Стрелял в лису — попал в собаку: оказался енот

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»ФОТО SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ФОТО SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Добрая часть каникул была еще впереди, и Санька отпросился у матери в станицу к деду и бабушке.</p>
<p></p>
<p>Там можно было беззаботно валяться на диване, перечитывая разлохмаченную подшивку охотничьих журналов, грызть семечки у телевизора.</p>
<p></p>
<p>Но еще больше манило туда Саньку дедово ружье, беззаботно висевшее в прихожей под бекешей из белой овчины.</p>
<p></p>
<p>Дед заметил, что одностволка притягивает внучка, и уже не раз подумывал припрятать ее «от греха подальше».</p>
<p></p>
<p>Но пока он в раздумьях почесывал за ухом, Санька втихаря изучил все ее клейма, научился разбирать и собирать, залихватски вскидывать к плечу, без промашки наводя в условную цель и уносясь в мечтах к взаправдашней охоте.</p>
<p></p>
<p>Десяток патронов с потемневшими от времени латунными гильзами хранились в хэбэшном носке, спрятаном в нижнем ящике старого, побитого шашелем комода.</p>
<p></p>
<p>Там же лежала коробочка с дедовыми наградами: трофейный кинжал СС, кобура к ревнагану, армейский бинокль и другая мелочевка, что виделась Саньке несметным сокровищем.</p>
<p></p>
<p>Осенью внуку удалось уговорить деда разок шмальнуть из ружья. Вживую ощутив силу выстрела, Санька навсегда презрел самопалы, коими баловались в те годы его сверстники…</p>
<p></p>
<p>Старики жили на окраине станицы. За калиткой начинался выгон, а дальше, за защитной жерделовой лесополосой, открывался простор полей.</p>
<p></p>
<p>Нынче, приехав сюда после Нового года, Санька, утоляя зародившийся в нем охотничий зуд, прошвырнулся с биноклем по укрытым снегом окрестностям и был донельзя взбудоражен увиденным: снежная обнова была испещрена лисьими строчками и заячьими маликами.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Заячья шкурка: делаем своими руками поделки для семьи"</p>
<p></p>
<p>В отдельных местах они стекались в одну сплошную дорожку следов. На обратном пути Саньку окончательно доконала лисица, выскочившая из облепленного снегом тутовника.</p>
<p></p>
<p>И случилось то, что неизбежно должно было случиться: мальчишка решил идти на охоту — на засидку — с дедовой одностволкой.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Воспитывать ребенка в любви к природе, в бережном отношении к ней, прививать навыки правильной охоты — непростая задача в условиях нашей онлайн-современности.

В некоторых сибирских охотобществах серьезно подошли к этому вопросу, организовав школы правильной охоты для подростков. На таких бесплатных занятиях ребятам не только читают лекции о повадках животных, о технике безопасности в обращении с оружием, но и проводят выезды в угодья, где подростки могут поучиться распутывать следы, понаблюдать за объектами охоты, пройти школу выживания и даже пострелять. ФОТО SCUA47/FLICKR.COM (CC BY-NC 2.0)

Ему несказанно везло. Вынашивая, прямо скажем, утопический план (когда все уснут, тайком отправиться в ночное поле на охоту), он краем уха услышал, что бабушка с дедом собираются вечером в гости к родичам.

Не успели они объявить об этом внучку, как тот, лишь бы остаться дома, притворился заболевшим.

Вытерпев отпаивание горячим чаем с малиной и растирание гусиным жиром, хитрец с кислой гримасой валялся на диване, перечитывая чуть ли не наизусть выученный им рассказ Анатолия Онегова «В засидках».

Как только за стариками скрипнула калитка, внучок, одевшись потеплее, погрузил на дедовы самодельные санки, с которыми тот ходил на подледную рыбалку, завернутое в бекешу ружье, опустил в карман пальтишка пяток патронов и, закрыв на подвесной замок хату, вышел со двора.

Читайте материал "Особенности поведения лесного русака"

Солнце опускалось к горизонту раскаленной докрасна печной конфоркой. Хрумканье снега под ногами глухо отдавалось в подмерзшую землю. Стараясь не торопиться, чтобы не привлечь к себе внимание, Сашка двинулся вдоль выгона к тутовнику.

Навстречу от колонки, что торчала на углу квартала, с наполненными студеной водой ведрами шел сосед дед Дмитрий.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

— Ты куда это, Сашко, лыжи навострил? — поинтересовался он у поздоровавшегося с ним пацана.

— Та в тутовник, деда Митя, рогулек на дротянки нарезать, — на ходу сочинил легенду Сашка.

— На щуку собрался? От неугомонный! Чем дед-то занимается? — задал он еще более опасный вопрос.

— Та я уходил, он спать собирался.

— Тю! Устал старый? И чем это он занимался, что так приморился? — цепляясь за разговор, бросил вслед Сашке дед Дмитрий, но тот, прикинувшись, что не услышал, поспешил дальше.

 

Увидев снежное поле, испещренное лисьими строчками и заячьими маликами, пацан понял, что охота должна непременно состояться. ФОТО ДМИТРИЯ ЩАНИЦЫНА

Посередине тутовника проходила узкая просека. У Сашки захватывало дух, когда он шел по ней, словно по сказочному тоннелю, с восторгом поглядывая на снежное убранство

сплетенных над головой ветвей.

Чуток робея, он упрямо стремился через этот зимний лесочек к своей заветной мечте — настоящей охоте. В конце «тоннеля» виднелся освещенный заходящим солнцем выход. Он манил мальчишку, словно за ним начиналась полная охотничьих приключений жизнь.

Выйдя в поле, Сашка направился к присмотренному утром месту — проезду через неглубокий сухой арык. По проезду, как по мостку, переходило, казалось, все обитавшее в округе зверье. Лучшего места для засидки найти было трудно, и парень не поленился притащить сюда охапку соломы.

Заряжая ружье, он с наслаждением опустил в ствол тяжелый патрон и, закутавшись в бекешу, удобно устроился в арыке на копешке. Не успев толком обсидеться, он вдруг увидел, как к нему от лесополосы бежит заяц.

Читайте материал "Госдума отправит охотников учиться снаряжать гладкоствольные и нарезные патроны"

Солнце едва скрылось за крышами видневшихся вдали хат, и к легкому разочарованию пацана все происходило уж больно просто и «невкусно» и совсем не похоже на те переживания, которые испытывали герои прочитанных охотничьих рассказов.

Взведя курок ижевки, Сашка, осторожно следил за русаком, приближающимся к нему размеренными прыжками, и уже представлял, как выцелит его под передние лапки и плавно нажмет на спуск. Но заяц, не добежав до проезда добрую сотню шагов, присел столбиком, насторожил уши.

Саньку окатил ужас: «Неужели он меня заметил и сейчас убежит? Как же так? Ведь я все делал правильно!» И тут он услышал, как под бекешей гулко колотится его сердце — такого с ним еще никогда не случалось.

Вскоре заяц снова катил к нему, и он вел его на мушке, но уверенности, что попадет, уже не было: ствол прыгал в такт сотрясавшей его крупной дрожи, и не было сил ее удержать… Но все-таки после выстрела русак остался лежать на месте.

Охотник несся к нему, путаясь в полах бекеши. Подняв зайчука за задние лапы, он ощутил его тяжесть, почувствовал, как тот обмяк…

 

Сашка спешил домой. Возле тутовника, оглянувшись назад, он увидел, как над сумрачным фиолетовым полем поднимается луна.

Ему еще не приходилось видеть, как ночное светило встает из-за горизонта. И тут он подумал, что охотничья ночь, о которой он мечтал, только начинается, и у него есть время до возвращения бабушки и деда.

Читайте материал "Заяц в трубе: нелегкая задача"

Сашка вспомнил рыжую, что днем шмыгнула из тутовника. А вдруг повезет? Желание добыть красного зверя тут же растоптало страх перед наказанием за самовольную выходку, и он вернулся к засидке.

Луна, поднимаясь, укорачивала тени, и заснеженная равнина заискрилась всеми цветами конфетти. Слышно было, как пели в мерцающей огоньками станице — у кого-то шло застолье.

Со стороны тутовника раздался хриплый, с протягом на последнем слоге лай. «Это же лисовин!» — встрепенулся Сашка, вспомнив, что у лисиц в январе идет гон. Пацан напряженно вглядывался в холодную даль в надежде увидеть силуэт зверя.

 

Лежку русак устраивает обычно там, откуда можно в два-три прыжка добраться до укрытия, будь то холмик снега, канавка или высокая трава. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Он возник неожиданно близко. Сашка, не растерявшись, мгновенно выстрелил, чуток пожалев, что никто не оценил его ловкости. Подойдя ближе к поверженному зверю, паренек застыл в растерянности.

На краю арыка лежала дворняжка, уткнувшись острой мордочкой в снег. Пушистый хвост дернулся в агонии и затих.

— Вот бедолага! Угораздило же тебя бегать ночью по полям! — ругал без вины загубленную животину Сашка, в то же время совестно вспоминая не раз читаную им заповедь охотника стрелять только по ясно видимой цели…

Дед с бабулей еще не вернулись. Подвесив стылого русака в летней кухне, мысленно репетируя свое признание в ночных похождениях, Санька отомкнул липнущий на морозе замок, зашел в натопленную хату. Протерев промасленной ветошью ружье, убрал все на свои места и вскоре заснул беззаботным сном…

Читайте материал "Жадность на охоте была и будет"

Мороз нещадно щипал ему ухо, а он не мог пошевелиться, боясь вспугнуть бегущего к нему русака…

— Говоришь, охотником заделался? — услышал он сквозь сон грозный дедулин голос. — Я тебе покажу, как без спросу оружие брать, душегуб заячий!

Дед ругался, ухватив внука за кончик уха. Так началось утро следующего дня. Однако вскоре дед сменил гнев на любопытство. Сам он не охотничал, и ему было чудно, что внучок умудрился добыть косого.

Опустив закоченевшего русака в кроповяный мешок, прихватив с собой поллитру, дед и внук направились к соседу, который уж точно знал, что делать с зайцем, ибо слыл заядлым охотником.

— Ты смотри, что творит малый! — то и дело вырывалось у соседа, когда он слушал рассказ пацана.

Санька быстро сообразил, что рассказчик всегда может чуть приврать в свою пользу, и, войдя во вкус, чувствуя расположение слушателей, начал помаленьку приукрашивать, а увлекшись, проболтался о случайно застреленной собачке…

 

Некоторым охотникам для добычи русака не нужны собаки. Охота самотопом, в узерку может быть такой же добычливой, как и с гончими

или борзыми. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

— Так мохнатая, говоришь? А какого она окраса? — выпытывал дед Митрий у юного охотника.

— Та коричневая или серая — не разглядел. Жалко собачку! — искал снисхождения у взрослых Сашка.

— Так может, то енот?

— Не, у енота хвост полосатый, я знаю, — уверенно отмел предположение старого охотника Сашка, хотя енота видел только в мультике.

Вечером дед Митрий нанес соседу ответный визит, не забыв прихватить свою бутылочку.

— Ну, Григорий, внук у тебя еще тот охотник! То все-таки енот был. Енотовидная собака, — сообщил он изумившую Сашку новость.

 — Я нашел его по следам, в арыке. Обдеру — сало тебе на растирку дам, а шкуру доча просила на воротник…

 

Обработанную тушку зайца положить в холодную воду часов на двенадцать. Затем разрубить на порционные куски и замариновать на ночь в смеси различных пряностей, лука, соли и перца. На сильном огне обжарить мясо и сложить в утятницу. Сделать пассеровку из лука, моркови, грибов и небольшого количества муки. Выложить овощи к зайчатине и добавить воды, чтоб она закрывала мясо. Тушить под крышкой долго. За полчаса до готовности посолить, поперчить, добавить ломтики картофеля и залить сметаной. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Санька, лежа на лавке, застеленной бекешей, слушал разговор взрослых. Вначале деды хохмили на тему охоты и рыбалки, затем перешли на пугающие Сашку своей грустью воспоминания о войне и, уже не чокаясь, опрокидывали наполненные до краев стопки. Курили, дымя в печное поддувало.

В духовке томилась зайчатина, наполняя хату сытным ароматом мяса, чеснока и лаврушки. Но ничто не могло затмить запахи ружейного масла и пороха, которыми еле уловимо, но так волнующе пахла дедушкина бекеша.

Во сне парнишка видел лисицу, неторопливо уходившую по заснеженному тоннелю тутовника. Останавливаясь, она оглядывалась на Сашку, словно звала его за собой.

Последняя охота: памятные лоси

Фото Александра Левашова
<br />» title=»Фото Александра Левашова<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Александра Левашова</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>А над картиной горделиво висят вделанные в резную деревянную доску роскошные рога лося — последний трофей, добытый мной в составе охотничьей бригады по копытным в Мамоновском участке Клепиковского охотхозяйства.</p>
<p></p>
<p>Наверняка у каждого охотника были и остаются в памяти незабываемые происшествия, связанные с охотой. Случай, о котором я хочу рассказать, надолго остался в памяти не только у меня, но и у всех членов всей нашей охотничьей бригады.</p>
<p></p>
<p>Лось — животное крупное. Поразить такую мишень, кажется, не составляет особого труда. Но это как сказать…</p>
<p></p>
<p>Я проохотился в бригаде по отстрелу копытных более тридцати лет и считался опытным стрелком. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. И проруха эта случилась со мной в ту последнюю для меня охоту.</p>
<p></p>
<p>У меня сохранилась целая пачка с капсюлями «жевело», купленными когда-то по случаю в районном охотничьем магазине. И я замечал, что заряженные патроны из этой партии иногда давали осечки, но все же снарядил и в этот раз патроны с этими капсюлями, которые притягивали к себе своим золотым блеском, понадеявшись на авось.</p>
<p></p>
<p>В охотничий сезон, о котором идет речь, зима была снежной, и в начале охоты по четким следам определили, что в участок, где мы должны были охотиться, со стороны Дуная — заброшенного поселка на бывших торфоразработках, недавно зашло пять лосей. Сделав несколько окладов, уточнили, что лоси прошли через «трубу» в сторону «ручья».</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Госдума отправит охотников учиться снаряжать гладкоствольные и нарезные патроны"</p>
<p></p>
<p>Так уж получилось, что в бригаде за многие годы совместной охоты примерно в одних и тех же местах стали называть отдельные участки местности только нам понятными именами, связанными с теми или иными обстоятельствами охоты.</p>
<p></p>
<p>Среди этих имен были «Хлапов тир», «Соколово стрельбище», «позорный столб», «Женина куча», «Бимова могилка» и так далее. И когда говорили, что надо идти к «Хлапову тиру», то без каких-либо дополнительных разъяснений было ясно, что надо делать и куда идти.</p>
<p></p>
<p>Из-за обильного, неслежавшегося еще снега и ставших для нас труднопроходимыми зарослями кустов по «Ручью» было сложно сделать оклад, чтобы определить, куда делись те пять лосей, которые из владимирских лесов. Тем более что лоси до определенного времени себя ничем не проявляли.</p>
<p></p>
<p>В этот день я за рулем уазика ехал по намеченному бригадиром маршруту. С вечера выпал снег, и пришлось прокладывать путь практически по снежной целине. Стоявшие по сторонам дороги, покрытые снежными шапками деревья, делавшие их причудливыми, создавали незабываемое впечатление.</p>
<p></p>
<p>Порой даже не можешь вспомнить, для чего ты находишься в лесу. Недаром кто-то сказал, что в лес заходишь как в храм Господний.</p>
<p></p>
<p>Когда подъехал к месту общего сбора у обелиска погибшим в Великой Отечественной войне в заброшенной жителями деревни Мамоново, все уже были в сборе.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Предложена обязательная видеофиксация применения оружия"</p>
<p></p>
<p>Наш бригадир Поликарпыч, за плечами которого был многолетний опыт в бригадной охоте и который не первый год возглавлял нашу бригаду, сказал, что окладчики, шедшие от деревни Ненорово, на «верхней дороге» не разобрались во множестве следов, и теперь неясно, с какой стороны находится зверь. Чтобы уточнить, он попросил меня сходить и разобраться в запутанных следах.</p>
<p></p>
<p>Подъехав к деревне, я оставил машину, встал на лыжи и метров через триста в березняке обнаружил следы лосей. Лоси, видимо, кормились в этом месте и изрядно наследили. Я достал коробок спичек и стал по карманам раскладывать спички. Если следы вели налево, в левый карман, если направо, в правый карман.</p>
<p></p>
<p>Уж очень хотелось, чтобы зверь остался с правой стороны, в так называемых «Топорах», как мы называли это место, так как загон было лучше всего устраивать со стороны деревни Беляево от асфальтированной дороги. Дело в том, что с этой стороны оклада зашли еще два быка.</p>
<p></p>
<p>Но спичек оказалось больше в левом кармане, а загон с левой стороны не сулил удачи. Там, в лесу, был участок, трудно проходимый из-за снега и зарослей. Это была бы дополнительная трата времени, так как было уже около двух часов дня, а зимний день короткий.</p>
<p>Вернувшись в бригаду, я объяснил сложившуюся ситуацию.</p>
<p></p>
<p>Посоветовавшись, решили начать загон со стороны асфальтовой дороги, чтобы наверняка через «Омшаник» и «Топоры» на «верхнюю дорогу» выгнать этих двух быков.</p>
<p></p>
<p>Определились с загонщиками. Решили послать по следу загонщика с собакой и еще двух по обеим сторонам следа. Собака у нас была надежная, ягдтерьер по кличке Карат. Женя Степанов — хозяин собаки, старался всегда быть в загоне и хорошо натаскал пса.</p>
<p></p>
<p>По указанию Поликарпыча загонщиков на машине отвезли к месту начала загона, оговорив сигналы открытия охоты. Остальные охотники в уазике поехали по «Верхней дороге» на номера в сторону «Соколова стрельбища» к «Павловой поляне».</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Контактную притравку запретили: теперь Николаев берется совершенствовать охоту"</p>
<p></p>
<p>Часть охотников, шесть человек, по указанию того же Поликарпыча, мне было поручено расставить на номера до поворота на «Павлову поляну».</p>
<p></p>
<p>День был морозным, тихим, но мягкий снег под ногами уходивших на номера быстро гасил звуки шагов. Во время расстановки номеров, у лосиных следов, я поставил более меткого стрелка.</p>
<p></p>
<p>Несмотря на то что бригада была немаленькая и охотились, в основном, одни и те же, надежными стрелками считались только пять-шесть человек. На втором номере поставил молодого, начинающего охотника.</p>
<p></p>
<p>Сам я встал третьим номером, а остальных стрелков расставил дальше, указав им места соседних номеров и стрелковую линию.</p>
<p></p>
<p>С дороги, вдоль которой стояли стрелки, вырубка просматривалась хорошо. Я встал перед небольшой сосенкой посреди вырубки. За плечами у меня метрах в двадцати начинался большой лес.</p>
<p></p>
<p>Зарядив ружье пулями «Рубейкина», которые я снарядил накануне, стал ждать начала загона. Ждать долго не пришлось. Вскоре вдали раздались один за другим три ружейных выстрела. Загон начался.</p>
<p></p>
<p>По началу голосов загонщиков не было слышно. Но именно в это время необходимо быть особо внимательным. Слух и зрение напряжены, нельзя пропустить ни малейшего движения в лесу. Как говорил один из членов нашей бригады, мышь не должна проскочить незамеченной в это время.</p>
<p></p>
<p>И действительно, зверь мог появиться неожиданно в любом месте и в любое время. А таких случаев на охоте было множество, доходило до смешного, но это уже другие истории.</p>
<p></p>
<p>Во время загона зверь старается идти навстречу ветру, а мы загон организовали по боковому ветру, и голоса загонщиков, как я уже говорил, долго не было слышно. Но вот я услышал далекий голос собаки, постепенно приближающийся именно в мою сторону. Неужели на меня выйдет?!</p>
<p></p>
<p>Еще не видишь зверя, но уже чувствуешь волнительный прилив эмоций, начинаешь слышать стук своего сердца.</p>
<p></p>
<p>Уже метров за двести я услышал приближающегося к моему номеру крупного зверя. Я насторожился.</p>
<p></p>
<p>Хотя и ожидаемый, но все равно внезапно появившийся сохатый подбежал к краю вырубки, резко остановился, как бы в раздумье, метрах в ста двадцати от меня, а затем, резко развернувшись, стал уходить вправо, вдоль вырубки. Пробежав болотинку, свернул в березняк и побежал в направлении соседнего номера.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Бастурма из лося"</p>
<p></p>
<p>Раздался выстрел. Через несколько секунд я вижу лося, который возвращался своим следом в обратном направлении. Добежав до середины болотинки, которая просматривалась метров на тридцать, зверь развернулся на девяносто градусов и направился прямо на меня,</p>
<p>в лобовую.</p>
<p></p>
<p>Я спокойно подпустил лося метров на тридцать. Нажал спусковой крючок… Выстрела не последовало. Я оторопел. Зверь приближался. Жму на второй крючок — выстрела нет.</p>
<p>Лось обежал меня стороной и остановился метрах в шести-восьми сбоку от меня.</p>
<p></p>
<p>Я видел, как передо мной, широко расставив ноги, опустив голову и глядя в мою сторону, стоял «бычара». Его поза могла говорить только одно: «Ну что, попался?!»</p>
<p></p>
<p>Мысль в голове одна: «Упускаю зверя! Позор!» В душе полная растерянность. Ведь лось стоял на чистом месте. Я снова переламываю ружье, прицеливаюсь почти в упор… Снова осечка. Лось резко поворачивается и бежит за номера в сторону леса.</p>
<p></p>
<p>В голове мелькает мысль, что в подсумке есть еще патрон пулевой, который когда-то дал мне кто-то из членов бригады. Я быстро перезарядил ружье. Тем временем лось уже скрылся в лесу. Я наметил прогал в сосняке, где он должен бы пробежать, и прицелился на высоту роста зверя. И только появился его силуэт, нажал курок.</p>
<p></p>
<p>Прогремел выстрел. Лось скрылся в лесном массиве. В голове мелькнула мысль: «Упустил … Рогача упустил… »</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Фото Антона Журавкова

Охотники на соседних номерах отчетливо видели происходящее и потом в недоумении спрашивали, почему я не стрелял раньше.

После выстрела замер, прислушиваясь. Недалеко в лесу, в стороне, куда убегал лось, послышались скребки по снегу. Перезарядив ружье картечью, я бросился в сторону шума (сходить с номера до окончания облавы категорически запрещено. — Прим. ред.).

Подбежав, увидел, что подстреленный лось упал и, по инерции проюзив метров пять по снегу, ударился головой в комель дерева, который остановил его. Лежа на боку с приподнятой головой, лось в агонии двигал ногами, словно еще бежал, вороша снег копытами.

Пуля прошла в середине туловища, под позвоночником. Я подошел к лосю сзади и произвел контрольный выстрел. Зверь замер. Ощущение такое, будто ком свалился с плеч. Я ликовал.

Снова встав на свой номер, увидел, как мимо с лаем пробежал Карат и стал облаивать лежащего зверя. Кстати, пес всегда лаял как на гону, так и облаивал добытых зверей. В этот момент я услышал приближающиеся голоса загонщиков.

Читайте материал "Что составляет основу правильной охоты?"

Карат продолжал лаять на одном месте, и это начинало меня раздражать.

Я махнул рукой соседнему номеру, предупреждая, что пойду к собаке. Поставил ружье к сосенке и направился к собаке с целью привязать Карата. Но тот был неугомонным и огрызался на меня. Тогда я взял ветку и стал, ругаясь, отгонять его от лося. Собака, обидевшись, убежала в лес.

Еще раз осмотрев трофей, по достоинству оценил рога: три отростка с каждой стороны. Значит, лосю четыре года.

Неожиданно в лесу, метров за двести за номерами, вновь раздался ни с чем не сравнимый, с хрипотцой, голос Карата. Все говорило о том, что собака опять что-то нашла. Лай был слышен на одном месте, и я подумал, что это наверняка те лоси, со следами которых мы по-настоящему не разобрались в начале охоты.

Слышу, справа от соседнего со мной номера кто-то идет ко мне. В голове мелькнуло: «Ведь говорили всем, нельзя сходить с номеров, пока не снимут или не будет объявлен отбой». Стоял в нетерпеливом ожидании и вдруг между сосенок увидел силуэты двух лосей. Они стояли, вслушиваясь в лесную тишину, шевеля мохнатыми ушами, как живыми локаторами.

Я оцепенел, глядя на этих красавцев. Мгновение — и силуэты как бы растворились в лесном массиве. Голос Карата стал удаляться в глубь леса. На дорогу стали выходить загонщики. Я переломил ружье, вынул патроны и протрубил в дуло ружья отбой, окончание охоты.

Когда собрались охотники, меня поздравили «с полем».

Читайте материал "Различия охотника и стрелка на охоте"

Потом оказалось, что второй лось, который был в загоне, ушел «на ветер» и прошел дальше «Соколова стрельбища», где не оказалось охотников. Лицензия была последней, и охота удалась.

Разделав тушу лося, а дело это не быстрое, поделили между охотниками мясо и, зашуршав замерзшими целлофановыми мешками, уложили добычу в рюкзаки.

С тех пор прошло немало времени, жизнь берет свое. Ружье без необходимости стоит в ружейном ящике. Я, как и многие мои друзья-охотники, переключился на рыбалку.

А последняя охота, вроде бы и удачливая, вспоминается с беспокойным чувством вины и запоздалым раскаянием. Перед глазами, по ночам, нередко стоит лось с гордо поднятыми рогами, спокойно шагающий навстречу стрелку.

Охота на лису без премии

Фото автора
<br />» title=»Фото автора<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото автора</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Сегодня еще ничего — чуть-чуть, но минус!</p>
<p></p>
<p>Охота на зайца открыта до 15 января, да разве его сейчас найдешь?!</p>
<p></p>
<p>Это раньше можно было просто прочесывать заросшие белесой травкой края оврагов или, рискуя переломать ноги, свернуть на глубокую пахоту с вкраплениями рыжеватой соломы и за день поднять двух-трех русачков.</p>
<p></p>
<p>Сейчас такое времяпрепровождение просто бессмысленно, поэтому решаем вплотную заняться рыжим племенем.</p>
<p></p>
<p>Лисицы в этом году (как, впрочем, и в прошлом) вполне достаточно. Областные власти, стимулируя сокращение поголовья разносчика бешенства, объявили выдачу премии в размере 1000 рублей за хвост.</p>
<p></p>
<p>Ну, не совсем тысяча, подоходный налог никто не отменял, но тоже неплохо! На Сасовский район было выделено средств на сто лисиц. Для получения премии необходимо предоставить копии ИНН, СНИЛС, членского охотничьего билета и паспорта (вроде ничего не забыл!). Ну и собственно добытую лису.</p>
<p></p>
<p>Все это надо привезти в районную ветеринарную станцию, где у зверька берут биоматериал для анализа и отрезают ухо, чтобы не вздумали недобросовестные охотники предъявить ту же лису повторно.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Кабаны в Америке — для бедных"</p>
<p></p>
<p>При хорошем раскладе здесь вам должны выдать справку, что уничтожен опасный хищник. После этого нужно отправляться в районную администрацию, где по предъявлении вышеуказанных документов должны выдать денежное вознаграждение, за вычетом 13 процентов.</p>
<p></p>
<p>В чем тут, на мой взгляд, неудобства? Ветеринарная станция работает по обычному графику. Мы охотимся в выходные дни или приезжаем с охоты поздно. Значит, нужно хранить добытого зверька целиком в течение двух-трех дней. А где хранить потенциальный источник бешенства?</p>
<p></p>
<p>Впоследствии, после получения справки, можно будет снять шкурку для дальнейшего использования по собственному усмотрению. Только кому-то приходилось это проделывать с закоченевшим на морозе зверем? Вот то-то и оно!</p>
<p></p>
<p>Встречая знакомых охотников, интересуюсь — пробовали сдавать? Большинство досадливо машет руками: пробовали, да только денег не дали! Сказали — позже заходите!</p>
<p></p>
<p>Что-то мне подсказывает, что позже деньги уже закончатся! Только один из знакомых рассказал, что получил 870 рублей. Да председатель одного охотничьего коллектива поведал, что ловкий охотник из села сдал сразу 26 лис, скупив их у других товарищей.</p>
<p></p>
<p>Поэтому мы не морочим себе голову с премиальными деньгами, а снимаем шкурку на месте добычи. Хорошо, когда друг имеет желание и возможность заниматься выделкой. А уж готовой шкурке применение всегда найдется!</p>
<p></p>
<p>Ну, это я отвлекся, а наша «Нива» уже давно пересекла границу нашего района, и до места охоты остается совсем немного.</p>
<p></p>
<p>Где сегодня нужно искать лису? Либо в норах, либо в непролазных зарослях неудобий, либо в заброшенных деревеньках вблизи скотных дворов.</p>
<p></p>
<p>Отучили «наездники» лисье племя свободно по полям разгуливать! Вот и прячутся кумушки там, куда ни на снегоходе, ни на квадроцикле не промчишься. А мы прячем машину подальше от посторонних глаз и расходимся в разные стороны.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "В окладе: охота на лису с флажками"</p>
<p></p>
<p>План обычный: Михаил, как владелец незаменимого ягдтерьера Рика, идет в загон, а я попытаюсь угадать предполагаемый ход лисы и выбрать удобное для выстрела место. Таких охот мы провели множество, и рыжих бестий при этом взято немерено, но…</p>
<p></p>
<p>Вот подхожу недавно к болотцу, вижу след заходной свежайший. А болото такое, что в метре ничего не увидишь! И понимаю, что встать нужно прямо на окраине спиной к болоту. Тогда и лиса меня не увидит, а я ее, наоборот. Но как же не хочется становиться спиной к месту охоты! Это же противоестественно!</p>
<p></p>
<p>Пока я так рассуждал и с собой боролся, Михаил болотце обошел и лиса — вот она, летит ко мне по краю, на всех парах! Сколько времени надо, чтобы ружье к плечу вскинуть? Меньше секунды! Да только лисе, чтобы в кусты прыгнуть, еще меньше. Вот и пожалуйста — в двадцати метрах была, а стрелять уже некуда!</p>
<p></p>
<p>«Стоял бы спиной к болоту, так она мимо тебя пробежала, а там-то поле чистое! Стреляй не торопясь! Хоть закуривай!» — это я так себя ругаю, а ноги давно на другой угол болотца бегут.</p>
<p></p>
<p>Туда, где человека увидела, лиса никогда не выйдет, а бежать-то надо! А тут и Рик до следа свежего добрался, заголосил. Ну, в общем, выскочила-таки рыжая в поле, а дальше уж все просто! Любимой «двоечки» одного заряда хватило…</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Сегодня попробуем лисичку из зарослей прошлогодней травы выгнать. А я прямо к деревеньке отправляюсь. Именно сюда к бесхозным садам и огородам с бурьяном и уходят все лисьи тропки. Лиса собак деревенских не опасается, впрочем, как и жителей.

Для нее страшен человек на технике, да на открытом месте! Поэтому все кусты вокруг деревни обильно украшены гусиными, куриными, голубиными и прочими цветными перьями — это кумушки «дань» собирают.

Читайте материал "Бой в норе: у каждого правда своя"

Нет, разумеется, правила мы соблюдаем — тут не только 200 метров до жилья, а целый километр. Вот и стою я между березой и липой на краю сада заброшенного. Обязательно сюда прибежать должна, если, конечно, в этой траве задержалась.

Думать долго не пришлось — только устроился, а плутовка уже трусит ко мне неторопливо! Она больше на Михаила оглядывается — он-то по ветру идет. И хотя Рика еще и не слышно, лиса прекрасно понимает, что это не деревенские пустобрехи, а реальный и очень опасный враг!

Лиса приближается, а мое сердце отчаянно гонит кровь по сосудам.

Подошла ко мне на 50 метров и повернула в сторону скотных дворов. Полсотни метров для ружья с сужением получок, заряженного «двойкой», дистанция неуверенного выстрела. Приходилось и гораздо дальше чисто брать зверя, но в последнее время стараюсь не рисковать.

Зайца бы точно не стал стрелять, а сейчас плавно тяну спуск. Лиса, как огретая плеткой, бросается в непролазные заросли.

Я не успеваю огорчиться, как она снова появляется в зоне видимости. Такое уже случалось — звук выстрела отразился от плотной стены растительности и не позволил зверю определить расположение источника опасности. До нее те же 50 метров, но раздумывать уже не приходится.

Гремит выстрел, лиса подскакивает вверх метра на полтора и снова скрывается в кустах. Подбегаю к месту, где только что был зверь, и с досадой вижу обильные брызги крови на небольшом клочке подтаявшего снега.

Эх, снег-снег! Новогодние каникулы, на охоту хоть каждый день можно ездить, а тут — то дождь, то грязь! Расстройство одно! Вот был бы сейчас снежок — куда бы она теперь делась?! А сейчас только на Рика вся надежда. И наша «надежда» не заставила себя долго ждать.

Читайте материал "Пять признаков неудачной критической статьи"

Крутанувшись на месте стрельбы, собака тут же исчезла в зарослях. Был бы с нами сегодня Николай со своим выжлецем, так мы бы по голосу определили, ушла ли и куда. А Рик только по зрячему голосит и в норе.

Подошел Михаил, и я сообщаю ему последние события.

— Я попробую по следу пройти, — решает друг.

— Давай, — соглашаюсь, — а я по кругу попробую обрезать, может, где и увижу что…

 Рик вернулся через полчаса. Наши поиски ничего не дали. Посокрушавшись, усаживаемся в машину для переезда в другие угодья.

— Слушай, — орет Мишка, — да от него лисятиной пахнет!

Тщательно принюхиваюсь и соглашаюсь с другом — характерный запах явно присутствует.

— Нашел, придушил и молчит!

— Возвращаемся! — принимаю я решение, — будем еще искать, может, он и покажет.

Мне ужасно жалко терять добычу! Вот если б промазал, то другое дело, а так…

Собачка послушно полезла в заросли за своим хозяином. Я долго шел параллельно, стараясь осматривать самые крепи, но к успеху это не привело. Внезапно мне в голову пришла интересная мысль. Ведь после возвращения Рик исчез снова, но быстро вернулся.

Если бы он душил лису далеко от места охоты, а потом долго бежал назад, запах от него исходящий не был бы таким резким — выветрился бы, на мокрой траве рассеялся! Не-е-т! Рядом совсем искать надо — не могла она далеко уйти!

Я нашел лису, где и предполагал. В самой чаше непролазных зарослей! И Мишка тут проходил, в двух метрах буквально! Только не увидел.

— И чего ты говорить не хочешь? — гладил Михаил своего разомлевшего в тепле машины питомца.

Идет борьба с волками в Калужской области

Фото Г.А. Иванова
<br />» title=»Фото Г.А. Иванова<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Г.А. Иванова</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>По итогам последних четырех лет организация систематически занимает 3-е место в конкурсе по его добыче среди объединений Росохотрыболовсоюза 5-й группы.</p>
<p></p>
<p>В прошедшем, 2017 году охотниками КООООиР уже добыто 18 хищников.</p>
<p></p>
<p>Так 7 декабря прошла удачная облавная охота на волков на границе Жиздринского и Людиновского районов области.</p>
<p></p>
<p>Силами коллективов охотников, их районными председателями А.И. Филинковым, Г.А. Ивановым в течение нескольких дней организовывался поиск и выслеживание стаи волков, обнаруженных в районе д. Полюдово Киздринского района. Только на третьи сутки преследования их удалось офлажить.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "О случаях нападения волка на людей"</p>
<p></p>
<p>Для достижения цели потребовалось 8 километров флажков, правильная расстановка номеров, активная работа загонщиков и точные выстрелы.</p>
<p></p>
<p>Итогом стала добыча шести хищников, наносивших огромный урон диким животным и домашнему скоту личных подсобных и фермерских хозяйств.</p>
<p></p>
<p>Только одному сельхозпредприятию «Биопродукт-Агро», специализирующемуся по разведению чистопородного крупного рогатого скота, за 2017 год ущерб от нападения волков с учетом упущенной выгоды составил 6,3 миллиона рублей.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Следы волка: как отличить и что нужно знать"</p>
<p></p>
<p>Его руководство оказало практическую помощь транспортом и ГСМ, участвующим охотколлективам и персонально поощрило метких стрелков.</p>
<p></p>
<p>Ими оказались егеря Киздринского РООиР:</p>
<p></p>
<p>Денис Ильюшин — 2 особи; Александр Комаров — 2; Сергей Горбачев — 1; и охотник-активист Сергей Голубев —1 особь.</p>
<p></p>
<p>Надо отметить, что систематическая серьезная и, как правило, нелегкая и кропотливая работа в данном направлении ведется в Юхновском РООиР под руководством опытного охотника-волчатника, председателя правления А.И. Лобанова, а также в Сухиничском, Спас-Деменском, Ульяновском и Хвастовичском районных отделениях областной организации.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Кровь, пот и козероги

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»ФОТО SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ФОТО SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Ситуация была интересная.</p>
<p></p>
<p>С одной стороны, вот они, козероги, с другой — где гарантия, что пока мы будем подходить, их не спугнут волки.</p>
<p></p>
<p>Быстро перекусив и собрав пожитки, мы отправились в неблизкий путь через глубокое ущелье на другой хребет. Надо сказать, что спуск по склону с высохшей травой, на которой постоянно скользят даже самые хорошие горные ботинки, не представляется легким.</p>
<p></p>
<p>В самом низу ущелья нас ждал другой сюрприз — густой осинник с труднопроходимым кустарниковым подростом.</p>
<p></p>
<p>Но что не могло нас не порадовать, так это доносящиеся сначала едва-едва, а потом все громче и громче звуки бегущей по камням воды. Это был небольшой горный ручей с хрустально прозрачной, душистой и свежей водой.</p>
<p></p>
<p>В тот момент мы без колебания отдали бы полцарства за хороший глоток такой воды. Еще бы! Вдоволь напиться настоящей горной воды и полностью вымыться — не это ли счастье после того, что мы пережили, употребляя стоялую воду, да и то в ограниченном количестве.</p>
<p></p>
<p>Тут я случайно кинул взгляд на нашего Серегу. Он стоял в теплой куртке, с грязными руками, вымазанным в саже лицом и смотрел на нас как на дураков. На мой вопрос, почему он не сполоснется или хотя бы умоется чистой горной водой, Сергей едва выдавил: «А зачем?»</p>
<p></p>
<p>Я застыл от удивления, в голове мелькнула мысль: «Или я, или он явно перегрелся». Как не воспользоваться таким прекрасным случаем и не смыть с себя грязь, пыль и пот, накопленные за все эти дни? До сих пор это осталось за гранью моего понимания.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Освежившись и утолив жажду, мы двинулись в путь. Выйдя из ущелья, начали затяжной и очень крутой подъем и уже в первой его трети были опять мокрыми от пота. Солнце стояло высоко и обжигало нас своими лучами.

Не стоит забывать и о том, что все происходило на высоте от 1500 до 2000 метров над уровнем моря, где, стало быть, уровень солнечной радиации выше, чем на равнине. Так, галсами, мы медленно продвигались вверх.

Читайте материал "Трофейный козерог: не все коту масленница"

Хочется сказать несколько слов о способах движения в горах. Сергей, например, предпочитал медленный, но постоянный ход мелкими шагами, с редкими остановками для отдыха. Во время движения он был похож на караванного верблюда или мула, сконцентрировавшего свой взгляд в основном под ногами.

Тактика неплохая и подразумевает большой запас выносливости. Я двигаюсь в горах размеренным, но быстрым ходом, иногда с излишне широким шагом. За время таких «бросков» мне удается быстрее преодолевать определенные дистанции. Но в таком случае необходимы периодические остановки для восстановления дыхания. Витольд придерживался моей тактики восхождения.

Когда мы находились уже недалеко от вершины хребта, я краем глаза заметил движение на самой верхушке. Подняв голову, увидел стадо козерогов, несущееся справа налево по ходу нашего движения.

Причиной столь быстрого аллюра животных было явно не наше присутствие. На нас они не обращали никакого внимания. Зверей потревожило что-то другое. Витольд стоял, как всегда, чуть ниже меня, Сергей — чуть выше. Я свистнул Сергею, чтобы обратить его внимание на козлов.

 

При выборе оружия для горных охот необходимо помнить, что практически все охоты трудны физически, поэтому оружие должно быть максимально легким

и мощным. ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО

Он бросил взгляд в их сторону и ничего не сказал. Тогда я буквально подскочил к нему и дал понять, что, очевидно, это те козероги, которых мы видели от избушки, и скорее всего, они были напуганы теми же волками, что лежали чуть ниже их.

А стало быть, нам нет смысла двигаться в ту сторону, куда мы планировали. Сергей проигнорировал мой довод и продолжил движение вверх. Он все же намерен был пройти до того места, куда наметил. На мой взгляд, это было по меньшей мере неразумно. Раз стадо пронеслось на галопе с такой скоростью, то даже если это были другие козероги, то наши, подвергаясь стадному инстинкту, также рванут за этим стадом.

Но Сергей был непреклонен в своем упрямстве, которое впоследствии вышло нам боком. Придя на место, мы не обнаружили никаких козерогов, и нам пришлось возвращаться тем же тернистым путем. Предстоял неблизкий путь ко второй избушке.

Читайте материал "Выбор калибра и патрона для горной охоты"

Все бы ничего, и не надо было спускаться и подниматься, а только идти вполсклона. Но кто ходил в горах, тот знает, насколько это утомительно и опасно для голеностопа. Работают на растяжение одни и те же группы мышц и сухожилия.

К тому же, если у тебя плохая обувь или ты плохо затянул ботинки, пусть даже хорошие горные, мозоли тебе обеспечены. Этот путь был по-настоящему изматывающим, тем более если учитывать уже накопившуюся усталость. Витольд пыхтел сзади как паровоз и заметно замедлял скорость движения. Приходилось его ждать.

Часа через два, сделав огромный круг, мы вошли в густой лесок. Спустились сумерки, и мне показалось, что впереди я вижу силуэт козерога. Рога небольшие. Очевидно, молодой самец в возрасте около трех-четырех лет.

Некоторое время я сомневался и не мог представить, что вот так запросто можно подойти к козерогу на дистанцию всего 50 метров и найти его не в горах, где до этого искали, а в лесной чаще. Но это действительно так и было. Чуть поодаль я заметил еще несколько молодых самцов.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Перекинувшись с Сергеем парой слов, мы решили, что в любом случае одного из них можно стрелять, хотя бы на мясо, благо лицензии у ребят были, а сезон уже близился к концу. Я дал Витольду команду. На этот раз он долго не выцеливал.

Раздался выстрел, и тут, как черти из табакерки, со всех сторон посыпались козероги, которые обегали нас буквально на расстоянии вытянутой руки (мы насчитали в стаде более 30 голов). Вот это была коррида! Козлы чуть не растоптали нас.

А наш козерог остался на месте. Так что вскоре мы отведали полноценной горячей еды, и свежесваренный золотистый бульон и нежнейшее сочное мясо восстановило наши иссякшие силы…

У нас оставался еще один боевой день, ведь на охоте надо работать до последнего. В этом мне не раз приходилось убеждаться. Трудолюбивых боги охоты всегда вознаграждают. С такой надеждой после крепкого сна, на рассвете, мы с Сергеем и Витольдом выдвинулись вновь попытать охотничье счастье. Руслан должен был спуститься к лодке и ждать нас внизу.

Читайте материал "Правильный выбор: три отдельных карабина или один карабин в трех калибрах"

Все было на месте: горы, водохранилище и палящее солнце. Не хватало лишь красивого завершения трудного и надолго запомнившегося тура. Мы опять видели козерогов, но из-за сложного рельефа подойти к ним не получалось.

Решили сделать привал и внимательнее осмотреть оставшуюся часть спуска к водохранилищу. Около получаса мы всматривались в скалистый ландшафт, и наконец Сергей заметил двух «пенсионеров», как он их назвал, т.е. старых самцов.

 

Палатка — неотъемлемая часть реквизита для горных охот, предполагающих хотя бы одну ночевку. В горах палатка становится временным домом. Главные требования к ней — ветроустойчивость и жесткость конструкции. Она должна противостоять непогоде, а также быть легкой, насколько это возможно.ФОТО CHARLES NG/FLICKR.COM (CC BY 2.0)

Старики паслись на небольшом плато и периодически мерились силой, ударяясь рогами. Нам оставалось только ждать, когда они уйдут на лежку, чтобы определить тактику подхода. Но они неожиданно скрылись за небольшим хребтиком.

Тут уже медлить было нельзя, и мы опрометью бросились, насколько позволял нам горный ландшафт, вниз. Через полчаса мы были уже недалеко от того хребтика. Сергей сказал сбросить рюкзаки и ждать, а сам пошел на разведку. Козероги могли быть где-то совсем рядом.

Я вытащил камеру, чтобы заснять сцену охоты. Витольд сразу подтянулся, лицо выдавало серьезный боевой настрой. Очевидно, сказывался фактор последнего дня и последнего шанса добыть трофей. Вскоре Сергей махнул рукой, подзывая нас к себе.

Мы медленно, пригибаясь, двинулись ко хребту. Сергей объяснил, что оба козерога лежат на небольшом плато на другой стороне ущелья. Дистанция была выгодная: около 150–170 метров.

Мы медленно протиснулись сквозь «любимые» кусты акации и вышли на небольшой утес, с которого предстояло стрелять. Позиция была неудобная. Мы с трудом нашли место, где Витольд мог устроиться полулежа и опереться на небольшой камень. Сергей оставался по левую руку, указывая направление, где следовало искать козерогов.

Для меня же на том утесе места не нашлось, но упустить возможность снять кульминационный эпизод охоты я не мог и потому примостился где-то с краю, так чтобы не мешать охотнику, и даже выбрал камень, на который мог опереться правой ногой. Смотреть по сторонам было некогда. Итак, камера включена, я снимаю.

Мешали кустики и травинки, которые лезли в кадр и сбивали резкость. Вот Витольд прицелился. Против солнца ему было трудно держать цель в прицеле, а мне — объекты охоты в визире камеры. Витольд выдохнул и затаил дыхание — значит, скоро последует выстрел.

Я собрался с силами, Правая опорная нога уже не дрожала, а тряслась от напряжения. Выстрел. Сквозь визир я увидел, как один козерог вскочил и посмотрел в противоположную от нас сторону.

 

У сибирского козерога характерная форма рогов. Они саблевидно изогнуты, сжаты с боков и могут превышать 125 см в длину. ФОТО ПАВЛА ГУСЕВА

Вероятно, туда пошло эхо после выстрела. Сергей, наблюдавший в бинокль, сказал Витольду стрелять еще. Поначалу я не мог разглядеть козерога, в которого Витольд уже попал, видел только того, что стоял, и думал: либо Витольд промазал, либо подранок еще мог стоять на ногах. Но когда позже я просмотрел запись, то обнаружил козерога, по которому был произведен выстрел.

Он медленно сползал на передних ногах к краю ущелья. Витольд сделал еще один выстрел по трофейному животному, и тот медленно кувыркнулся в ущелье. А второй козел опрометью бросился вверх и тут же скрылся за скалой.

Читайте материал "Серна — самый бюджетный трофей из горных животных"

Съемка окончилась, и я смог встать на обе ноги. Они словно одеревенели. Но это было не самое худшее. Когда я посмотрел вниз, по телу пробежали мурашки. Внизу зияла огромная пропасть с острыми камнями: если человек упадет с утеса, то собирать его придется по частям.

 

В наскальной живописи в Центральной Азии чаще других встречаются изображения горного козла. Например, на Алтае только в Кош-Агачском районе насчитывается 819 памятников археологического наследия. Наибольшую известность получили петроглифы на плато Укок. Здесь зафиксировано свыше 400 объектов различных эпох от каменного века и бронзы до позднего Средневековья. Для сибирских петроглифов характерны изображения диких животных, сцен охоты. Рисунок Татьяны Данчуровой.

Я перевел дух и поздравил Витольда с трофеем и окончанием тяжелой экспедиции. Он, по всей видимости, в тот момент еще не прочувствовал значимость совершенного, поэтому стоял скорее растерянный и опустошенный, нежели довольный и счастливый. Так часто бывает: на чрезвычайно тяжелых охотах радость от достигнутого всегда приходит запоздало.

Времени даром терять было нельзя, и мы двинулись вниз к трофею. Отыскать его оказалось непросто. Место, куда он упал, представляло собой небольшое каменистое ущелье, густо заросшее кустами акации и рододендрона. Из этих дебрей мы еле вытащили козерога. Длина его рогов составила 99 см, что для подвида весьма хороший результат.

После фотосессии и воздания последних почестей добытому животному мы оттащили тушу на берег водохранилища, где нас ждал Руслан, и уже в спокойной обстановке сняли шкуру.

А вскоре лодка несла нас по зеркальной водной глади, и ветерок приятно обдувал наши обожженные и высушенные солнцем лица.

Привет-охотбилет и возникшие трудности

фото: Семина Михаила
<br />» title=»фото: Семина Михаила<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Семина Михаила</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Снег в лесу еще лежал, хотя сугробы сильно сели.</p>
<p></p>
<p>Ночами подмораживало, и к утру можно было иногда ходить по насту без лыж, не проваливаясь.</p>
<p></p>
<p>Днем пригревало солнце, снег превращался в зернистую, рассыпчатую массу, и ноги уже проваливались до самой земли.</p>
<p></p>
<p>У меня по бедности были единственные резиновые сапоги с короткими голенищами. Все, что я смог с ними сделать, это по совету одного дальнего родственника приспособить к ним самодельные голенища из детской клеенки, которую продавали в аптеках.</p>
<p></p>
<p>Длинные голенища получились легкие, непромокаемые, вот только хлипкие очень. Чуть о сучок какой или о ледяной наст чиркнешь и готово дело — дырка появилась. Приходилось с собой в кармане рюкзака постоянно носить пузырек резинового клея, обрезки клеенки и рулончик изоляционной ленты на тканевой основе.</p>
<p></p>
<p>Кроме этого, чтобы при возвращении с тяги в темноте не сбиться с дороги и не ухнуть в какую-нибудь колдобину с ледяной водой, решил применить прочитанный в охотничьей литературе совет. Для этого нарезал из старых газет полоски, как для заклейки окон на зиму.</p>
<p></p>
<p>По выбранному засветло маршруту через каждые пятьдесят, а где и сто шагов накалывал на ветки, а где и завязывал на них узлами бумажные ленты. Мне обязательно нужно было без ошибки выбраться на насыпь заброшенной ветки одноколейной железной дороги. Дальше по шпалам, даже в сплошной темноте, уже не составляло большого труда выйти к железнодорожной станции.</p>
<p></p>
<p>Как и положено весной, с рассвета воздух звенел от птичьего пения. Но я не очень-то вслушивался в голоса общепризнанных певцов. Меня волновали совсем другие песни и звуки. Блеял бекас, взмывая вверх и бросаясь оттуда в пике. Где-то далеко бормотал свою весеннюю песню тетерев-косач.</p>
<p></p>
<p>Иногда с вышины доносился посвист утиных крыльев. Вот эта музыка заставляла меня застывать буквально с разинутым ртом, чтобы лучше слышать.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "О бедном госохотбилете замолвите слово"</p>
<p></p>
<p>Но приходилось вспоминать, зачем я, собственно, приехал: я хотел растянуть удовольствие от весенней охоты как можно дольше и решил в субботу вечером, прямо с работы ехать на открытие сезона в лес на тягу, там переночевать и отстоять еще и воскресную тягу.</p>
<p></p>
<p>Для ночевки надо было заготовить дров, чтобы не зябнуть ночью. Ночлег решил устроить под елкой, сантиметров тридцати диаметром, довольно густой и раскидистой.</p>
<p></p>
<p>День пролетел незаметно, солнце пошло к закату, а часовая стрелка к семи вечера. Я не знал тогда точно, когда может начаться тяга. Ждал, что должна загореться первая звездочка. Место для наблюдения выбрал на вырубках.</p>
<p></p>
<p>На месте вырубки, заполнившей все пространство в углу, образованном старым лесом, были кое-где оставлены старые «семенные» сосны, старые липы и дубы. Стало смеркаться. Я вертел головой по сторонам и напрягал слух.</p>
<p></p>
<p>В этот раз не услышал полной песни вальдшнепа. Так, что-то «цвикнуло». Шагов за восемьдесят, а может и за все сто, вдоль стороны угла большого старого леса, с севера на юг проплыло кургузое туловище с опущенным книзу длинным клювом. Вальдшнеп!</p>
<p></p>
<p>До того времени, когда совсем стемнело, по этому же маршруту прошли еще две птицы. Что же, дело сделано. Место тяги известно. Остается пораньше занять место на трассе пролета, чтобы не опередили конкуренты.</p>
<p></p>
<p>Все, больше без ружья здесь мне делать нечего. До железнодорожной станции долетел, как на крыльях. Добравшись домой, свалился в глубокий сон.</p>
<p></p>
<p>В понедельник на работе начальник преподнес мне сюрприз: «В следующее воскресенье, идя навстречу пожеланиям трудящихся о благоустройстве родного города, объявляется воскресник по озеленению к майским праздникам ближайших от предприятия улиц. Явка всем, особенно молодежи, обязательна».</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Об охотничьем билете и спекуляциях вокруг него"</p>
<p></p>
<p>У меня как-то болезненно сжалось сердце. Прощай, субботняя тяга! Выходит, зря дрова заготовил. Не помогло даже, что из суеверия не стал к тяге новых патронов заряжать.</p>
<p></p>
<p>Воскресник закончился в два часа дня. Не знаю, от моих ли проклятий, но через три года все посаженные нами тополя вырвали с корнями, привязывая поочередно стволы цепью к вилам автопогрузчика.</p>
<p></p>
<p>Причиной стал периодический срыв плана одного предприятия, соседствовавшего с новопосаженными тополями. Все они с конца мая и до середины июля обильно посыпали окрестности своим пухом. Он проникал повсюду, в том числе и на одно очень важное предприятие, расположенное поблизости. Нарушалась технология, срывался план.</p>
<p></p>
<p>Переоборудование вентиляции по стоимости и срокам превышало стоимость и срокам превышали финансовые потери от уничтожения тополей.</p>
<p></p>
<p>Но это все было еще впереди, а пока тополя отобрали у меня субботнюю тягу и замахнулись на воскресную.</p>
<p></p>
<p>В полном отчаянии рванул к дому. Я боялся, что опоздаю и выбранное мной накануне место окажется кем-нибудь занятым. Дома, наскоро переодевшись, обул резиновые сапоги, подхватил рюкзак с самым необходимым, ружье и рысцой на вокзал.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Электричка оказалась переполненной. Час с небольшим пришлось стоять в тамбуре почти по стойке «смирно». К шести часам вечера я добрался до угла старого леса. Огляделся — никого нет. Можно занимать самому.

Читайте материал "Охотхозяйства придумали новую схему обмана охотников"

К этому времени я уже просто взмок от пота. Пришлось снять рубашку и майку, чтобы развесить их на ветках деревьев для просушки. Земля под ногами была мокрой, и присесть было не на что. Решил стоять до победного конца, иначе только отойдешь, так сразу кто-нибудь займет мое место.

На легком ветерке, да еще с солнышком в придачу, моя одежда быстро просохла. Когда часовая стрелка пошла отсчитывать восьмой час, я оделся, зарядил одностволку семеркой и стал ждать. Я думал только о предстоящей встрече с вальдшнепом.

Вдруг среди мелких елочек послышалось какое-то негромкое чавканье. Я на всякий случай ружье наизготовку взял. Из-под еловых веток, почти лежащих на земле, на полянку вылез ежик. Наверное, проснулся от зимней спячки и к вечеру есть захотел. Ежик шлепал лапками по мокрой земле, как будто чавкал. Иногда останавливался и водил по сторонам черной кожаной пуговкой носа.

Вдруг до меня донеслось: «Цвик!» Сразу стало жарко, я застыл с разинутым ртом, чтобы лучше слышать, обводя глазами небо над деревьями с северной стороны. Снова «цвикнуло».

Из-за вершин деревьев точно с северной стороны выплыл вальдшнеп. Он летел довольно высоко, лучи заката из-за леса подсвечивали его и поэтому казался коричневым, натуральным, а не черным, каким он кажется, когда совсем стемнеет. Теперь, когда вальдшнеп был близко, я услышал его песню полностью.

Вторая половина песни, с хрипением, казалась какой-то обволакивающей. Будто звучала не птица, а вся окрестность. Вальдшнеп шел немного правее меня, получался высокий боковой выстрел. Ровная мушка в прорези одностволки на фоне еще совсем светлого неба шла на корпус впереди птицы. Я нажал спуск. Ударил выстрел.

Обволакивающая мелодия оборвалась. Птица на миг замерла и сейчас же кувырком повалилась на землю в каких-нибудь пяти или шести шагах от меня. Больше вальдшнеп не шелохнулся — бит чисто. Ну что же, одну семерку использовал по назначению!

Вытащил из ствола теплую, дымящуюся латунную гильзу и сразу зарядил вторую семерку. Подобрал вальдшнепа и положил его на висящий на сучке рюкзак. Стал ждать дальше.

Читайте материал "Весенняя охота 2018 года в Московской области начнется раньше срока"

Как обычно после захода солнца, из низин, из лесной чащи, где еще сохранился тающий снег, пополз сырой, холодный воздух. По телу забегали мурашки, поежился и я вспомнил, что оставил свитер дома.

Все заметнее темнело. В небе светились десятки звездочек. Кроме журчания воды в ручейках, ничего не было слышно. Меня все сильнее пробирала дрожь от холода.

Убрал вальдшнепа в рюкзак и по возможности бесшумно побрел к станции в сгущающейся темноте. Больше не пришлось в этот день услышать еще раз вальдшнепа. Не знаю, может, неделю назад я видел одного и того же вальдшнепа, пролетевшего по своему маршруту три раза?

Озноб не проходил и, добравшись до насыпи одноколейки, я припустил по шпалам рысцой. Немного не дойдя до станции, остановился, разрядил ружье и убрал его в брезентовый изношенный чехол.

Ждать даже четверть часа до прихода электрички на открытой платформе не смог. Зашел в станционное помещение. Народу — никого, печка каменным углем топится. Такое было усыпляющее тепло, что побоялся садиться, чтобы электричку не проспать.

Вычистил ружье, а тут и электричка подошла. На следующей остановке шумной группой вошли охотники. Все с двустволками и в измазанных грязью фирменных сапогах с длинными голенищами. У одного вальдшнеп-подранок в руке, остальные — пустые.

Все хором владельцу подранка советы дают, как его лучше прикончить. Один даже складной нож вытащил. Не знаю, на чем они порешили, а только стали ружья разбирать и в чехлы прятать. Владелец подранка все свое ружье показывал и приговаривал: «Вот ИЖ-58 купил, хорошо бьет!»

У меня от этих слов ревниво сжалось сердце. Вот у него уже есть ружье, о котором я только мечтаю! Мне нужно больше года копить необходимую для покупки сумму. Но ничего, я обязательно заработаю, будет у меня и двустволка, и фирменные сапоги.

Остаток дороги до города я дремал под стук колес, и в моих ушах звучали то журчание ручейков, то песня вальдшнепа.

У берлоги: не все достойны уважения

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Как правило, наибольшая плотность дичи и зверья там, где когда-то жили люди, а потом ушли.</p>
<p></p>
<p>Разреженные, осветленные леса более продуктивны, нежели дремучие, нетронутые чащобы.</p>
<p></p>
<p>Покинув Москву днем, на другой день вечером я уже пил чай у хороших знакомых в леспромхозовском поселке.</p>
<p></p>
<p>Через неделю-две должен был ко мне подъехать один из моих приятелей, тоже лаечник и вроде охотник. До какого-то времени я верил: все лаечники достойны только любви и уважения. Лишь потом, наученный горьким опытом, понял, как заблуждался.</p>
<p></p>
<p>Дело не в привязанности к охоте с той или иной породой собак. Состояние души и безусловное следование неписаным этическим принципам — по-видимому, это то, на чем мир стоит, живет и развивается дальше.</p>
<p></p>
<p>Подкупив продуктов, по возможности функционально, и собравшись, на другое утро я был заброшен на «семёрке» к избушке.</p>
<p></p>
<p>Поздняя осень, все плачет, светло и одиноко. До жилья около 20 километров. Сразу же сделал небольшой ремонт: постелил доски на пол, обил пленкой потолок, углы, окна, выгреб грязь, скопившуюся за мое отсутствие. Разложил все по своим местам и почувствовал себя дома.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "За пещерным медведем: выкурить зверя нужно уметь"</p>
<p></p>
<p>Когда-то на этом месте делали и обжигали кирпич, остались навесы, сушила, в общем, масса стройматериала. Но желающих отремонтировать избушку почему-то не было.</p>
<p></p>
<p>Путики были проложены давно, осталось только прикормить их и зарядить капканы. Пес мой в диком восторге летал вокруг избушки, то и дело порываясь «слинять» на вольную охоту.</p>
<p></p>
<p>Пройдя на следующий день небольшой маршрут (километров 15-16), вернулся с пятком рябчиков, вороным краснобровым тетеревом и молодым глухарем. Тропа была черная, а пробная белка с синими пятнами на мездре. Надо было ждать холодов, снега, ноября…</p>
<p></p>
<p>Время летело, выходы на маршруты интересны, душа потихоньку оттаивала от «благ« цивилизации. Приехал приятель с молодой собакой, надеясь поставить ее по всему. К сожалению, он не понимал и не хотел понимать свою собаку, а от моих советов попросту отмахивался. Естественно, работала собака никак.</p>
<p></p>
<p>Очень скоро мы начали ходить по разным маршрутам. Мне везло. Как-то за один день я принес три куницы: две сработал кобель, одна попала в капкан. У приятеля щеки надувались так, что их было видно со спины. Я понял, что это последний наш совместный выезд на охоту.</p>
<p></p>
<p>Пошли снега, морозило, отпускало, и как-то, километрах в двух от избы, мой кобель метнулся с просеки, странно «забухав», вежливо и редко. Аккуратно пройдя около ста метров от просеки, за большой вывороченной елью увидел кобеля, отдававшего какой-то неуверенный голос, а в районе комля — выступающую над стволом полуседую голову медведя.</p>
<p></p>
<p>Расстояние было около 20-25 метров, меня прикрывали заснеженные елочки. Стал соображать: голова большая, с сединой, значит, медведь крупный, одному опасно, надо уходить. Со всей возможной осторожностью — хорошо погода мягкая!— я тихо пошел своим следом на просеку, заодно делая ножом метки на тонких деревцах.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Схватка с медведем: редкое спасение"</p>
<p></p>
<p>Отойдя в сторону избы с полкилометра, свистнул кобелю, вернувшемуся довольно быстро, и пошел домой. Сообщаю новость приятелю. «Врешь, тебе показалось, какие тут медведи…» Я не стал «пылить», собрался и пошел в поселок. Пришел потемну, позвонил районному охотоведу.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Через сутки охотовед и два его приятеля на «ЗИЛе» с арочными колесами были у меня в избе. Быстро собрались, после краткого инструктажа потихоньку пошли к берлоге.

Рассмотрев внимательно контингент охотников, поставил всех троих у квартального столба, указав направление стрельбы: только вдоль просеков.

Пустили кобеля, и мы с охотоведом аккуратно пошли к берлоге. Кобель уже азартно лаял. Я взглянул на охотоведа — как-то он очень суетливо себя вел. Метров за 30 я знаками показал: ты заходи с вершины ели, а я прямо к комлю.

Одеты в белые халаты, снег не хрустит, погода идеальная. Подхожу метров на 15 к комлю, смотрю — кобель наседает на берлогу (а она оказалась верховой!), голова медведя поднимается все выше, видны желтые зубы, вот уже и шея показалась. Ну, думаю, — уйдет!

Выстрела напарника все нет. Прикладываюсь и стреляю дуплетом в шею. Зверь осел, слышу какое-то шевеление — кобель треплет зверя. Констатирую с сожалением — пропала берложная собака, теперь это будет средних рабочих качеств, в лучшем случае «пастушок», который пасет медведя.

Окликнул напарника, сошлись. «Ты чего, говорю, не стрелял?» ( У него был карабин, а у меня двустволка 16-го калибра.) — «Не мог — говорит, — кобель все время был на выстреле».

Позвали остальной коллектив, сделали памятные кадры, ошкурили зверя и на двух кольях донесли его до избы. Товарная лицензия была у одного из охотников. Мне достались лапы и голова. Охотовед заверил, что после сдачи мяса и шкуры моя доля в денежном эквиваленте будет мне передана.

Читайте материал "Восточносибирская лайка: нужно вернуть тех собак с Иркутска"

Ждал я 12 лет. Встречаю как-то того охотника, на кого была товарная лицензия. Разговорились, то да се. «А я, — говорит, — твою долю передал охотоведу». Не знаю, где она, эта доля осела, но неприятный осадок на душе до сих пор остался.

Охота без охотничьей этики теряет свою прелесть и превращается просто в добычу. Мясо-то и в магазине можно купить. А вот те мгновения, когда подвергаешься смертельной опасности, но уверен, что в случае непредвиденных обстоятельств пуля друга найдет зверя, многого стоят.

Вот почему я охотился много лет в одиночку — так вернее. Можно ошибиться только в себе или оружие подведет. А это — судьба!

Жизнь охотинспектора ничего не стоит

 

Уже известно, что в администрацию Президента будут направлены документы о представлении А. Минина к ордену Мужества (посмертно), его семье будет оказана материальная помощь из бюджета Челябинской области.

«Данный случай является беспрецедентным на территории области», заявил пресс-секретарь министерства экологии. Да, к счастью такие трагические случаи с охотинспекторами происходят не так часто, как с военными, сотрудниками МВД и других силовых структур, но все же регулярно.

Так в Курганской области 15 лет назад пытавшийся скрыть следы своего преступления браконьер застрелил егеря Сафакулевского заказника Халиуллу Касимова и его брата Сайфуллу – общественного охотничьего инспектора.

http://sapsankurgan.ru/news/pamjati_bratev_kasimovykh/2017-12-11-268

Слава Богу, что не все конфликты с охотниками заканчиваются стрельбой и тем более гибелью инспекторов, но напряженное и жесткое «общение», погони и задержания нарушителей – достаточно частая практика российского охотнадзора, по крайней мере в тех субъектах и подразделениях, которые пытаются реально, а не на бумаге противостоять браконьерству.

В конце 2017 года Генеральная прокуратура РФ по поручению Президента России подготовила анализ состояния законности в сфере сохранения и использования объектов животного мира.

Среди других вопросов внимание акцентировано на том, что количество государственных охотничьих инспекторов в России крайне недостаточно для пресечения бесконтрольной добычи диких животных. Это, безусловно так, только вот смогут ли инспекторы одной лишь численностью остановить все более дерзкий и массовый напор браконьерства?

Полагаю, что в порядок осуществления федерального государственного охотничьего надзора следует ввести обязательное требование о минимальном составе рейдовой группы для проверки охотников в охотугодьях в количестве не менее 3-х человек.

Видимо, из этого и исходил Президент России, когда пять лет назад давал поручение обеспечить наличие не менее трех охотинспекторов в каждом муниципальном районе. К сожалению, указанное поручение, не исполнено. Минприроды внесло изменения в свой приказ об эффективности деятельности уполномоченных органов госохотнадзора.

Читайте материал "Горный Алтай: один день в рейде с госохотинспектором"

И если по итогам 2016 года требовалось именно по 3 инспектора на район, то теперь, т.е. в 2017-2019 годах Министерство полагает, что для эффективной работы достаточно только 2 инспекторов.

Федеральный закон от 24.04.1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», в котором есть целая глава «Права и социальная защита должностных лиц, уполномоченных осуществлять охрану животного мира и среды его обитания».

Права установлены достаточно подробно, и, кстати, вполне сходны с полицией: досмотр личный и вещей, задержание, остановка и досмотр транспортных средств, проверка оружия, хранение и ношение служебного оружия, гражданского оружия самообороны и специальных средств (наручники, дубинки, баллоны), применение физической силы, специальных средств, служебного оружия. Все это хорошо и правильно.

Но вот социальной защите должностных лиц посвящена всего одна статья, и та состоит из нескольких строк о том, что такая защита осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. А законодательства нет…

Вроде бы есть Федеральный закон от 20.04.1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Закон действует в целях обеспечения государственной защиты должностных лиц контролирующих органов, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями и устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких.

Государственные инспекторы в области охраны окружающей среды (так сейчас называются госохотинспекторы) как раз и являются такими должностными лицами контролирующих органов.

Читайте материал "Охота и ее место в современном мире"

Казалось бы, вот и нужное решение! И конкретные меры социальной защиты прописаны! Увы — данный закон распространяется только на ограниченный и исчерпывающий перечень должностных лиц: судей, прокуроров, следователей, полицейских, росгвардейцев. К таковым охотинспекторы не относятся.

Таким образом, ни порядка такого финансирования, ни самого финансирования на данный момент на федеральном уровне нет. А региональные бюджеты, кое как закрывающие «дыры» в социалке и бюджетной сфере, не могут в большинстве случаев позволить себе самостоятельно устанавливать такие гарантии и выплаты.

Например, в середине 2016 Минприроды Омской области справедливо полагало, что инспекторы по охране окружающей среды не реже полицейских рискуют своими жизнями и здоровьем. Потому разработали поправки в Кодекс Омской области о социальной защите отдельных категорий граждан.

Планировалось дополнить закон мерами социальной поддержки граждан, являющихся государственными инспекторами в области охраны окружающей среды. Однако эти поправки так и не были приняты. А действие социальных гарантий по закону о государственной гражданской службе Омской области ежегодно приостанавливается в силу дефицита бюджета…

Не решен этот вопрос на системном уровне и в законодательстве Курганской области.

По закону «О государственной гражданской службе Курганской области» гражданскому служащему предоставляются государственные социальные гарантии.

Так, декларировано обязательное государственное социальное (не путать с медицинским!) страхование на случай заболевания или утраты трудоспособности в период прохождения гражданской службы и страховые выплаты. Но только декларировано. Ни порядка, ни сумм страхования и выплат не установлено.

Читайте материал "Шуба-убийца погубила охотника"

По указу Губернатора Курганской области «Об утверждении Порядка и размера выплаты материальной помощи государственным гражданским служащим Курганской области» служащему единовременно выплачивается материальная помощь, но только при наличии экономии средств фонда оплаты труда органа государственной власти, где он работает.

Механизма гарантий или выплат служащему в случае потери трудоспособности или гибели в связи с исполнением должностных обязанностей этот указ также не содержит.

Таким образом, проблема страхового обеспечения и социальной защиты охотинспекторов в настоящее время ни в федеральном, ни в региональном законодательстве, не решена.

Практически все работники охотнадзора и другие знающие эту работу люди задаются вопросом: почему должно быть различие между полицейским или военным, пострадавшем при исполнении обязанностей, и охотинспектором?

Этих различий не должно быть! Потому что оба выполняют свой служебный и государственный долг. А охотинспекторы находится даже в более опасных условиях, чем например, полицейский: ведь охотники всегда вооружены.

И как будет реагировать охотник, которого необходимо задержать, обыскать, изъять оружие и добычу и доставить в полицию? Тем более в наше время, когда уровень законопослушности падает с каждым годом…

И как поступит инспектор, встретив в рейде, вдали от всякого жилья и полиции, вооруженных и заведомо незаконопослушных охотников, зная при этом, что может получить жесткий вооруженный отпор? И ещё зная при этом, что чаще всего в таких конфликтах, даже без стрельбы, виновным, как правило, оказывается инспектор.

Потому, что потом нарушители и их адвокаты, а вслед за ними начальство, прокуроры и следователи, задают инспектору, как ни странно, похожие вопросы: а зачем ты встал на пути машины (снегохода, квадроцикла)? зачем бросался под колеса? Зачем угрожал законопослушным гражданам оружием? Нет, не надо было таким самоотверженным образом защищать природу и животный мир!

А как её ещё можно защищать?! Государственный охотничий надзор по сути — такая же силовая структура, по степени опасности, риска и характеру работы ничуть не уступающая полиции или Росгвардии. Подтверждений тому в России немало. Пока ещё немало…

Пока работают в этой системе люди старой закалки, работающие за идею и по совести, потому что не могут иначе. Но у многих из них уже опускаются руки, они спрашивают себя: а зачем мне это надо? Стоят ли мое здоровье или жизнь нескольких потенциально сохраненных лосей или косуль?… Кто поддержит и обеспечит мою семью, если не дай Бог что-то со мной?..

И речь не только об официально не установленных страховании и выплатах за вред здоровью или гибель при исполнении. А встанут ли на мою защиту перед следователем или в суде мои начальники? А прокурор? К сожалению, все чаще, по опыту аналогичных дел, ответы на такие вопросы — отрицательные. Инспекторы все это знают и понимают.

Читайте материал "Чиновников охотдепартамента Оренбуржья уволили после стриптиза и пьянки"

Вот именно поэтому увеличение численности инспекторов, по моему мнению, хотя и укрепит моральный дух инспекторов — всё ж не один в поле (в районе) воин — но не изменит в корне имеющуюся ситуацию.

С 12 февраля вступили в силу новые размеры возмещения вреда, причиняемого незаконной добычей охотничьих ресурсов. Так, за незаконную добычу самца лося иск составит 240 тыс. руб., самки — 400 тыс. руб., косули 120 и 200 тыс. руб. соответственно. А самка лося в заказнике будет «стоить» браконьеру 560 тыс. руб. Планируется внесение поправок в статью 258 УК РФ, где максимальное наказание за незаконную охоту существенно увеличится.

Безусловно, это важный шаг в борьбе с браконьерами. Но ведь нужно обеспечить практическую реализацию этих мер и неотвратимость наказания, задержать браконьеров и доказать их вину.

Как вы думаете: люди, осознано, организованной группой по предварительному сговору идущие на преступление, за которое им помимо уголовной ответственности грозит ещё и полумиллионный иск, при встрече с инспектором послушно остановятся, сдадут оружие и без сопротивления поедут в отдел полиции?

Вопрос риторический. У меня за плечами 32 года службы в системе государственного охотничьего надзора. И поверьте, я не понаслышке знаю, чем, в большинстве своем, заканчиваются такие встречи… Некоторые из них описаны в книге:

http://www.priroda.kurganobl.ru/assets/files/Ohota/Nauch_Izdat/Book_ot_proshlogo_nasto.pdf

Именно поэтому сейчас может быть даже больше чем раньше так необходимо четкое законодательное определение декларированных законом «О животном мире» мер социальных гарантий и выплат охотинспекторам.

Конечно, при всех возможных мерах полностью исключить такие трагедии невозможно, в такой работе риск будет всегда. Но чтобы его минимизировать, нужно принимать конкретные меры по фактической реализации декларированных гарантий инспекторам.

Я обращаюсь к Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, Государственной Думе, Совету Федерации, Правительству РФ, ко всем тем, от кого непосредственно зависит изменение действующего законодательства, судьбы и жизнь людей да и в целом ситуация в охотничьем хозяйстве.

По Конституции животный мир в Российской Федерации охраняется как основа жизни и деятельности народов, а согласно закону «О животном мире» он является государственной собственностью. Конституция гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. Разумеется, должна быть гарантирована защита прав граждан, непосредственно отстаивающих государственные интересы.

Я уже не говорю о необходимости надлежащего материально-технического обеспечения и денежного содержания должностных лиц, которое тоже по закону должно в полном объеме поступать из федерального бюджета.

Все это нужно делать, если мы хотим реально изменить ситуацию. А если не хотим, или пока не можем по объективных экономическим соображениям – давайте честно скажем себе и обществу – пока в приоритете другие вещи.

Может быть так и надо. быть это правильно – там дети, больные, пенсионеры, инвалиды. Но ведь охотинспектора тоже люди. Граждане России. Которые ценой своего здоровья а иногда и ценой собственной жизни становятся на пути вооружённых людей.

Что-то не то происходит с нашим обществом. Люди ,из-за куска мяса, готовы лишить жизни другого человека. А государство не может выделить средства на погребение. За людей обидно, за таких, как Александр Минин…

Схватка с медведем: редкое спасение

Фото Tambako The Jaguar/flickr.com (CC BY-ND 2.0)
<br />» title=»Фото Tambako The Jaguar/flickr.com (CC BY-ND 2.0)<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото Tambako The Jaguar/flickr.com (CC BY-ND 2.0)</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Оглядываясь назад, могу сказать, что коопзверопромхозы, являясь многоотраслевыми хозяйствами, были, пожалуй, самыми удачными охотпромысловыми организациями за все советское время.</p>
<p></p>
<p>Поэтому приходится лишь сожалеть, что им на смену пришел сегодняшний беспредел.</p>
<p></p>
<p>Полино-Осипенковский район всегда славился добычей золота, добываемого там в россыпях. Амгунь — левый приток Нижнего Амура; река нерестовая, богата рыбой, а тайга богата пушниной и дикоросами. Из дикоросов заготавливались: папоротник-орляк, ягоды (жимолость, голубика, клюква, брусника) и грибы. Королем пушных заготовок был соболь амурского кряжа, ондатра, норка, колонок, горностай, выдра, лиса, волк, рысь, медведь, белки почти не было.</p>
<p></p>
<p>План по соболю ежегодно выполнялся (35 лицензий) вкупе с другими видами и дикоросами, давая моим штатникам надежный заработок, так что, смею думать, зарплата моя оправдывалась.</p>
<p></p>
<p>Осенью 1972 годо я пришел на моторке («Казанке» с 25-сильным «Вихрем») в «Полину» за капканами и патронами. С получением и погрузкой провозился до обеда, и Ваня Преображенский, мой приятель-охотовед, начальник центрального участка, посоветовал мне не спешить, а ночевать.</p>
<p></p>
<p>До Удинска около 250 километров, я за оставшееся светлое время их не одолел бы, пришлось бы заночевать в пути.</p>
<p></p>
<p>На дворе стоял октябрь, по Амгуни пошло «сало», и я решил отчалить. Ваня подсказал мне про охотничью избушку на правом берегу, где можно было переночевать.</p>
<p></p>
<p>Шел я не очень быстро, вода сильно упала, и «срубить» винт ничего не стоило. Избушку я заметил с воды, берег был невысок, от него до избушки было не более 70 метров. Одет я был в телогрейку и полушубок, ноги в резиновых сапогах в лодке прикрывал тулупом.</p>
<p></p>
<p>Причалив, я пошел к избушке, не сняв полушубка. Дверь в избушку была открыта, что меня несколько насторожило. Ранее доводилось слышать о грабежах избушек росомахами. Карабин у меня был привязан шнуром в лодке, и шел я без него.</p>
<p></p>
<p>С порога не заметил ничего необычного, в избушке, конечно, был полумрак, а я смотрел со стороны света. Про себя решил, что хозяин так сушил помещение.</p>
<p></p>
<p>Взяв в руки пустые ведра, я пошел к реке за водой, вошел в сапогах в реку, стал набирать воду, но какой-то странный звук заставил меня насторожиться; почувствовал смертельную опасность.</p>
<p></p>
<p>Краем левого глаза я увидел за спиной стоящего на задних лапах медведя! С тех пор прошло почти полвека, но и сейчас я не могу объяснить свои действия.</p>
<p></p>
<p>Я шагнул спиной назад, навстречу зверю, и выпустил из рук ведра. Медведь коротко рявкнул и цапнул меня за затылок, а лапами обхватил с боков. Голову спас стоячий воротник полушубка и армейская цигейковая шапка, к тому же я резко наклонился вперед, стараясь вырваться из медвежьих объятий.</p>
<p></p>
<p>Когда-то меня учили эвенки, что надо падать медведю под ноги и ножом резать ему брюхо, тогда «у зверя выпадут кишки, и ему будет не до тебя». Легко сказать, да трудно сделать!</p>
<p></p>
<p>Нож висел у меня на поясе, и был он остер, поэтому я, наверное, и пишу сейчас об этом эпизоде в моей жизни. Ножи я всегда делал сам, сам и точил их, терпеть не могу тупых ножей!</p>
<p></p>
<p>Мой медведь на задних лапах был выше меня, но «наука» все-таки пригодилась: я мигом упал на колени и, воткнув нож в нижнюю часть брюха зверя, резко дернул его кверху. Ощущение в руке было такое, будто режу резину, толщина подкожного сала на брюхе была не менее 8 см (это выяснилось позже).</p>
<p></p>
<p>Медведь взревел, на прощание провел когтями по моей спине и… рванул прочь. Кишки, впрочем, из него не выпали. Мне, конечно, повезло: медведь был молодой и трусливый.</p>
<p></p>
<p>Он успешно рыбачил в районе избушки летом на горбуше и кете и хорошо отъелся. С приходом холодов зверь обследовал пустое жилье и решил в нем зимовать, для чего натаскал под нары сухой травы и с комфортом там устроился. Увы, на беду явился я, и он решил со мной разобраться.</p>
<p></p>
<p>Голова гудела, на затылке от клыков набухли гематомы, болели бока. Как показал потом рентген, с левой стороны одно ребро было сломано, а справа два ребра</p>
<p>треснули.</p>
<p></p>
<p>Спину спас полушубок и телогрейка, царапины были неглубокие и кровоточили мало, к тому же в горячке я не чувствовал боли, она пришла потом.</p>
<p></p>
<p>Возвращаться в «Полину» не имело смысла, до темноты я бы не успел. Раций тогда у нас не было, о мобильных телефонах вообще не помышляли. Поразмыслив, я решил идти вниз: километрах в пятнадцати недалеко от устья левого притока был эвенкийский колхоз, там был фельдшерский пункт. И туда я мог успеть до темноты.</p>
<p></p>
<p>Самое трудное было завести мотор: кое-как двумя руками удалось дернуть шнур стартера, и мотор заревел! Шел, разумеется, не на всех парах из-за тяжелого самочувствия, но добрался засветло.</p>
<p></p>
<p>Мне сразу помогли добраться до медпункта, где старичок эвенк спросил: «Большой амикан был, Володя?» Я рассказал, как было дело, и уже на следующий день мой обидчик был доставлен в поселок в виде мяса и шкуры.</p>
<p></p>
<p>С конторой я связался по телефону, директор предлагал санрейс, но я отказался и через два дня в обществе двух молодых эвенков, Соловьева и Белолюбского, отбыл в Удинск, возлежа на медвежьей шкуре под своим родным тулупом.</p>
<p></p>
<p>Получалось, что я дешево отделался: дольше всех болели ребра (больше месяца), слезать с кровати было мучением, а царапины на спине и гематомы сошли через неделю. Штатников своих я отоваривал лежа.</p>
<p></p>
<p>Сочувствуя, они даже не полностью пропили положенный аванс, что тогда было традицией, и относительно споро подались на промысел.</p>
<p></p>
<p>Промысел в ту зиму был удачен, план выполнили, а вот следующий — 1973 год принес много неприятностей. Из-за дождливого и холодного лета было много шатунов, были и нападения медведей на людей, окончившиеся гибелью нескольких человек.</p>
<p></p>
<p>Медведь есть медведь, он — хищник, и об этом нельзя забывать.</p>
	</div><!-- .entry-content -->

	
</article><!-- #post-## -->

<article id=

Лихой тур на Кавказ

Фото автора.
<br />» title=»Фото автора.<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Фото автора.</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Честно сказать, я сам был рад возможности поохотиться с российскими охотниками, поскольку, что ни говори, а отсутствие языкового барьера делает любую поездку или путешествие более приятными.</p>
<p></p>
<p>Думаю, такие же мысли были и у наших егерей, ожидавших нас в своей горной деревне.</p>
<p></p>
<p>Что касается гостей, то это их первый визит в Азербайджан. Познакомившись с Виктором Лихачевым из Новосибирска и Константином Бочкаревым из Алма-Аты, вижу, что ребята боевые. А их закадычный друг Владимир Дмитриев, также из Новосибирска, хотя и приехал не как охотник, но видно, что тоже готов покорить горы Кавказа. Такой настрой радовал.</p>
<p></p>
<p>Кавказские горы — это важная географическая точка Евразии, разделяющая Европу и Азию. Еще в древние времена Кавказ привлекал внимание многих правителей и географов. А теперь и охотников.</p>
<p></p>
<p>Разместив багаж и ружья в джипах, мы мчимся в направлении горного района Исмайлы. По дороге на горном перевале хорошенько обедаем в местном ресторане (шашлыком, разумеется!).</p>
<p></p>
<p>Легкие впитывают горячий влажный воздух, глаза — проплывающие мимо лица, пейзажи, архитектуру. В общем, через три часа мы уже в деревне, где нас встречают наши егеря (все лезгины).</p>
<p></p>
<p>Непродолжительные рукопожатия, знакомство, и вот уже егеря перекладывают весь груз с провизией, багажом и ружьями в КамАЗ. «Не будем терять времени, в лагере еще наобщаемся», — говорит наш главный егерь Нариман.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Кровь, пот и козероги"</p>
<p></p>
<p>Выехав из деревни, сразу начинаем внимательнее приглядываться к горам, которые видны уже очень хорошо. На какой буду я? Думаю, этот вопрос задавал себе каждый из нас.</p>
<p></p>
<p>Проехав около полутора часов, пристреливаем ружья. Все хорошо. Едем дальше. Пересекаем горные реки и леса, пригорки и ручьи. Еще через час подъезжаем к нашей базе (1600 метров над уровнем моря).</p>
<p></p>
<p>По прибытии располагаемся в трех комнатах домика. Наш повар уже готовит то ли обед, то ли ужин, так как время уже 17.00. Вокруг дома красота неописуемая. За едой уже ближе знакомимся с гостями.</p>
<p></p>
<p>Тосты, планы на завтра. Константин выбирает конный маршрут в сопровождении трех егерей. Виктор пойдет с главным егерем Нариманом и его «юнгой» Пашкой по левую сторону от Кости по другому склону горы, но без лошадей. Мы с Владимиром с ними — как же без нас?..</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Длительное наблюдение в оптические приборы позволяет оценить ситуацию и

в некоторых случаях проложить оптимальный маршрут к горным животным. Фото автора.

Утро начинается с крутого восхождения. Сказать, что охота на кавказского тура сложна и требует как прекрасной физической, так и морально-волевой подготовки, ничего не сказать.

Даже у людей, дико любящих горы, в такие моменты частенько возникают малодушные мыслишки типа: «Господи, ну зачем я здесь???» Но все эти глупости уходят из головы, когда ты, поднявшись в горы, удачно поохотившись, возвращаешься с трофеем в лагерь, сидишь вечерком у костра, пьешь чай из горных трав (ну или не чай и не из трав…). Но тогда нам приходилось об этом только мечтать…

Потихоньку поднимаемся. Нариман и Виктор идут нога в ногу. Ни разу я не видел, чтобы с нашим главным егерем кто-то шел вровень. Хотя нет — припоминаю одного испанца, но он сам работает егерем у себя на родине, так что это не считается. Угол подъема от 30 до 50 градусов. Слышу стук собственного сердца.

Солнце припекает — будь здоров. Подкидываем себе в рот сухофруктов — запас энергии не помешает.

Видим стадо туров голов в тридцать. Трое из них очень хороши. Подход невозможен. По склону, который они не контролируют, нам без специального снаряжения не пройти. Снова затяжной подъем.

Наконец, ставим две палатки между горами на огромном плоском камне. Запасы воды невелики. В этом районе с ней напряг. Это проблема. Связываемся с Костей. Он, оказывается, отстрелялся, но мы его не слышали.

Стрелял вертикально вниз, когда тур сидел около водопада и не слышал ничего из-за шума воды. Поэтому удалось подойти близко. Нервничал, так как его для страховки держали за ноги, при этом вес «ангелов-хранителей» не вызывал у него никакого доверия.

Читайте материал "Трофейный козерог: не все коту масленница"

На самом деле Костя не стрелял до последнего момента, потому что видел большое стадо туров на скалах, к которым мы должны были выйти, и пытался нам помочь, вызывая по рации. Его тура доставали уже следующим утром.

Закончился насыщенный первый день охоты. Месяц расположился на уровне глаз, заливая ровным светом пики вершин. Красиво! Мы, без аппетита поужинав (очевидно, сказалась усталость), сразу же вырубились в палатке.

Утром Виктора в палатке уже не было. Нариман разбудил его еще до рассвета, и они, уйдя выше лагеря, в бинокль наблюдали за передвижением туров. Мы с Владимиром, наспех позавтракав, ждем ребят. Когда они вернулись, решено было идти дальше.

 

Восточно-кавказский подвид тура еще называют дагестанским. И это достойный трофей для

любителей горных охот. Фото автора.

По дороге видим два стада, поднимающихся от пастбищ. Одно стадо быстро набирает высоту и уходит за перевал. Второе располагается на дневку. Начинаем смотреть, решаем подойти, но тут стадо внезапно уходит на отвесные скалы. В чем дело? Видим причину — еще одного охотника.

Здоровый медведь, понимая, что обнаружен, уже не прячась, пробирается вниз. Свое дело сделал — наших туров спугнул! В принципе, можно было перехватить его. Но это — не наша цель. А вот нам задачу мишка усложнил намного.

Не найдя реальных путей подхода, идем на другой перевал. Видим, как по гребню противоположных склонов двигается стадо туров. Впереди просто огромный экземпляр!

Нариман, как бы между прочим, спрашивает, как у Виктора отношения со скалами, точнее с передвижением по ним. Все взвесив, решаем не рисковать.

Возвращаемся. Немного перекусив, думаем, как подходить. Тут поднимается туман. Это наш шанс. Пробуем подход, но туры и в тумане срисовывают нас. А может, что-то другое их спугнуло, но, так или иначе, они с грохотом уходят на другой перевал.

Наблюдаем за стадом из биноклей. Видим ничего не подозревающего Костю, который выходит посмотреть, что там за камнепад. И стадо бежит в пятидесяти метрах от него. Почему я не на месте Кости?!.

Выбора нет, сбрасываем лишние вещи и идем через те самые скалы. В некоторых местах просто дух захватывает. Приходят мысли, что лучше бы я любил рыбалку и кайфовал бы себе сейчас где-нибудь с удочкой (опять эти мысли!).

Виктор просит Володю сделать несколько снимков и получает резонный ответ, что у него, к сожалению, только две руки, а для фотосессии здесь явно нужны все четыре.

Читайте материал "Выбор калибра и патрона для горной охоты"

Выходим на вершину 3700 метров. Панорама потрясающая. Видим туров. Среди них тот, которого приметили утром. Азарт придает сил. Начинаем подход. Все идет как по маслу. Турам даже в голову не приходит, что с этой стороны может исходить опасность — это их крепость. Ветер на нашей стороне.

И тут егерь видит внизу, в узком ущелье, под водопадом одинокого тура. Рассматриваю рога. Нет, это не наш трофей! Но тур неплохой. Нариман спрашивает Виктора — будешь стрелять? Все равно хотел двоих добывать. Витя решает, что надо брать.

Заранее отказывается от нереального для него вертикального спуска вниз (дистанция до тура 241 метр). Проблем нет.

 

Выстрел. Тур катится в водопад. Пашка обреченно идет вниз за трофеем. Мы практически бежим дальше, но только слышим грохот камней. «Конь» Виктора убежал. Обидно! Ждем, пока нас догонит Володя.

И тут свист. Ничего не понимая, смотрим на противоположный склон и видим семнадцать туров. Буквально прилипаем к скалам — мы как на ладони. Они только поднялись из ущелья по ручью и не слышали выстрела из-за шума воды. Дистанция 530 метров. Вечер. Подойти не успеваем.

Чтобы переночевать, надо спуститься на 300 метров вниз. Туры стопроцентно нас срисуют. И Виктор принимает решение стрелять.

Один тур очень хороший, но он постоянно стоит «к лесу передом, ко мне задом». Видим, как один начинает смотреть в нашу сторону, к нему присоединяется второй. Время выбора закончилось.

Виктор выбирает более-менее нормального, стоящего боком, тура. Выстрел. Стадо срывается назад в ущелье. Невероятное зрелище! Через мгновение один тур кубарем катится вниз. Нариман не сдерживает радости, а Виктор еще не верит в успех — на 530 метрах он еще не стрелял!

Спускаемся немного вниз. Просто рай! Горизонтальная площадка, бежит ручей. Вдоволь пьем (наконец-то!). Нариман беспокоится за Пашу. Долго нет. Наконец-то он появляется и практически сбегает по крутой скале. Настоящий горец!

Читайте материал "Сохраним охоту минимум на сто лет"

Виктор, Владимир и егеря позволяют себе по три колпачка спирта. Мы, конечно, поздравляем Виктора Лихачева, лихого охотника из Новосибирска, с двумя отличными трофеями.

Утро третьего дня. Мы еще не подозреваем, что настоящее испытание — впереди. Назад возвращаемся другой дорогой. Если бы знал — какой, то пошел бы проторенным уже путем. Без комментариев!..

Костин трофей обрабатывается егерями, сам он сидит в беседке за столом и читает книгу про Азербайджан. Принимаем горячий душ — то, чего всегда так не хватает наверху.

Вечером нас ожидает настоящий пир. Завтра россияне улетают домой. А пока мы гуляем по улицам старого и современного Баку. Посещаем достопримечательности и магазины. Вечером небольшой банкет в ресторане (как же без него!).

Хочется думать, что эта охота была одной из самых интереснейших охот для Виктора, Константина и Владимира. И какой бы лихой не был тур и какими бы непреступными не были горы Кавказа, охота удалась. И удалась на славу!