормит трех кошек. При этом присутствуют четыре вороны, с десяток голубей. Все спокойно: голуби суетятся, вороны чинно ожидают своей очереди, сидя на скамейке, ограде и дереве.</p>
<p></p>
<p>Кошки, занятые едой, не обращают внимания ни на голубей, которые нахально лезут в миски, ни на ворон. Короче, сцена напоминает завтрак в благородном семействе. Кругом полнейшее спокойствие.</p>
<p></p>
<p>Но идиллия только кажущаяся. Когда хочется есть, в дело «вступает» другой закон. Я всегда думал, что вороны самые изощренные в способах добычи пищи.</p>
<p></p>
<p>Но оказалось, что ворон тоже обманывают, и, не менее изощренно, — галки. Известно, что вороны размачивают пищу, и некоторые орнитологи полагают, что это свойственно только московским воронам.</p>
<p></p>
<p>Вполне возможно, потому что некоторые стороны поведения животных свойственны географическим регионам. Больше того, голоса птиц одного вида тоже отличаются, голосовые сигналы дальневосточных птиц непонятны западным популяциям.</p>
<p></p>
<p>Так вот, ворона что-то размачивала в луже. Появилась стайка галок, которая рассеялась на местности. Три галки заметили ворону с какой-то едой и мигом ее окружили.</p>
<p></p>
<p>Ворона делала вид, что не видит конкурентов, но галки действовали решительно и, можно сказать, нахально. Две из них подошли к вороне вплотную и попытались забрать корм из клюва, но ворона от них отмахнулась.</p>
<p></p>
<p>Атаки следовали одна за другой, и у вороны «сдали нервы», и она погналась за самой нахальной галкой. В этот момент третья галка мгновенно подскочила, схватила добычу, и все галки улетели на безопасное расстояние. Но как они делили свой трофей, увидеть не удалось.</p>
<p></p>
<p>Тем не менее каждое утро я вслушиваюсь и вглядываюсь в окружающий мир, стараюсь понять, чем вызваны тревожные крики ворон, их суматошное кружение. Заметил, что на тревогу откликаются соседи и быстро слетаются к месту тревоги.</p>
<p></p>
<p>Но убедившись, что ничего серьезного не происходит, разлетаются по своим местам. Такие «корпоративные» связи сохраняются круглый год, но особенно они укрепляются в период гнездования.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

В Москве зимует двадцать семь тысяч серых шеек

Фото Павла Томковича
<br />» title=»Фото Павла Томковича<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Павла Томковича</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Зима в 2017 году наступила необычно поздно. Это не могло не отразиться на распределении зимующих водоплавающих птиц.</p>
<p></p>
<p>В воскресенье 21 января в учете вместе с орнитологами приняли участие члены партнерства «Птицы и люди», сотрудники ГБУ Мосприрода и несколько коллективов школьников из районов Кузьминки, Медведково, Тушино, Коптево, школ № 192 и «Интеллектуал», кружка ВООП при Дарвиновском музее и других. Это обеспечило полный и подробный охват городских водоемов.</p>
<p></p>
<p>В Москве зимовало более 27 тысяч крякв. Это немного меньше, чем в прошлом году, но такая разница находится в пределах пятипроцентной статистической погрешности.</p>
<p></p>
<p>При этом на внутригородских реках и прудах относительное число птиц немного сократилось по сравнению с зимой 2016/17 гг., зато на Москве-реке заметно, на 28 процентов, подросло.</p>
<p></p>
<p>Такое распределение характерно для длинной теплой осени и позднего наступления зимы, когда часть уток не собирается на внутригородских водоемах, а задерживается вместе с пролетными птицами на реке, в местах, где хватает естественных кормов.</p>
<p></p>
<p>Самые большие скопления, в тысячу крякв и более, сформировались на Москве-реке, в Коломенском и ниже, а также на реках Химке, Сходне, Лихоборке, Битце в Северном Бутове. На прудах в зоопарке крякв было не так много, как прошлой холодной зимой.</p>
<p></p>
<p>Это также свидетельствует о достаточном самостоятельном пропитании и обильной подкормке уток горожанами. Кряквам не пришлось во что бы то ни стало стремиться в поисках корма в зоопарк, где они вынуждены конкурировать с численно превосходящими их огарями, зимующими в зоопарке в полном составе, а это 1428 птиц.</p>
<p></p>
<p>Зимовала в зоопарке и неизвестно откуда прилетевшая экзотическая утка-мандаринка. «Своих» мандаринок, содержащихся в экспозиции, сотрудники зоопарка на открытые пруды не выпускают.</p>
<p></p>
<p>Видовое разнообразие зимующих в Москве водоплавающих птиц продолжает увеличиваться. На Москве-реке в границах города зимовало 1130 гоголей, 214 хохлатых и две морских чернети, 13 красноголовых нырков, 152 больших крохаля и 19 лутков.</p>
<p></p>
<p>Эти птицы, как и кряква, встречаются еще и ниже по течению реки, за пределами МКАД, но, как правило, в гораздо меньшем количестве. Кроме них, в Москве зимой обитали в разных местах три чирка-свистунка, две свиязи, две шилохвости, две серых утки, один белолобый гусь.</p>
<p></p>
<p>Из птиц, относящихся к поганкообразным, на Москве-реке зимовали одна малая поганка и десять больших поганок или чомг.</p>
<p></p>
<p>На Яузе, правда за пределами МКАД, обнаружили и журавлеобразных: это одна лысуха и одна молодая камышница, видимо ослабевшая птица, у которой не хватило сил улететь осенью.</p>
<p></p>
<p>Рост численности и видового разнообразия водоплавающих птиц, несомненно, связан с изменением климата. Со второй половины прошлого века в Москве отмечается более позднее наступление устойчиво морозной погоды, сокращение морозного периода, повышение средних температур ноября и в меньшей степени декабря.</p>
<p></p>
<p>Потепление дополнительно усиливается рассеиванием неиспользованного тепла и загрязнением городской среды обитания. Все это способствует появлению незамерзающей на зиму воды, что и привлекает водоплавающих птиц.</p>
<p></p>
<p>В те же выходные, 20 и 21 января, подсчет зимующих водоплавающих проходил и в других городах России в рамках акции Союза охраны птиц «Серая шейка».</p>
<p></p>
<p>Например, в Санкт-Петербурге насчитали восемь тысяч крякв, а среди немногочисленных видов отметили морянку, каменушку и зимородка. Во всех без исключения городах доминирует кряква, и, чем больше город, тем больше зимует в нем водоплавающих птиц.</p>
<p></p>
<p>Москва в этом ряду неизменно занимает первое место.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Охота на медведя с рогатиной

Фото Александра Протасова
<br />» title=»Фото Александра Протасова<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Александра Протасова</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В просторной теплой кабине «Магируса» — так назывались грузовые немецкие тягачи — ехать одно удовольствие.</p>
<p></p>
<p>Машина идет уверенно, преодолевая снежные заносы и бездорожье. К шуму их звери уже привыкли, так как он не несет для них опасность. Охотников здесь мало, только те, что приехали с большой земли.</p>
<p></p>
<p>На БАМе все работают и охотой заниматься некогда. Это по силам только высшим начальникам, которые сами занимают свое время, как хотят.</p>
<p></p>
<p>Четыре часа пути пролетают незаметно. Всю дорогу едешь с повышенным вниманием и интересом. Хочется увидеть что-нибудь новое и необычное. Это чувство сравнимо с поисками клада или драгоценностей. Ну а если где-нибудь на сопке посчастливится увидеть зверя, то счастью твоему не будет конца.</p>
<p></p>
<p>В Беркакит я приехал около девяти вечера, и водитель отвез меня на квартиру к заместителю начальника СМП-525 Петру Осипову.</p>
<p></p>
<p>Отдельный, довольно просторный пластинчатый дом, собранный из утепленных панелей, с туалетом и ванной, горячей и холодной водой, стоял на отшибе. Два крылечка. Одно из них выходило прямо в тайгу.</p>
<p></p>
<p>Приняли меня хорошо, и после стужи, которая все же забралась мне за воротник теплой куртки пока мы шли от коттеджа, здесь я почувствовал себя как в раю. Ладно, пора к столу.</p>
<p></p>
<p>Кроме традиционных котлет, жареной курицы, на столе блестели коричневые грибочки, засыпанная сахаром голубика и еще какие-то совсем незнакомые ягоды. Выпив по стопочке и закусив грибами с котлетами из оленины, уставший с дороги, я отправился спать.</p>
<p></p>
<p>Прошел год. Я жил в своей квартире и работал заместителем начальника СМП-596. С Осиповым встречались часто. Мужик он был коренастый, крепкий и большой любитель выпить и пошутить.</p>
<p></p>
<p>Особенно меня поражала его способность закручивать винтом стальные вилки. Но обычно к нам присоединялся главный инженер по фамилии Ильяш. С виду в нем не было ничего богатырского, но силой он обладал неимоверной.</p>
<p></p>
<p>Как-то за столом собрались инвесторы из Германии и Японии, Осипов, я и Ильяш. Разговор шел на русском языке, гости довольно хорошо им владели.</p>
<p></p>
<p>Петя Осипов после первой стопки наколол на стальную довольно толстую вилку несколько грибочков, смачно закусил и, обтерев вилку бумажной салфеткой, выставив руки вперед, у всех на глазах стал закручивать ее как обыкновенную веревку.</p>
<p></p>
<p>Узкие глаза японца расширились от изумления так, что он сразу стал похож на русского, а немец поднял руки вверх, будто ему сказали — «ханде хох». Гости после маленького шока зааплодировали. Но, уязвленный, Ильяш аккуратно взял эту же вилку и так же спокойно начал ее раскручивать и придал ей прежную форму.</p>
<p></p>
<p>Японец, и так не совсем блестяще говоривший по-русски, с заиканием произнес: «У-у-у вас все таки шутиат?» — и, протянув руку, взял вилку, чтобы проверить, не обман ли это? Убедившись, что все чисто, он много раз прокричал: «Браво!», хлопая ладошками и покачивая головой.</p>
<p></p>
<p>«Медведь, медведь!» — воскликнул немец.</p>
<p></p>
<p>Только я, быстро собрав со стола вилки, сказал: «Хватит, представление окончено».</p>
<p>Мне уже не раз приходилось видеть этот трюк, а вилки все-таки жалко.</p>
<p></p>
<p>Однажды Сергей Вениаминович, так звали Ильяша, заинтриговал медвежьей охотой.</p>
<p>«Собираюсь я, Михаил, на твоего тезку. Берлогу уже присмотрел, приготовил все необходимое, подбираю команду. Сагитировал начальника милиции. Пойдешь с нами, и тебя возьму. Вот и договорились», — резюмировал он мое молчаливое согласие.</p>
<p></p>
<p>Итак, 27 ноября 1978 года (дату я запомнил, такие события не часто происходят) мы встретились у медпункта, где назначено было место сбора.</p>
<p></p>
<p>Предложение Ильяша я принял без раздумий, так как медведей видел только в зоопарке, ну и разок в тайге в бинокль.</p>
<p></p>
<p>Тепло одетые в унты, дубленки и теплые шапки, мы разобрали ружья, которые припас для нас главный инженер, и приняли его командование. Он был знатный охотник, и на его счету был уже не один медведь.</p>
<p></p>
<p>Мужик он был крепкий и отважный, и мы доверили ему свои жизни смело. УАЗ, который вел его личный шофер, тоже Сергей, фырчал под окнами мини-госпиталя, в котором в неделю раз появлялся только зубной врач.</p>
<p></p>
<p>Мы уселись в машину и без всяких предисловий выехали из поселка. На ходу Ильяш нам рассказал о диспозиции: кто и где будет находиться и что должен будет делать. Майор передал мне небольшую двустволку 32-го калибра и несколько патронов в карман.</p>
<p></p>
<p>Ехали по реке Вилюйке, потом пересекли какой-то бор и опять по реке.</p>
<p></p>
<p>Остановились на большой ровной поляне среди глухой тайги. Ильяш вышел первым и сказал: «Вон там в углу, под маленькой насыпью, берлога, заваленная ветками и присыпанная снегом, и небольшая наледь. Проведем рекогнасцировку.</p>
<p></p>
<p>«А ты что, бывший артиллерист?» — спросил я его.</p>
<p>«Да так, где-то слышал такое слово».</p>
<p>«Ну, молодец, главное, смысл понял», — одобрил я его.</p>
<p>«Слушай и не перебивай. Ты, майор, — обратился он к начальнику милиции, — стоишь метрах в пятнадцати от берлоги; ты, — обратился он ко мне, — будешь целиться в своего тезку вон от того отдельного дерева. Ты в машине и на парах, — сказал он водителю, — мало ли что бывает… А план у меня такой».</p>
<p></p>
<p>Он залез на капот уазика, с крыши его снял заранее выстроганную рогатину и сказал: «В общем, по ходу дела посмотрим, и без команды не стрелять! У кого дрожат руки, заранее в машину».</p>
<p></p>
<p>Расставив нас по местам, сам двинулся к берлоге. Растащив валежник острым концом рогатины, им же начал шуровать в берлоге. Тихо. Подошел ближе и почти перпендикулярно вставил ее в медвежью яму. И снова пошуровал.</p>
<p></p>
<p>Раздались ленивые обиженные звуки, будто медведь отмахивался от назойливой мухи, но охотник был настойчив и продолжал будить зверя.</p>
<p></p>
<p>Минуты шли. Сначала мы увидели густые выбросы пара, потом послышалось недовольное рычанье. Ильяш чуть отпрянул; показалась медвежья морда. Зверь поднимался. Увидев перед собой человека, зверь зарычал громче. Дрожь пробежала у меня в коленях, хотелось выстрелить.</p>
<p></p>
<p>Я понимал, что медведь не кузнечик и не может после спячки выскочить из берлоги. Охотник отошел на один шаг, перевернул рогатину острием вверх и, давая возможность зверю выбраться из берлоги.</p>
<p></p>
<p>Зверь был огромный, темная шкура блестела от упавшего с сосны снега. Он сердился, ревел и медленно наступал на возмутителя его покоя.</p>
<p></p>
<p>Ильяш крепко держал рогатину, уперев ее в грудь зверя. В ярости медведь пошел на него буром, пытаясь избавиться от рогатины. Охотник опустил конец древка в сугроб, а медведь беспомощно размахивая передними лапами, всей своей тушей вгонял рогатину глубже в снег.</p>
<p></p>
<p>Оказавшись в метре от медведя, Ильяш выхватил из-за пояса кинжал и, блеснув стальным лезвием на солнце, с невероятной силой вогнал ему под самое сердце.</p>
<p></p>
<p>Тайга заревела эхом смертельно раненного зверя. С деревьев посыпался снег, сверкая в лучах северного солнца. Медведь зашатался и рухнул на землю, как спиленный дуб.</p>
<p></p>
<p>Я стоял, испытывая страх и недоуменье. Все было позади. Наш герой, бледный, с каплями стекающего с лица пота, тоже шатаясь, шел мне навстречу. Это было что-то!</p>
<p></p>
<p>«Ну, Сергей, ты гений», — почему-то шепотом сказал я ему.</p>
<p></p>
<p>«Гений, гений, — с усмешкой парировал он, — ну не бежать же, коли решил его завалить, едва в штаны не наложил, не думал, что он будет такой огромный».</p>
<p></p>
<p>Туша с оскаленной кровавой челюстью исходила паром. Медведь был мертв. Мы обнимали нашего героя. Да, вот такой сильный отважный и решительный был Ильяш.</p>
<p></p>
<p>Впоследствии я часто вспоминал этот незаурядный случай и думал о том, что именно такие, как он, люди могли покорить этот суровый край. Здесь во всем нужна была решительность и отвага.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Орнитологи негативно относятся к охотникам

Фото Галины Смирновой
<br />» title=»Фото Галины Смирновой<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Галины Смирновой</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В работе этого первого крупнейшего в 21-м веке орнитологического форума приняли участие ученые из России, Беларуси, Украины, стран бывшего Советского Союза, а также ученые из Бельгии, Германии, Франции и Японии.</p>
<p></p>
<p>Пленарные заседания, устные и постерные сессии, круглые столы прошли на площадках Тверского госуниверситета и Тверского филиала МГЭУ, выступившими основными организаторами.</p>
<p></p>
<p>Соучредителями симпозиума являлись Русское общество сохранения и изучения птиц им. М.А. Мензбира (РОСИП), Зоологический институт РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова.</p>
<p></p>
<p>Открыл конгресс вице-президент Мензбировского орнитологического общества, директор зоологического музея МГУ доктор биологических наук Михаил Калякин.</p>
<p></p>
<p>С приветственным словом к собравшимся выступили заместитель председателя правительства Тверской области Андрей Белоцерковский, и.о. начальника отдела охотопользования и рыбного хозяйства Минприроды региона Сергей Кольцов, проректор по научной работе ТвГУ Иван Каплунов, директор Тверского филиала МГЭИ, орнитолог по специальности Александр Бутузов, генеральный директор РОСИП, советник по вопросам сохранения биоразнообразия Арктики ВНИИЭкологии Минприроды России и Российской делегации Рабочей группы Арктического совета по сохранению флоры и фауны Арктики (CAFF), координатор Рабочей группы по гуcеобразным Северной Евразии (РГГ) Евгений Сыроечковский.</p>
<p></p>
<p>Работа конгресса проходила с 30 января по 4 февраля и была очень насыщенной.</p>
<p>За это время было заслушано 250 устных и 140 постерных презентаций по различным направлениям исследований.</p>
<p></p>
<p>Несмотря на большое количество докладчиков, приятно удивила четкая организация конгресса. Все доклады были разделены по тематическим симпозиумам, которые шли одновременно в соседних аудиториях, причем каждому докладчику было выделено определенное время, указанное в программе.</p>
<p></p>
<p>Таким образом, если хотелось послушать определенные доклады, можно было без помех перейти в нужную аудиторию. Регламента придерживались все докладчики.</p>
<p></p>
<p>Несмотря на большое количество интереснейших докладов, охотничьей тематики было уделено, к сожалению, немного внимания. Биологов-охотоведов, как и специальных докладов, на конгрессе практически не было.</p>
<p></p>
<p>Восемь докладов и столько же стендовых сообщений было посвящено миграциям и численности гусеобразных птиц, один доклад сделан по дрофе и стрепету в Саратовском Заволжье, одно стендовое сообщение — по коростелю в Харьковской области Украины. Мы с Петром Зверевым и питерским коллегой Вадимом Высоцким сделали три доклада по вальдшнепу. И — все!</p>
<p></p>
<p>Ни слова о глухаре, тетереве, рябчике, серой куропатке, перепеле, дупеле, бекасе и гаршнепе… Вот сколько копий было сломано о включении обыкновенной горлицы в Красную книгу России, но по этому виду, к сожалению, не было представлено ни одного доклада.</p>
<p></p>
<p>Хотя при обсуждении других тем вопрос по горлице иногда возникал. Большинство орнитологов считает, что вид катастрофически сокращает численность. Отчасти из-за интенсификации сельского хозяйства на юге России и массовой гибели от поедания протравленного зерна, отчасти из-за конкуренции с вяхирем.</p>
<p></p>
<p>Негативное отношение к охоте и охотникам у орнитологов сквозило в большинстве докладов, особенно касающихся вопросов сохранения видов, снижающих численность и даже совсем не охотничьих.</p>
<p></p>
<p>К сожалению, такая тенденция была всегда, правда, раньше она выражалась не так категорично. Вспомним корифеев зоологов В.Е. Флинта, Р.Л. Бёме, В.Е. Соколова, Е.Е. Сыроечковского-ст., А.С. Мальчевского, А.Н. Формозова, Л.В. Крушинского и многих других уже ушедшего от нас поколения ученых.</p>
<p></p>
<p>Все они были охотниками. Будь они сейчас живы, возможно, и не было бы столь резкого противостояния с охотниками.</p>
<p></p>
<p>Очень разочаровал круглый стол по теме «Охота в контексте международного сотрудничества, сохранения и рационального использования птиц». Само название темы сразу насторожило.</p>
<p></p>
<p>Ведущие круглого стола С.Б. Розенфельд и А.Ю. Соколов, к сожалению, не смогли цивилизованно организовать предоставление слова тем, кто хотел выступить.</p>
<p></p>
<p>Говорила только Софья Борисовна, громко, бесцеремонно, как об истине, опровержение которой просто невозможно. Поднятых рук желающих выступить не замечала.</p>
<p></p>
<p>Как всегда, обсуждение темы охоты превратилось в спонтанные выступления из зала, с перебиванием друг друга (почти одними и теми же ораторами) и выкриками. А.Ю. Соколов, выступая с коротким докладом о необходимости регламентации весенней охоты, начал с ремарки о том, что и сам раньше был охотником, но потом решил ее бросить, так как понял ее вред.</p>
<p></p>
<p>Он вспомнил предыдущие дискуссии на эту тему, в частности, памятный круглый стол 2014 года в Общественной палате, и поведал собравшимся основной «аргумент» охотников: «Весенняя охота — наша традиция. За долгую зиму у нас накопилась усталость, и мы хотим «выпустить пар». А значит, подавай охотникам возможность прийти в лес и на водоем, чтобы стрелять во все живое!»</p>
<p></p>
<p>Именно так была представлена им позиция охотников. А об охоте с подсадной уткой вообще не было сказано ни слова. Селезней и гусей объединили в «гусеобразных».</p>
<p></p>
<p>С.Б. Розенфельд предложила резолюцию по охоте от круглого стола. В ней резонно предлагалось управлять численностью водоплавающих на популяционном уровне и передать рычаги регулирования мигрирующими птицами из регионов на федеральный уровень. Похвально!</p>
<p></p>
<p>Но тут же следовал и комплекс мер по резкому ограничению и запрету охоты (например, полный или частичный запрет весенней охоты в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах; открывать летне-осенний сезон по всей стране не ранее 1 сентября и т.п.).</p>
<p></p>
<p>По словам докладчика, этот проект лежит в департаменте с 2011 года, но воз и ныне там. Как повысить биологическую грамотность охотников, как реально регулировать численность гусеобразных птиц, когда учет добычи до сих пор ведется не по видам, а лишь по безликим группам «утки» и «гуси»? Ответов на это пока нет ни у орнитологов, ни у охотоведов.</p>
<p></p>
<p>Вновь возник вопрос о вступлении России в Афро-Евразийское соглашение по водно-болотным птицам AEWA. С пленарным докладом о необходимости такого вступления выступил Сергей Дерелиев, болгарин по происхождению, член бюро AEWA, располагающегося в Бонне.</p>
<p></p>
<p>Он подчеркнул, что 153 вида птиц, гнездящихся в России, зимуют в Европе и Африке. А многие виды зимующих в Европе гусей гнездятся только в России. Сохранять их популяции можно только на международном уровне. AEWA проводит мониторинг и регулирование на популяционном уровне, и поэтому это очень эффективно.</p>
<p></p>
<p>Соглашение необходимо, чтобы и Россия могла принять участие в этом. По мнению докладчика, AEWA это не только запрет охоты, но и регулирование численности и поддержание благополучного статуса популяций.</p>
<p></p>
<p>Опасения охотников, что в связи с вступлением в AEWA им закроют весеннюю охоту, по мнению докладчика, напрасны. Так как она является национальной традицией, эту охоту будут только регулировать, но не запрещать.</p>
<p></p>
<p>Например, недавно Республика Беларусь вступила в AEWA, и ей сохранили и весеннюю охоту, и возможность использовать свинцовую дробь.</p>
<p></p>
<p>Кроме того, вступление в AEWA — это возможность доступа к источникам финансирования специальных научных программ по изучению и сохранению видов, в том числе и на специальные конкретные работы по спасению вида.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Охотничье счастье: что такое и где найти

Фото vlod007/flickr.com (CC BY 2.0)
<br />» title=»Фото vlod007/flickr.com (CC BY 2.0)<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото vlod007/flickr.com (CC BY 2.0)</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Ты забыл все неприятности, не чувствуешь усталости, у тебя все получилось, ты — герой!</p>
<p></p>
<p>В подтверждение расскажу вам один случай.</p>
<p></p>
<p>В конце декабря давний знакомый пригласил меня на серьезную охоту:</p>
<p></p>
<p> — Не можем никак закрыть лицензию на кабана. А завтра последний разрешенный день.</p>
<p></p>
<p>Я с радостью согласился. Еще бы: впереди межсезонье, до открытия нового сезона — целая вечность! А тут такая оказия!</p>
<p></p>
<p>Нас собралось двенадцать человек. Охотились в лесу методом загона. Кому-то он нравится, кому-то нет… Но речь сейчас не об этом.</p>
<p></p>
<p>Сделали пять загонов и не видели ни одного кабана. Хотя следов зверь оставил предостаточно! Эх, если бы землю припорошил снежок, проблем бы не было! А так… Словом, южная охота. Мы привыкли.    </p>
<p></p>
<p>День в декабре короткий, а в лесу сумерки сгущаются быстро. Решили повиноваться судьбе и завершить охоту, пошли к стоянкам своих автомобилей.</p>
<p></p>
<p>Шли по тропинке сверху вниз, друг за другом, опустив головы. Настроение было хуже некуда: последний день, а лицензию так и не закрыли. Такого случая еще в истории не было: чтобы не добыть в сезоне кабана! Идем, грустим, друг на друга не смотрим.</p>
<p></p>
<p>И вдруг… Из кустов терновника начали выскакивать кабаны! И стремительно улепетывать вверх по склону, скрываясь за деревьями. Все схватились за ружья, прозвучало несколько выстрелов. Но, увы, кабаны были уже недосягаемы.</p>
<p></p>
<p>Я не успел сделать выстрел и уже собрался было разрядить ружье, как чуть ли не из-под ног выскочил хороший подсвинок и побежал в сторону противоположную от своих сородичей. Я резко прыгнул влево, сделал шаг вперед, и мы, вместе с охотником, идущим первым в колонне, выстрелили в цель.</p>
<p></p>
<p>Кабанчик был ранен. Он пробежал метров десять и скрылся в кустах. Соблюдая осторожность, мы пошли по кровавому следу. Долго искать не пришлось, метров через двадцать нашли его под кустом бездыханным.</p>
<p></p>
<p>Мгновенно нашлись специалисты по снятию шкуры, разделки туши и заготовке паек…</p>
<p></p>
<p>На лес уже опустилась ночь, но черноту разгонял пылающий костер, яркий свет фонарей, шутки, анекдоты и воспоминания! Мы словно за хвост поймали улетающую жар-птицу, мы были счастливы!</p>
<p></p>
<p>…Кстати, оба выстрела достигли цели.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Определителю птиц по голосам не дали грант

фото: fotolia.com 
<br />» title=»фото: fotolia.com <br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: fotolia.com </p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В Красной книге России — 126 птиц, редких и находящихся под угрозой исчезновения, охраняемых законами РФ.</p>
<p></p>
<p>Из них около 70 — птицы, внешне похожие на промысловые.</p>
<p></p>
<p>Бывает, что краснокнижные виды попадают под выстрелы охотников, не отличающих запрещенные виды от дозволенных.</p>
<p></p>
<p>Но необходимо напомнить, что их добыча, непреднамеренная в том числе, карается Уголовным кодексом РФ. И огромными штрафами. В России более 3 млн охотников.</p>
<p></p>
<p>Цель проекта снабдить охотников инструментом для эффективной выработки и поддержания навыков узнавать краснокнижные виды по голосам и внешним признакам. «Птицы Красной книги России.</p>
<p></p>
<p>Определитель по голосам» будет разработан как online web вариант, так и в скачиваемых форматах для настольных ПК и ноутбуков, для различных мобильных устройств. Распространяться будет бесплатно.</p>
<p></p>
<p>Суть концепции определителя – идентификация не только по видоспечифичным признакам, которые часто трудно различимы издалека, а по комплексу признаков.</p>
<p></p>
<p>Первое: сужение круга кандидатов выбором нескольких адекватных признаков (величина, общая окраска, свисты, трели и т.д.).</p>
<p></p>
<p>Второе: сравнение голосов на слух. Для каждого вида: 2–4 аудиозаписи. Всего около 200 фонограмм.</p>
<p></p>
<p>Известно, что опытные орнитологи 90 процентов видов узнают по голосам. Научиться этому можно, но нужна тренировка. Это и есть основная задача определителя. До выработки рефлекса «услышал краснокнижную птицу — опустил ружье».</p>
<p></p>
<p>Соответствующая заявка была передана осенью в Фонд президентских грантов. Заявка была поддержана «Российской Охотничьей газетой», Росохотрыболовсоюзом, Минприроды России и многими другими охотничьими и природоохранными организациями.</p>
<p></p>
<p>И вот редакция получила письмо от Ольги Дмитриевны.</p>
<p></p>
<p>«<em>Уважаемые коллеги, добрый день! Вынуждена сообщить, что Фонд президентских грантов гранта нам не дал ни в первом конкурсе (по направлению «Защита животных), ни во втором (по направлению «Образование»). Пишу вам об этом только сейчас, простите, так как сначала ждала комментариев экспертов, а потом ждала, когда успокоюсь. Не буду их комментировать. Пересылаю вам самое главное из упреков экспертов: ОХОТНИКАМ ЭТО НЕ НУЖНО. И это несмотря на десяток писем поддержки, в т.ч. от охотничьих и природоохранных организаций, педвузов, в которых они объясняют, для чего будут использовать наш определитель. Прошу у вас всех извинения за напрасно потраченное вами время. И все-таки я соглашаюсь с тем, что «успех и значимость предлагаемого проекта зависят от его востребованности в охотничьей среде». Независимо от грантовых перспектив в охотничью среду (а их 3 млн!), я и пытаюсь внести научную информацию в надежде привить интерес и вызвать потребность в ней</em>».</p>
<p></p>
<p>Полагаем, что заинтересованные охотничьи и природоохранные организации все же смогут дать путевку в жизнь этому проекту, и в итоге наши охотники научатся распознавать охотничьих и редких птиц по голосам.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Сохраним охоту минимум на сто лет

Фото из архива Норберта Ульмана.
<br />» title=»Фото из архива Норберта Ульмана.<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото из архива Норберта Ульмана.</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p><strong>— Что привело Вас в Москву?</strong></p>
<p></p>
<p>— По делам своей компании я бываю в Москве два-три раза в год. На этот раз причина моего приезда не только бизнес. Я получил приглашение от своего хорошего знакомого г-на Бендерского принять участие в ежегодном собрании членов клуба горных охотников России.</p>
<p></p>
<p>А кроме этого, собираюсь официально сделать заявление о создании европейского клуба «Сафари», и ваш журнал «Охота и Рыбалка ХХI век» — первое средство массовой информации, которому я заявляю о своих планах.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Европейский дикий кот из Хорватии. И такими бывают трофеи. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Спасибо, это большая честь для нас. Что это за организация? Когда и как родилась идея ее создания?

 — Это некоммерческая организация, которая на политическом уровне будет заниматься законодательным обеспечением развития охоты и охотничьего хозяйства в европейских странах.

Всем известна самая большая международная организация со штаб-квартирой в Тусоне, штат Аризона, объединяющая охотников многих стран, — Safari Club International.

Я сам член SCI с 1984 года; последние 15 лет мне пришлось много и активно работать над расширением роли клуба как международной организации, борющейся за интересы охотников всего мира.

Я сотрудничал с очень интересными и широко мыслящими людьми из руководства SCI, и это время останется в моей памяти как наиболее продуктивное для развития международных программ.

Однако лет пять-шесть назад тогдашнее руководство клуба заявило, что клуб «Сафари» — это американская организация, созданная для американских охотников, и что она будет концентрировать свои усилия на решении вопросов, интересующих только американских охотников.

Для них и от их имени они собираются работать с правительственными органами США и других стран, решать вопросы и планировать будущие действия. Это означает, что члены немецкого, испанского, итальянского, британского и прочих европейских отделений SCI должны существовать сами по себе, самостоятельно.

Надо честно признаться, что все эти годы у европейцев было желание, скажем так, дистанцироваться от проамериканской политики клуба. Нам, естественно, хотелось, чтобы клуб больше занимался и нашими проблемами, которые, по сути, были общими для всех охотников.

И мне, и моим друзьям уже тогда было понятно, что американцы и далее хотят лишь числить нас, европейцев, своими членами (мы и взносы платим, и в финансировании различных программ участвуем), но заниматься нашими делами и проблемами они не намерены.

То что произошло с клубом, полностью укладывается в позицию Америки, которую можно охарактеризовать так: «Мы первые, мы главные, и нам нет дела до остальных».

Именно поэтому и появилась идея создать европейский охотничий клуб «Сафари», который в январе 2018 года будет официально зарегистрирован в Германии. Как я уже сказал, это некоммерческая организация, которая должна изыскивать финансовые средства для поддержки конкретных программ, направленных на развитие охоты, сохранение диких животных и т.д. Перефразируя г-на Трампа, мы говорим: «Давайте сделаем Европу великой!»

До сегодняшнего дня поддержать идею создания европейского клуба «Сафари» дали согласие представители из 17 стран Европы. Я рад объявить, что к ним присоединилась и Россия.

Структура нашего клуба иная, чем в SCI. У нас, например, не будет индивидуального членства. Членами клуба станут национальные общественные организации или клубы, представляющие ту или иную страну.

Таким образом, мы сможем объединить 7 500 000 европейских охотников, платящих членские взносы в своих национальных охотничьих организациях.

Если мы объединимся с миллионами российских охотников, то влияние и роль клуба неизмеримо возрастут и мы сможем сделать все для сохранения нашего общего охотничьего наследия, традиций и культуры охоты, обеспечив ее существование минимум до конца ХХI века.

 

Министр Хорватии Домагаж Кризан отмечен за вклад в разработку охотничьего законодательства страны. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Штаб-квартира новой организации будет находиться в Германии?

 — Пока да, так как в Германии мы ее регистрируем. Неважно, где будет находиться штаб-квартира, важно, что основную работу придется вести там, где сосредоточены европейские властные структуры, — в Брюсселе.

 — Какие страны поддержали идею создания клуба?

 — Германия, Франция, Испания, Италия, Британия, Австрия, Чехия, Словакия, Хорватия, Дания, Польша, Македония, Швеция, Щвейцария, Голландия, Норвегия, Хорватия, Россия.

 — Каков уровень представительства стран?

 — Каждая страна будет представлена наиболее массовой и влиятельной национальной организацией. Именно так мы планируем получить миллионы опосредованных членов клуба.

 

Трофей пиренейского благородного оленя. Добыт в Португалии. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Можете назвать несколько имен известных международных функционеров и охотников, поддержавших идею создания европейского клуба?

 — Конечно! Назову, к примеру, таких испанцев, как Николас Франко, Фелиппе Гонзалес, Бартоломео Сеги, Педро Мико, Федерико Торре… В каждой из упомянутых выше стран нас поддерживают влиятельные люди, бывшие или действующие политики, бизнесмены, редакторы крупнейших охотничьих журналов, руководители национальных союзов охотников.

Наша общая цель — не спасение мира, а защита права на охоту в Старом Свете. Мы не против производителей оружия, снаряжения или аутфитеров. Добро пожаловать в наш клуб!

Но, пожалуйста, не присоединяйтесь к нам только для того, чтобы заработать побольше денег. Замечательно сказал один из наших сторонников: «Я с вами, потому что я охотник. Кстати, я вице-президент группы компаний «Блазер». Может, это будет вам полезно?»

 — Но разве правильно отвергать бизнес?

 — Я понимаю, что охота — это и бизнес тоже. Но мы не хотим придавать нашему начинанию коммерческий характер. Это одна из ошибок SCI. О чем все говорят на конвенциях? Только о том, за сколько ушла охота на барана Далла по губернаторскому разрешению, сколько заработал клуб… И так из года в год.

Об охоте речь идет во вторую очередь. Мы хотим быть организацией, которая на уровне правительств решает вопросы сохранения охотничьего наследия наших стран, организацией, оказывающей влияние на выработку законодательства, обеспечивающего право на охоту. Бизнес для нас вторичен. Охота — первична.

 

Валерий Елисеев, член Клуба горных охотников, получает награду за выдающиеся достижения в охоте. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Идея создания европейского клуба — это личные амбиции или требование времени?

— В течение многих лет я пытался объединить европейцев под эгидой SCI. Уже тогда мне говорили: «Норберт, хорошая идея, мы тебя поддерживаем, но… Мы европейцы и не хотим быть меньшинством в большой американской организации».

Я их уверял, что это здорово, когда за твоей спиной огромная, мощная, богатая организация, способная решать проблемы своих членов. Так оно и было поначалу, но, увы, все изменилось.

Сегодня SCI действует по-американски, забывая о международной функции и о своих европейских членах. Мы не жалеем о том, это случилось, мы готовы к сотрудничеству с Америкой, африканскими странами, с кем угодно, однако хотим быть уверены, что деньги, которые европейский клуб будет генерировать, пойдут на цели сохранения дикой природы Европы, охотничьих традиций и наших прав на охоту.

 — Что думают в SCI о Вашей инициативе?

 — Два года назад меня обвинили в том, что я трачу деньги SCI на европейские нужды, на себя. Мне пришлось нанять американского адвоката, и после скрупулезного исследования, с учетом доводов обвинения и защиты, в октябре 2017 года SCI подписал официальный документ, подтверждающий отсутствие ко мне претензий.

Клуб восстановил мое членство в SCI, вернул награды, восстановил мои трофеи в Книге рекордов, пообещал принести официальные извинения на первой полосе Safari magazine в мартовском номере.

Но, получив сатисфакцию, я счел необходимым отказаться от членства в Международном клубе «Сафари».

 

Обладатель всевозможных наград за охотничьи достижения и мой хороший друг Сергей Ястржембский. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Вы из SCI вышли, а другие европейцы, члены клуба, последовали Вашему примеру?

— Насколько я знаю, после моей истории клуб потерял более 2000 европейских членов. Но и без того количество членов SCI за последние годы сократилось с 55 тысяч человек до 45 тысяч. Сегодня ситуация такова, что из SCI могут выйти не только европейцы, но и южноамериканцы, и австралийцы.

На протяжении последних двух лет я получил много писем от людей, поддерживающих меня. Я им очень благодарен и смело говорю, что сделаю все, чтобы европейский клуб «Сафари» стал лидирующей организацией в деле защиты, сохранения и развития охоты на континенте.

 — В Европе уже есть организация, объединяющая охотников и защищающая их права, — СIC. Вы собираетесь конкурировать с ней за охотников или поделите сферы деятельности?

— Это им решать, хотят они работать с нами или нет. А мы к сотрудничеству всегда готовы. Но дело в том, что два года назад стало известно, что CIC — банкрот. Правильнее даже сказать, что CIC больше не существует. Сейчас его штаб-квартира находится в Венгрии, и правительство страны покрывает все его издержки.

 — Сколько членов будет в европейском клубе?

— Трудно сказать, мы только в начале пути. Однако наша цель — не менее 30 национальных организаций, каждая из которых будет иметь минимум 10 тысяч членов, готовых инвестировать время и деньги в будущее европейской охоты.

 

Охота с отцом на птиц в Аргентине. Фото из архива Норберта Ульмана.

 — Законодательство Евросоюза в части охоты Вас устраивает?

— Существующее природоохранное и природопользовательное законодательство Европы ориентировано на сельское хозяйство. Зачастую сельхозпроизводители не заинтересованы иметь фазанов, куропаток, зайцев и других животных на своих землях. Им нужны только поля.

Наша главная задача — донести до политиков мысль, что разнообразие видов природопользования должно быть сохранено для будущего. Сельскохозяйственное лобби в Европе очень сильно, и борьба предстоит нешуточная.

Поэтому мы хотим заниматься не общими вопросами, а действовать точечными ударами. Например, в Европе серьезной проблемой стало исчезновение пчел. Фермеры применяют химикаты, убивающие сорняки — полевые цветы. Но нет цветов — нет пчел. А нет пчел — нет меда.

Еще одна проблема — волки, которые зашли к нам после падения занавеса между Россией и Западом. Только в Германии в 2017 году волки зарезали около 500 коров. Непроста ситуация и с медведями, которые заходят из Италии, Хорватии.

Все это имеет денежное выражение. И люди уже не говорят: «Оставьте милых зверушек в покое, не убивайте их!»

 

Генеральный секретарь FACE Ив Лекок получает награду за сохранение охотничьих традиций в Европе. Фото из архива Норберта Ульмана.

— Сколько лет Вы занимаетесь охотой?

— Семейные хроники говорят, что моя семья занималась охотой с 1635 года. Охотой и производством стекла и хрусталя. Я родился в Аргентине и с пяти лет охотился с отцом. Помню, у меня была одностволка 20-го калибра.

В 1972 году я впервые посетил Африку и влюбился в нее, да так, что охотился там более 50 раз. Моя жена и дети тоже охотники. Охотился я более чем в ста странах мира, включая Россию.

Сибирская косуля, которую я добыл в Кургане, была в свое время второй в Книге рекордов SCI. Бывая у вас, разговаривая с людьми, я убедился, что охота — это часть вашей культуры. Причем она никогда не была привилегией знати. Охотились и цари, и простолюдины. Это отличается от того, как развивалась охота в Европе.

 — Как охотник превращается в защитника интересов охотников?

 — Логический ряд прост. Человек начинает охотиться. Если у него есть деньги, он становится охотником трофейным, значит, следуют поездки в другие страны. Если у человека есть способность к наблюдению и размышлению, то он поневоле начинает думать о сохранении природы и диких животных. А отсюда уже один шаг до желания что-то улучшить в этом мире.

На своем примере могу сказать, что, будучи вовлеченным в решение вопросов промышленности (в течение долгих лет Ульман возглавлял Ассоциацию производителей стекла в Германии. — Ред.), я постепенно начал пробовать свои силы и в защите интересов охотников.

Россия охотничья: нужно охватить необъятное

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»ФОТО SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ФОТО SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Климатические факторы особенно заметно проявляются в процессе линьки животных, а природно-климатические во многом предопределяют окраску мехового покрова.</p>
<p></p>
<p>Влажность климата, например, пред-определяет рыжину на зимней шкурке белки и создает так называемую горболысость.</p>
<p></p>
<p>Это типично для северо-западных и западных белок, обитающих в европейской части России, где климат влажнее.</p>
<p></p>
<p>Белки сибирские в зимнем волосяном покрове не имеют по хребту рыжих волос (горболысости), из-за чего меховые качества этих зверьков считаются выше, поскольку их можно использовать при создании меховых изделий в натуральном виде, т.е. без покраски волоса. Меняются и цветовые вариации волосяного покрова.</p>
<p></p>
<p>Изменяется густота и пышность волосяного покрова и в зависимости от мест обитания. Звери, обитающие на севере, имеют больше волос на единицу площади шкурки, т.е. меховой покров их пышнее и гуще.</p>
<p></p>
<p>Температурный режим разных климатических зон оказывает влияние на скорость и сроки линьки животных. У наземных животных линька осенью в дождливую, сырую погоду происходит активнее и раньше, а в сухую морозную, как правило, становится затяжной.</p>
<p></p>
<p>У зверей, ведущих полуводный образ жизни, линька протекает диффузно и постепенно, малозаметно. Сроки залегания в берлогу бурых медведей сильно сдвигаются в различных зонах.</p>
<p></p>
<p>Например, в Мурманской области медведи залегают в берлогу в конце октября — начале ноября, а на острове Курильской гряды — Кунашире — отдельные особи не ложатся в течение всей зимы и не считаются шатунами; в основной массе они залегают в декабре, что во многом связано с интенсивностью хода кеты. Бурые медведи на Кавказе в отдельные годы в берлоге проводят месяц — полтора, а то и совсем не залегают.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

В РФ к пернатой дичи относится более 200 видов птиц.

В Якутии медведи проводят в берлоге 8–8,5 месяцев, залегая в конце сентября — октябре и покидая ее в конце апреля — мае. Исходя из указанных примеров, охоту на берлогах на Кавказе и Курилах можно практически исключить, а в зоне Сибири и Якутии добыча этих зверей на берлоге будет одним из основных способов охоты.

Погодные условия оказывают существенное влияние на самоловный промысел. Осадки в виде снега меняют обстановку, заставляют охотника переставлять самоловы, чаще следить за ними, менять приманку. На Камчатке, известной своими глубокими снегами, охотники используют ловушки на длинных шестах, устанавливая их под наклоном над снеговым покровом. Чаще всего таким образом они ловят горностая.

Непогода обычно снижает активность большинства охотничьих животных, но мигранты часто используют ее в виде прикрытия. Промысловики на Таймыре уверены, что чем хуже погода (ветер, снег, дождь), тем активнее ведет себя мигрирующий северный олень на переправах через реки.

Читайте материал "Схватка с медведем: редкое спасение"

Погодные условия во многом предопределяют время и характер пролета большинства мигрирующих птиц, в основном водоплавающих. Понижение температуры и последующее замерзание водоемов влечет за собой немедленный отлет водоплавающих птиц, прекращение охоты на них и смену характера промысла ондатры и бобров.

Погода, безусловно, связана с природно-климатическими условиями, которые в свою очередь оказывают влияние на концентрации и сезонные миграции многих охотничьих животных. Широко известны, например, сезонные перелеты водоплавающих птиц.

Во время весенних и осенних перелетов они собираются в стаи и перемещаются по определенным путям, где есть водоемы, условия отдыха и кормежки. В таких местах птицы задерживаются и на некоторое время создают высокие концентрации.

 

ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Сезонные перекочевки отмечаются у отдельных популяций лосей и косуль, а также у песцов. При этом образуются временные территориальные вакуумы и зоны с повышенной насыщенностью животных.

Перекочевки животных и концентрация их в определенных местах могут вызываться и другими факторами. В степной части страны важное значение имеют метеорологические особенности года.

В летний период многие животные концентрируются там, где есть водопои, или уходят на территории, где прошли дожди, улучшившие состояние травостоя и, следовательно, кормовую базу.

Высота снега зимой во многих местах является своеобразным регулятором размещения диких животных. Дикие копытные, например, стараются избежать глубокоснежья и концентрируются в местах с малоснежьем или на выдувах в горах.

СРОКИ ОХОТЫ

Сроки охоты тесно связаны с биологией охотничьих животных, а также с влиянием на нее климатических условий. Охота предполагает различные цели, но в большинстве своем она направлена на сбор осеннего «урожая» зверей и птиц.

Промысловая охота предполагает в первую очередь добычу пушных зверей с наиболее ценным качественным мехом, который у большинства охотничьих животных образуется после завершения осенней линьки, что связано с сезонным похолоданием.

По различным признакам и в первую очередь по степени очистки мездры от пятен у зверей, не белеющих на зиму, признаком окончания линьки может служить степень развития волосяного покрова (опушенности) той или иной части шкурки, например хвоста, поскольку на этой части тела заканчивается процесс смены волосяного покрова, что типично, скажем, для таких видов, как лисица, соболь, куница.

У видов, волосяной покров которых белеет на зиму (белый песец, горностай, ласка), линька заканчивается полностью с исчезновением темных волос летнего покрова.

Читайте материал "Двадцатка вернулась в охоту"

При этом следует учесть, что одновременно линька, даже у одного и того же вида, не происходит и может зависеть от возраста, пола и физиологического состояния зверя. Характер линьки полуводных зверей (ондатра, бобр) иной. Он растянутый, диффузный.

Кроме того, полуводные зверьки даже в теплое время года всегда «одеты» достаточно густым и плотным мехом, который вполне пригоден для изготовления меховых изделий. В частности, по этой причине были серьезно сдвинуты сроки промысла бобра и ондатры с ноября — декабря на половину сентября — октябрь.

 

Одним из стимулов, позволяющих добиться устойчиво высокой продуктивности охотугодий, является ориентация охотничьего хозяйства на трофейное направление. ФОТО ПАВЛА ГУСЕВА

Для любительской охоты, обычно концентрирующей свои усилия на добыче пернатой дичи, большое значение имеет подъем выводков на крыло и достижение размеров молодняка примерно величины взрослой птицы. При этом учитываются климатические условия и в первую очередь характер весны.

Поздняя весна дает право сдвигать сроки открытия летне-осенней охоты на одну-две недели от условно средних. Большая часть пернатой дичи в России является перелетной, то есть зимующей вне пределов страны. Время начала осенней миграции у разных видов свое.

Значительная часть болотно-луговой дичи (дупеля, бекасы, коростели и др.) начинает отлет на зимовку с середины июля, на две-три недели раньше обычно устанавливаемых сроков открытия охоты на остальные виды пернатой дичи, в основном водоплавающей.

В то же время болотно-луговая дичь служит главным объектом охоты для владельцев легавых собак и спаниелей. Поэтому открытие охоты для них на две недели раньше, что в современных Правилах охоты вполне обоснованно. В противном случае владельцы указанных пород собак практически остаются без любимых ими объектов охоты, а собаки без практики.

Особую роль сроки охоты имеют для добычи трофеев, которые обычно представлены рогами, клыками, бивнями, черепами и шкурами животных. Здесь сроки охоты должны быть согласованы по видам и сезонам охоты.

Если трофейщика интересуют только череп или клыки животного, то сроки добычи зверя не играют роли. Состояние рогов для полорогих животных (козлы, бараны, самцы кабарги) не зависит от времени года, и трофейная охота на них по срокам вполне может совпадать с обычными.

Шкуры зверей, выставляемых как трофейные, в большинстве своем добываются в зимнее время в период наибольшего развития волосяного покрова, предопределяющего его пышность и красоту. Рога плотнорогих зверей (лоси, благородные олени, северные олени, косули) имеют свою специфику. Они ежегодно спадают и вырастают вновь.

Читайте материал "Стрельба на охоте: типичные ошибки и досадные промахи"

Рога имеют только самцы, за исключением северного оленя. Трофейные качества рогов плотнорогих зверей зависят от времени года и возраста животного. Активный рост рогов происходит в весенне-летнее время и завершается в августе — сентябре.

У косуль (европейской и сибирской) это происходит на два-три месяца раньше. Следовательно, трофейную охоту на косуль можно разрешать в июле и проводить до ноября.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

При добыче диких копытных не всегда сроки охоты определяются желанием получить животное в его наилучшей форме с высокими вкусовыми качествами мяса.

Например, сайгаки становятся наиболее упитанными к декабрю, но в декабре у этих животных начинается гон, что при современных способах добычи отрицательно скажется на размножении животных.

Кроме того, в ноябре — декабре в местах обитания сайгака (Калмыкия, Казахстан) частые дожди и заморозки со снегопадами препятствуют активному массовому и эффективному промыслу.

Поэтому добычу вели в сентябре — октябре, когда упитанность животных не достигала своего максимума. Так что способы добычи значительно оказывают влияние на сроки охоты, особенно на промысле.

Промысел северного оленя осуществляется на путях его миграций в местах речных переправ. Его возможности ограничиваются не прекращением миграции, а началом ледохода на реках в первых числах октября.

Лоси самцы максимума своей упитанности достигают перед гоном, в конце августа — начале сентября. Но во многих областях европейской части России охота на лосей разрешалась только с установлением устойчивого снежного покрова.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Это объяснялось возможной потерей подранка, отсутствием или малым числом собак, работающих по кровяному следу, относительно слабой стрелковой подготовкой охотничьих команд при коллективных охотах.

Таким образом, на сроки охоты могут оказывать климатические и организационно-производственные факторы.

Сроки весенней охоты, которая в своей массе носит любительский характер, определяются прилетом основной массы водоплавающих птиц и началом токования боровой дичи. Весенняя охота носит ограниченный характер, приходится на начало размножения пернатой дичи и является в большинстве своем данью традиции.

Читайте материал "Тренировка перед открытием сезона: скит и трап"

В связи с особенностью размножения, например кряковых уток, целесообразно продлить охоту на селезней этого вида с подсадной уткой до одного месяца, что возможно в хорошо организованных охотничьих хозяйствах.

При правильно подготовленной охоте весной допустим ограниченный отстрел самцов таких видов, как глухарь, тетерев, вальдшнеп, селезень. Они принимают весьма краткое участие в размножении вида, которое обычно заканчивается после процесса спаривания.

К примеру, для глухарки достаточно всего однократного спаривания за весь период токования самца.