Хутор Собачий

 

 

 

Это рассказ о небольшом кусочке заволжской земли, на котором стоит маленький охотничий хутор, и об истории самого хутора. Мы решили сохранить эту историю для своих детей и внуков и для всех, кто не равнодушен. Время собирать камни.

Борис Соколов, Илья Магрычев

 

 

 

 

От редакции:

Иногда хочется хотя бы раз увидеть то, о чём несколько раз прочитал. Наши читатели впервые узнали о хуторе Собачьем, упрятанном в лесной глубинке Нижегородской области, из одноимённого рассказа Ильи Магрычева "Хутор Собачий" и очерка Бориса Соколова "Счастливая весна".

Этот фильм о нём же. Это взгляд человека с ружьём и рюкзаком на историю родной земли. Взгляд охотника, бережно и трогательно вводящего зрителя в свой маленький, душевный и очень духовный мир таёжной романтики, быта егерей, истории исчезнувших деревень, затерянных в лесных дебрях святых мест, памятников культуры и таинственных древних погостов.

Мы будем ждать материалы и других наших авторов, решивших посвятить частичку своего творчества этой важной, бесценной теме.

Михаил Сёмин


Охотиться на своей земле и не любить её невозможно. Любить свою землю и не стремиться сохранить её историю недопустимо.

Это рассказ о небольшом кусочке заволжской земли, на котором стоит маленький охотничий хутор, и об истории самого хутора. Мы решили сохранить эту историю для своих детей и внуков и для всех, кто не равнодушен. Время собирать камни.

Фильм Бориса Соколова, Ильи Магрычева.

Пять в одном. Часть 4. "Мошники"


На различных интернетресурсах есть множество видеоматериалов о весенней охоте. О ней снято уже, наверное, всё. Поэтому перед авторами каждого нового фильма на эту тему стоит вопрос не о том, что показать, а о том, как это сделать.

Сайт ОХОТНИКИ.РУ продолжает показ фильма Бориса Соколова «ПЯТЬ В ОДНОМ», который представляет собою пять видеоочерков о событиях из практики группы охотников – друзей и единомышленников.

Каждый из этих очерков посвящён одной из охот, разрешенных в весенний период.

Этот фильм одновременно и серъёзный, и весёлый; и музыкальный, и документальный; и утончённый, и брутальный…в чём-то даже философский.

 

Взгляд авторского коллектива «ПЯТЬ В ОДНОМ» на весеннюю охоту представляется нам очень тонко и образно отражающим её истинную суть. Как неоднократно дают понять сами авторы, фильм посвящён не столько добыванию дичи, сколько духовному содержанию весенней русской охоты.

В этом сезоне мы представляем четвёртую серию «Мошники» об охоте на глухаря на току.

Предыдущие серии фильма можно посмотреть здесь (для просмотра нажмите на ссылку):

  • Кряковые и др.
  • Тяга
  • Особый случай

Начиная с четвёртой серии, авторы сменили видеоформат фильма и отчасти его графику — теперь его можно увидеть в лучшем качестве.

Этот фильм адресован тем, кто познал или хочет познать красоту, этику и культуру весенней охоты; тем, кого влечёт в угодья не желание пострелять во всё, что летает, и не жажда добычи, а трогательная любовь к природе и бережное, рачительное отношение к ней. А также тем, для кого наша охотничья страсть остаётся непостижимой загадкой.

Приятного просмотра!

P.S. Внимание! Если у Вас возникают проблемы с просмотром фильма на сайте, или хотите скачать и посмотреть фильм на телевизоре с USB-носителя, Вы можете скачать этот фильм, нажав на ссылку: «МОШНИКИ» (размер 1,06 Гб, кнопка «скачать» находится в правом верхнем углу)

Семин Михаил

Услышать тишину

фото: Бориса Соколова

фото: Бориса Соколова

Наши коллеги и зрители, посмотрев его, возможно, зададутся вопросом: «Почему эти ребята, работающие над охотничьими и краеведческими сюжетами, вдруг обратились к заповедной теме?! У них что, «свои» темы закончились?»

Нет, конечно. Тема наших охотничьих, рыбацких, сплавных и прочих приключений неисчерпаема. Только в текущем году мы планируем, если ничто не нарушит наши планы, передать редакции сайта ОХОТНИКИ.РУ ещё один, полноформатный фильм по нашей традиционной тематике. А на следующий год запланированы съёмки сразу четырёх фильмов об охоте, рыбалке, о нашей Нижегородской земле. Так что, с этим всё в порядке.

Тема заповедника привлекла нас по одной простой причине: мы убеждены, что охотники, будучи той частью россиян, которая исключительно тесно и целенаправленно связана с дикой природой, просто обязаны активно участвовать в культурно-просветительской деятельности, касающейся вопросов сбережения природы и деликатного, аккуратного отношения к ней.

Фильм, который вы сейчас посмотрите, снят нами при активном содействии администрации Государственного биосферного заповедника «Керженский» и предназначен именно для таких целей – для демонстрации группам школьников и студентов, посещающих заповедник в рамках экскурсионно-образовательной деятельности этого учреждения.

Если бы несколько лет назад, когда мы с друзьями только брали в руки видеокамеры и начинали осваивать премудрости монтажных программ, кто-то сказал нам, что несмотря на все наши старания этот фильм станет единственной работой, которую нам удастся сделать, мы всё равно занялись бы этим. Ибо понимание того, что несколько тысяч мальчишек и девчонок после просмотра этого видеоматериала станут чуть ближе к миру настоящих, истинных, живых ценностей, согревает душу и наводит на мысль о том, что Бог дал нам счастье быть охотниками и знать природу не понаслышке не только ради собственного удовольствия, но и для какой-то иной, не менее радостной цели.

Существует устоявшееся и вполне логичное представление о том, что, если фильм о заповеднике, то это что-то в жанре «В мире животных» или «ВВС – живая природа». Но мы решили высветить эту тему с несколько иной точки зрения. Речь пойдёт не о животных, птицах и растениях, хотя они, разумеется, тоже не раз появятся в кадре и сыграют свою заглавную роль.

Как, например, представители лесной ветви северных оленей, расселение которых начато в заповеднике с целью восстановления популяции, полностью истреблённой к двадцатым годам прошлого века. Впрочем, друзья, вы сами поймёте, о чём речь, если захотите посмотреть этот фильм.

И последнее: в фильме не прозвучит ни одно музыкальное произведение, ни один посторонний звуковой спецэффект. Только те звуки, которые легли на аудиодорожку записанных файлов. В его сюжете нет ничего захватывающего, азартного. Он не подарит драйва, не разгонит кровь, не пощекочет нервы… Он именно о том, о чём говорит его название – о покое и тишине.


Наши коллеги и зрители, посмотрев его, возможно, зададутся вопросом: «Почему эти ребята, работающие над охотничьими и краеведческими сюжетами, вдруг обратились к заповедной теме?! У них что, «свои» темы закончились?»

Нет, конечно. Тема наших охотничьих, рыбацких, сплавных и прочих приключений неисчерпаема. Только в текущем году мы планируем, если ничто не нарушит наши планы, передать редакции сайта ОХОТНИКИ.РУ ещё один, полноформатный фильм по нашей традиционной тематике. А на следующий год запланированы съёмки сразу четырёх фильмов об охоте, рыбалке, о нашей Нижегородской земле. Так что, с этим всё в порядке.

Тема заповедника привлекла нас по одной простой причине: мы убеждены, что охотники, будучи той частью россиян, которая исключительно тесно и целенаправленно связана с дикой природой, просто обязаны активно участвовать в культурно-просветительской деятельности, касающейся вопросов сбережения природы и деликатного, аккуратного отношения к ней.

Фильм, который вы сейчас посмотрите, снят нами при активном содействии администрации Государственного биосферного заповедника «Керженский» и предназначен именно для таких целей – для демонстрации группам школьников и студентов, посещающих заповедник в рамках экскурсионно-образовательной деятельности этого учреждения.

Если бы несколько лет назад, когда мы с друзьями только брали в руки видеокамеры и начинали осваивать премудрости монтажных программ, кто-то сказал нам, что несмотря на все наши старания этот фильм станет единственной работой, которую нам удастся сделать, мы всё равно занялись бы этим. Ибо понимание того, что несколько тысяч мальчишек и девчонок после просмотра этого видеоматериала станут чуть ближе к миру настоящих, истинных, живых ценностей, согревает душу и наводит на мысль о том, что Бог дал нам счастье быть охотниками и знать природу не понаслышке не только ради собственного удовольствия, но и для какой-то иной, не менее радостной цели.

Существует устоявшееся и вполне логичное представление о том, что, если фильм о заповеднике, то это что-то в жанре «В мире животных» или «ВВС – живая природа». Но мы решили высветить эту тему с несколько иной точки зрения. Речь пойдёт не о животных, птицах и растениях, хотя они, разумеется, тоже не раз появятся в кадре и сыграют свою заглавную роль.

Как, например, представители лесной ветви северных оленей, расселение которых начато в заповеднике с целью восстановления популяции, полностью истреблённой к двадцатым годам прошлого века. Впрочем, друзья, вы сами поймёте, о чём речь, если захотите посмотреть этот фильм.

И последнее: в фильме не прозвучит ни одно музыкальное произведение, ни один посторонний звуковой спецэффект. Только те звуки, которые легли на аудиодорожку записанных файлов. В его сюжете нет ничего захватывающего, азартного. Он не подарит драйва, не разгонит кровь, не пощекочет нервы… Он именно о том, о чём говорит его название – о покое и тишине.

Соколов Борис

«История вторая. Возвращение мечты»

 фото: Бориса Соколова

 фото: Бориса Соколова

По сюжету этот видеоочерк представляет собою продолжение фильма «Испытание мечтой», который был показан на сайте ОХОТНИКИ.РУ три года назад. Теперь Вы можете увидеть рассказ о втором путешествии его героев в край лесов и озёр — в Карелию.

Надо отметить, что от «Испытания мечтой» фильм «История вторая. Возвращение мечты» отличается заметно. По динамизму, красочности и зрелищности повествования это, в общем-то, совсем другая авторская работа. Однако авторам удалось сохранить искренность своего первого фильма, гармонично соединив романтику и драйв, неспешность и завораживающий ритм, душевность и азарт, лиричность и весёлую шутку.

Увлекательный комментарий, прекрасные съёмки, интересные графические решения, волнующая музыка, подробная яркая картография, живописные эпизоды охоты, рыбалки и походного быта не оставят равнодушными истинных охотников, рыболовов и путешественников — ценителей русской природы.

Приятного просмотра!

P.S. Если у Вас проблемы со стабильностью и скоростью интеренета или Вы хотите посмотреть фильм на большом телевизоре с хорошей акустической системой — НАСТОЯТЕЛЬНО рекомендуем скачать данный фильм в исходном (очень хорошем) качестве по ссылке:

Для браузера Google Crome: «История вторая. Возвращение мечты» (2.67Гб)

Для остальных браузеров: «История вторая. Возвращение мечты» (2.67Гб)


Уважаемые коллеги! Мы приглашаем Вас посмотреть фильм, являющийся результатом новых охотничьих и рыбацких приключений уже очень хорошо известных на нашем сайте авторов.

По сюжету этот видеоочерк представляет собою продолжение фильма «Испытание мечтой», который был показан на сайте ОХОТНИКИ.РУ три года назад. Теперь Вы можете увидеть рассказ о втором путешествии его героев в край лесов и озёр — в Карелию.

Надо отметить, что от «Испытания мечтой» фильм «История вторая. Возвращение мечты» отличается заметно. По динамизму, красочности и зрелищности повествования это, в общем-то, совсем другая авторская работа. Однако авторам удалось сохранить искренность своего первого фильма, гармонично соединив романтику и драйв, неспешность и завораживающий ритм, душевность и азарт, лиричность и весёлую шутку.

Увлекательный комментарий, прекрасные съёмки, интересные графические решения, волнующая музыка, подробная яркая картография, живописные эпизоды охоты, рыбалки и походного быта не оставят равнодушными истинных охотников, рыболовов и путешественников — ценителей русской природы.

Приятного просмотра!

Пятьдесят тысяч шагов

фото: Бориса Соколова

фото: Бориса Соколова

Посмотреть другие фильмы автора можно в разделе видеоотчетов: ПЕРЕЙТИ

От редакции:

Наш постоянный автор Борис Соколов, с творческим коллективом, подарил нам еще один фильм. Заслуга этой киноленты – она дает возможность увидеть то, что в реальной жизни удаётся увидеть немногим. Мы постоянно куда-то торопимся, спешим, что-то покоряем… Но другая, настоящая жизнь, находится рядом с нами, практически под нашими ногами, а именно в лесах и полях.

Фильм даёт шанс погрузиться в душевный мир природы средней полосы, проникнуться мыслями главного героя и возможно, понять посыл к нам создателей фильма.

Пятьдесят тысяч шагов – это возможность каждому проделать это же расстояние, но по своим любимым местам, оглянуться назад, осмыслить уже прежде пройденный путь и понять, куда и какой тропой идти нам дальше.

Александр Лисицин

От автора: 

Мой очень хороший и близкий друг и талантливый по части охотничьей литературы человек — Илья Андреевич Магрычев как-то сказал: "Если человек, приехав в лес, врубает музыку в машине или в телефоне, это значит, что он боится остаться наедине с самим с собой. Не с лесом, а именно с самим собой. Ему просто нечего сказать себе, не о чем внутренне поговорить, не о чем задуматься — его душа пуста, а знание природы поверхностно, и оказавшись вне шумов цивилизации, забивавших до этого его органы чувств и отвлекавших от внутренней пустоты, он ощущает себя очень дискомфортно".

Подумав над этими словами, я захотел снять фильм о человеке, который, приехав в лес, выключает музыку. Об идущем по лесу и не боящемся внутренней пустоты. Об охотнике, которому эта пустота совершенно не знакома, потому что он наполнен любовью к окружающему его миру и знаниями о нём; потому что ему есть, о чём подумать, идя по лесу, с кем и с чем поговорить; потому что этот лес для него — естественная часть жизни, а не место пикника, и он знает, как его слушать, понимать, ощущать…

Мы с друзьями увлеклись этим творческим проектом, и у нас получился… не знаю, как это назвать… не видеорассказ, не видеоотчёт о конкретной охоте и уж, конечно, не документальный фильм… В общем, судите сами, что получилось…

Борис Соколов


Мой очень хороший и близкий друг и талантливый по части охотничьей литературы человек — Илья Андреевич Магрычев как-то сказал: «Если человек, приехав в лес, врубает музыку в машине или в телефоне, это значит, что он боится остаться наедине с самим с собой. Не с лесом, а именно с самим собой. Ему просто нечего сказать себе, не о чем внутренне поговорить, не о чем задуматься — его душа пуста, а знание природы поверхностно, и оказавшись вне шумов цивилизации, забивавших до этого его органы чувств и отвлекавших от внутренней пустоты, он ощущает себя очень дискомфортно».

Подумав над этими словами, я захотел снять фильм о человеке, который, приехав в лес, выключает музыку. Об идущем по лесу и не боящемся внутренней пустоты. Об охотнике, которому эта пустота совершенно не знакома, потому что он наполнен любовью к окружающему его миру и знаниями о нём; потому что ему есть, о чём подумать, идя по лесу, с кем и с чем поговорить; потому что этот лес для него — естественная часть жизни, а не место пикника, и он знает, как его слушать, понимать, ощущать…

Мы с друзьями увлеклись этим творческим проектом, и у нас получился… не знаю, как это назвать… не видеорассказ, не видеоотчёт о конкретной охоте и уж, конечно, не документальный фильм… В общем, судите сами, что получилось…

——

Скачать фильм в исходном качестве можно по ссылке ТУТ (1,02 Гб; 1280х720; 25к/c)

При просмотре на некоторых моделях ноутбуков и сабнетбуков может наблюдаться тихое воспроизведение звука.  Если нет в наличии активных колонок, использование наушников или подключение к стереосистеме решит данную проблему.

Апрель или ещё немного о весенней охоте

 

«Апрель или ещё немного о весенней охоте» не является частью нашего весеннего цикла «Пять в одном», это абсолютно самостоятельная работа, хотя в ней мы опять неоднократно возвращаемся к некоторым нюансам весенней охоты, которые представляются нам важными.

Тем более, что рассчитан этот фильм в первую очередь на охотников начинающих, а также на зрителей заинтересованных и сочувствующих. Может и до охотоненавистников хоть что-то дойдёт… хотя, вряд ли, конечно…

Ещё один нюанс: мы и раньше в своих охотничьих и рыбацких фильмах нередко уделяли внимание автомобильной тематике в её внедорожном аспекте, давно для себя решив, что охота на краю асфальта – это не для нас.

Но здесь внедорожная тема соседствует с охотничьей совсем уже близко, и это нисколько не притянуто за уши, так уж сложились реальные обстоятельства, и подтверждение тому – снявшийся в этом фильме автомобиль столько в ходе сьёмок претерпел, что только недавно вернулся «с больничного» 🙂 и выглядит теперь уже несколько иначе…

Приятного просмотра.

От авторского коллектива

Борис Соколов


С охотой часто бывают связаны обстоятельства, дающие повод для доброй, весёлой иронии, и данный видеосюжет характерен именно ею – где явно, где скрытно. Совершенно спонтанно снимая на протяжении нескольких сезонов эти события, мы время от времени улыбались и усмехались над самими собой, усмехнитесь и вы, если найдёте тому повод.

«Апрель или ещё немного о весенней охоте» не является частью нашего весеннего цикла «Пять в одном», это абсолютно самостоятельная работа, хотя в ней мы опять неоднократно возвращаемся к некоторым нюансам весенней охоты, которые представляются нам важными.

Тем более, что рассчитан этот фильм в первую очередь на охотников начинающих, а также на зрителей заинтересованных и сочувствующих. Может и до охотоненавистников хоть что-то дойдёт… хотя, вряд ли, конечно…

Ещё один нюанс: мы и раньше в своих охотничьих и рыбацких фильмах нередко уделяли внимание автомобильной тематике в её внедорожном аспекте, давно для себя решив, что охота на краю асфальта – это не для нас.

Но здесь внедорожная тема соседствует с охотничьей совсем уже близко, и это нисколько не притянуто за уши, так уж сложились реальные обстоятельства, и подтверждение тому – снявшийся в этом фильме автомобиль столько в ходе сьёмок претерпел, что только недавно вернулся «с больничного» 🙂 и выглядит теперь уже несколько иначе…

Приятного просмотра.

От авторского коллектива

Борис Соколов

Скачать фильм в исходном качестве (1.9Гб) можно по ссылке: https://goo.gl/3wsvDq

Посмотреть другие фильмы Бориса Соколова можно по ссылкам:

  • Пять в одном
  • Пять в одном: «Тяга»
  • Пять в одном: «Особый случай»
  • Пять в одном: «Мошники»
  • Хутор Собачий
  • Услышать тишину
  • Пятьдесят тысяч шагов
  • Испытание мечтой
  • История вторая: «Возвращение мечты»
  • Музыка гона
  • Повторение пройденного

=============

Скачать фильм в исходном качестве (1.9Гб) можно по ссылке: https://goo.gl/3wsvDq

Посмотреть другие фильмы Бориса Соколова можно по ссылкам:

  • Пять в одном
  • Пять в одном: "Тяга"
  • Пять в одном: "Особый случай"
  • Пять в одном: "Мошники"
  • Хутор Собачий
  • Услышать тишину
  • Пятьдесят тысяч шагов
  • Испытание мечтой
  • История вторая: "Возвращение мечты"
  • Музыка гона
  • Повторение пройденного

Не лишайте нас весеннего праздника!

Фото Антона Журавкова

Фото Антона Журавкова

Статья Сергея Буслаева: «Об использовании водоплавающей дичи на весенней охоте»

Против всяких безобразий на весенней охоте готов выступить и я, но в том, чтобы «покрякать в навороченную свистульку» (видимо, имеется в виду хороший духовой манок), ничего предосудительного не вижу. И считаю, что в ряде охотхозяйств чрезмерно закрутили гайки в этом вопросе, разрешая проводить охоту на селезня только с подсадной.

Пользуясь манком и чучелом, сидя по всем правилам в шалаше или хорошо замаскировавшись за счет костюма и сетки, я не приношу вреда природе больше или меньше, чем охотник с подсадной уткой. Добуду даже меньше, чем он. А если кто-то из ловкачей ходит где не надо, а завидев егеря, бросает чучело в лужу (я, мол, не шляюсь), то наличие таковых не аргумент в пользу запрета охоты только с чучелом и манком. Скорее, это повод лучше охранять угодья, ловить браконьеров, снимать их для доказательства на камеру, в конце концов. А то получается, что из-за дураков страдают умные.

Мы не в древнеримской армии, где, если один проштрафился, наказывали всех. Кто натворил, того и нужно наказывать. А так лишь перекрывается кислород малообеспеченным, не имеющим личного авто и кучи свободного времени городским охотникам, которым негде держать подсадную или ездить сдавать арендованную утку.

Можно, конечно, купить подсадную даже в Москве. А после охоты куда ее, ученую, девать? В суп? В пруд? Держать на спартанской диете в дачном сарае, пока до нее хорек не доберется?

Есть еще одна версия, почему так сделано. Подсадную утку может себе позволить не каждый, и из-за этого весной число охотников сокращается, а это и нужно, чтобы не беспокоить птиц. Позволю с этим не согласиться. Это может быть актуально, но не во всех хозяйствах и егерских обходах.

Я, например, довольно продолжительный период охотился в Петушинском районе Владимирской области и не замечал особого наплыва народа с ружьями. Не было на лугах вереницы джипов и кучи полуавтоматчиков, ведущих заградительный огонь по всему, что движется. Как-то из сезона в сезон все проходило более-менее спокойно. Беспокоили другие проблемы: свалки мусора в некогда живописных уголках леса, весенние палы луговой травы. Однако же и здесь ввели охоту на селезня только с подсадной. А между прочим, при сокращении проданных путевок сокращается и поступление средств в бюджет охотхозяйства.

Конечно, там, где наблюдается варварское отношение к природе, может быть, и стоит вводить какие-то ограничения. Но, повторяю, не везде.

Что касается ношения ружья к месту охоты, то по этому поводу скажу следующее. В тех местах, где водится медведь, хождение с расчехленным и даже имеющим в стволах пулевые патроны ружьем (не подумайте, что со взведенными курками, но чтобы была хоть какая-то возможность быстро их взвести или дослать патрон из магазина), не запрещать, а приветствовать надо. Тем более что зверь этот заметно размножился (из другой статьи в том же 21-м номере газеты мы узнаем, что в Калязинском районе, граничащем с Московской и Тверской областью, за прошлый и позапрошлый год погибло от медведей два человека).

Сейчас появилась такая интересная новинка, как мощный перцовый аэрозоль. Хотелось бы узнать больше о фактах использования этой штуки при встречах со зверем. Возможно, это действительно неплохая альтернатива оружию. Но пока о ней информации маловато.

Такие вот дела. Я тоже за порядок в охоте, но при этом не надо лишать весеннего праздника простых Севок и Гришек, таких как герои книги Формозова «Шесть дней в лесах» (всем охотникам настоятельно рекомендую найти и прочесть ее).

Если гайки закрутить слишком сильно, то и резьбу сорвать можно. И, честное слово, не нужно любителей охоты с чучелом и духовым манком ставить при перечислении в один ряд с любителями расстреливать уток с моторки.

Пролетают гуси над таймыром

Фото автора

Фото автора

На календаре 30 мая, в Москве стоит жара плюс 30 градусов, а в Заполярье весна еще не пришла. Таймыр нас встретил морозцем минус 5 и сильным северным, порывистым ветром около 20 м/сек. Везде, куда ни посмотри, лежал белый нетронутый снег. Только кое-где, в основном на южных склонах холмов, просматривались проталины. Солнца совсем не было видно, оно скрывалось за пеленой сплошных облаков. Словом, настоящая зима. В

естников заполярной весны — куличков-турухтанчиков нигде не было видно. Видать, еще не прилетели. Не суждено было в этом году посмотреть петушиные бои этих драчливых куличков. Понятно было, что в такую погоду, да еще против ветра, гусь не пойдет. Но мы не отчаивались, потому что знали: погода в Заполярье может измениться в любую минуту. Да и верили, что нам улыбнется удача.

В ожиданиях прошло двое суток. И вот наконец ветер сменился на южный, воздух стал чуть теплее, и наши ожидания оправдались: гусь потянул на север. Небольшие стайки по 7–10 голов на большой высоте появились на горизонте. Все вокруг заполнилось гоготом, было ясно, что летит самый крикливый из рода гусиных — белолобый гусь.

Настроение поднялось, и мы начали копать скрадки в сугробах по руслу еще замерзшей речки, благо снега здесь было много. А гусь уверенно тянул по всему горизонту. Стайки появлялись чаще и чаще и становились все многочисленнее. В некоторых мы насчитывали до 60 птиц, но шли они пока очень высоко, вне выстрела. А южный ветер и появившееся из-за облаков солнце делали свое дело: проталины на холмах росли с огромной скоростью, на поверхности реки появились лужи.

Ветер немного стих, и тундра ожила. Стаи гусей стали летать ниже и охотно заглядывали на наши скрадки, усыпанные со всех сторон профилями их сородичей. Не у всех получалось хорошо манить гуся, и поэтому первый день охоты был не очень удачным: всего семь гусей на четверых охотников. Но охота состоялась, и было видно, что в этом году гуся будет больше, чем в предыдущие.

Второй день был более удачным. То ли гуси, устав от перелета и увидев целые поляны, оттаявшие от снега, решили покормиться, то ли мы поднаторели в мастерстве манить, но дело пошло гораздо лучше. Повезло тем, у кого были манки для белолобого гуся.

От звука других манков белолобик шарахался, как ошпаренный. Наши выстрелы становились все точнее, и уже два, а то и три гуся из каждой налетевшей стаи оказывались на снегу. Под палящим солнцем наши скрадки очень быстро таяли, и маскироваться в них было все труднее, а гусь, заметив малейшее движение в скрадке, тут же отворачивал в сторону.

Пришлось изменить тактику охоты. Мы стали усаживаться на проталины, чуть в стороне от скрадка. Главное, не шевелиться, пока гуси не подлетят на расстояние выстрела. Сильный ветер заставлял птиц практически зависать над профилями, и стрелять их было делом техники. А техника иногда подводила, случались осечки, причем, как это обычно бывает, в самый неподходящий момент.

Случались и подранки, за которыми приходилось долго бегать по тундре, сжигая при этом кучу патронов. По всей видимости, все торопились с выстрелом и начинали стрелять по гусю на большом расстоянии и высоте, он падал с перебитым крылом и потом, как заяц, бегал по снегу, вытягивая из охотников все силы. Может, конечно, и патроны были «не той системы» (на мой взгляд, дробь «единичка» мелковата для гуся), а может, и качество патронов было не очень.

Другой раз во время выстрела слышно было, как дробь стучит по крыльям, а гусь как ни в чем не бывало, продолжал лететь. Хочу отметить, что в этом году гусь был очень жирным и увесистым. Где он сумел так хорошо подкормиться — загадка.

К концу третьего дня все уже хорошо пристрелялись. На наши манки заворачивали уже практически все пролетавшие мимо гуси. У каждого в заначке нашлись патроны с более крупной дробью 0 и 00. Охота превратилась в истинное удовольствие. В скрадках просиживали по 6–8 часов безвылазно.

Правда, никто не мог удержаться от соблазна покушать вкусной шурпы из гуся — мой друг Станислав так вкусно ее готовит! Тогда все возвращались в лагерь, и охота переходила во вторую стадию — пир с шутками, прибаутками, подколами, тостами…

Не обошлось без казусов. Самый смешной из них такой. Один из наших друзей-охотников Валера подранил гуся, тот упал в 300 метрах от скрадка. Валера бросился добирать гуся и уже прошел в его сторону несколько метров, но вспомнил, что не взял патроны, а в ружье было пусто, и вернулся в скрадок за боеприпасами. Можете себе представить его лицо, когда он с заряженным уже ружьем подошел к месту падения подранка и увидел гуся, который, размахивая крыльями, отбивался от Барсика, белого песца с черным пятнышком на животе, живущего здесь уже не первый год. Как этот зверек сумел так быстро сориентироваться в обстановке? Надо сказать, пришлось гуся уступить Барсику. Он оказался настоящим охотником.

Был случай и менее смешной. Как-то раз я раньше всех ушел в свой скрадок и охотился, друзья остались у домика на высоком берегу, и я их хорошо видел. Вдруг я заметил, что все смотрят в мою строну и машут руками, показывая на меня или на что-то за моей спиной. Ветер был сильный, и что мне кричали, я разобрать не мог.

Включил рацию, услышал: «Поверни голову назад! Там медведь!» Повернул. По вершине холма, на небольшом удалении от меня, не спеша шел бурый медведь, да такой огромный, как мне показалось, — килограммов четыреста. Я успел его сфотографировать. Напуганный криками моих друзей, косолапый быстро спрятался за холмом. А я, чтоб не испытывать судьбу, быстро пошел к лагерю. Вдруг мишка сильно голоден после зимней спячки? А может, он и не спал вовсе? Вокруг полярный день, светлым-светло целые сутки — Заполярье, одним словом.

По поводу медведя у меня остался невыясненным один вопрос: чем он питается в такой глуши? Уж явно не корешками растений и не мхом. Обидно, если его пищей являются олени. Стая северных оленей численностью пятнадцать особей постоянно кружила вокруг нашего лагеря на приличном расстоянии, медленно пощипывая мох на проталинах.

На четвертый день пролет гуся закончился. Над нашими скрадками пролетали пары белолобиков, создавших семьи и ищущих местечко для гнезда. Но нам было уже не до них. Вдоволь настрелявшись, мы начали собираться домой. Трофеи нужно было ощипать, упаковать, жилище подготовить к следующему сезону — дел оставалось непочатый край.

Прекрасное это место — полуостров Таймыр! Уголок нетронутой природы, где спокойно уживаются медведь и росомаха, где не спеша пасутся северные олени, где любят гнездиться гуси, где от яркого солнца и белого снега можно получить ожог глаз, где, не боясь отравиться, пьют воду из любой лужи. А какая здесь охота! О такой можно только мечтать. До новых встреч, Таймыр!

Классика гусиной охоты

Серый гусь сегодня — один из самых престижных трофеев для охотников по перу. Автор фото:  Алексей Стефанович

Серый гусь сегодня — один из самых престижных трофеев для охотников по перу. Автор фото: Алексей Стефанович

Cуществует три классических способа охоты на гусей: охота на перелетах, охота на подлете к месту жировки и охота на подлете к месту дневки или ночевки. На каспийских плавнях серые гуси отдыхают на исключительно труднодоступных, окруженных стеной высоченного, практически непроходимого камыша и тростника плесах, богатых водной растительностью, заросшими побегами лотоса.

Плесы эти находятся частично на территории Астраханского заповедника, а также на границе охранной зоны и охотничьих хозяйств, примыкающих к ней. С этих плесов гуси совершают регулярные перелеты на жировку на обширные мелководные, хорошо просматриваемые плесы на морских раскатах, богатых как растительной, так и животной пищей.

Охота на подлете к месту жировки здесь не практикуется, поскольку ввиду колебаний уровня воды в Каспии гуси постоянно меняют места жировок, и, кроме того, места жировок таковы, что устроить на них засидку, незаметную для птиц, практически невозможно. Поэтому самым распространенным способом охоты здесь является добыча серых гусей на перелетах. Для этого охотники на куласах выдвигаются на утренней или вечерней зорях в плавни и стараются визуально обнаружить летящих на жировку серых гусей и определить маршруты пролета.

Обычно на жировку гуси летят несколько ниже, чем обратно на отдых, и поэтому у охотников есть шанс, заняв место в камышах, получить возможность стрелять по некоторым табункам с убойного расстояния. Другое дело, что нет гарантии, что на следующей заре гуси пойдут тем же путем, но если табунов было много, то шанс есть, и можно попробовать на следующей заре вновь караулить их. В начале 90-х годов на каспийских плавнях работали две экспедиции ЦНИЛ Главохоты РСФСР специально по отстрелу серых гусей.

Стреляли они гусей описанным выше способом на перелетах. За время первой экспедиции было отстреляно 12 гусей, за время второй — 7 птиц на четырех стрелков, причем охотились они в самых лучших местах. Причина невысокой эффективности отстрела состояла прежде всего в способе охоты, так как стрелять по гусям на перелетах наверняка удается далеко не часто, основная масса птиц идет достаточно высоко. С другой стороны, потери сбитых птиц были очень велики, так как найти даже мертво битого гуся среди густых двухметровых камышей и зарослей лотоса крайне непросто, а о подранках и говорить нечего.

Существует еще один способ охоты на серых гусей на каспийских плавнях (не знаю, практикуется ли он в настоящее время). Отстояв утреннюю зарю на уток, охотник на куласе начинает выдвижение вглубь плавней, в ту сторону, откуда, по его наблюдениям, летели на жировку табуны серых гусей, периодически останавливаясь и прислушиваясь, стараясь услышать гоготание гусей на том плесе, где они приводнились, придя с жировки на дневку. И если ему это удалось, то он старается подобраться к этому плесу как можно ближе, чтобы как можно точнее определить его местоположение, но вместе с тем достаточно осторожно, чтобы не спугнуть птицу.

Определив приблизительно расположение места дневки, охотник, осторожно расставляя метки на камышах, уплывал на базу, а затем после полудня или на рассвете выдвигался на это место и, замаскировавшись в камышах, старался точно определить, откуда поднимутся гуси, отправляясь на кормежку. Итак, гуси улетели. Охотник продвигается на куласе через камыши к тому месту, откуда они поднялись, тщательно осматривая проходимые им плесы, чтобы найти следы их пребывания в виде перьев на воде и дорожек среди водной растительности.

Найдя такой плес, охотник устраивает на нем засидку — обычно на краю плеса в камышах, либо на куласе, либо пешую — если в костюме Л-1 в камышах можно встать, и ждет подлета гусей, либо на ночевку, если вечером, либо на дневку, если утром. Разумеется, до подлета гусей стрельба по уткам здесь совершенно недопустима.

В принципе такая охота на подлете к месту дневки или ночевки возможна в Западной Сибири, на степных озерах, густо заросших камышом с множеством глухих и вместе с тем обширных плесов, которые серые гуси выбирают для дневного и ночного отдыха. Но здесь такая охота не практикуется, поскольку достаточно лишь нескольких выстрелов, чтобы птица покинула данное озеро. А найти новое место дневки будет крайне непросто, и поэтому такие места сибирские охотники тщательно оберегают и гусей не беспокоят.

Здесь существует другой, наиболее эффективный способ охоты на них. Вокруг разбросанных в степи озер расположены обширные сельхозугодья, представляющие собой сплошные хлебные полосы, засеянные в основном пшеницей. Они-то и служат серым гусям отличной кормовой базой, и гуси начинают активно посещать их после окончания уборочной страды. Хлебные нескошенные полосы в настоящее время гуси не посещают ввиду отсутствия хорошего обзора во время жировки и летают на убранные поля, так как на них остается большое количество рассыпанного по земле зерна и отличный обзор.

С этого момента и начинается классическая охота на серых гусей на подлете к кормовому полю, или, как ее принято называть, «на сжатой полосе», от которой и пошла современная охота на гусей с профилями и чучелами. Современная охота на серых гусей на сжатой полосе эффективна только в том случае, если она — коллективная. Причина этого состоит в следующем. Охота на сжатой полосе организуется в три этапа.

Первый этап — поиск птицы. И здесь, прежде всего, желательно найти место дневки птиц. Для этого охотники на внедорожнике выезжают в степь и, прикрываясь березовыми колками, объезжают степные озера и стараются высмотреть в бинокль на открытых для обзора плесах крупное скопление серых гусей — не меньше сотни голов.

Если это удалось, то есть два варианта. Можно, спрятавшись в ближайшем колке, ждать, пока гуси поднимутся с озера и пойдут на жировку, и с этого момента — приступать ко второму этапу охоты. Можно поискать, если есть время, более крупное скопление гусей на воде в другом месте или же ехать в степи и начать поиск птиц непосредственно на жировке, в то время когда они уже должны опуститься на полосу. Обычно это бывает после семи часов вечера.

Второй этап. Выслеживание. Если охотники наблюдают за гусями, отдыхающими на воде, то нужно дождаться, когда они поднимутся на крыло и сразу же после этого, не теряя их из виду, следовать за ними на машине по степи и постараться зафиксировать место, куда они опустятся на жировку.

Далее нужно максимально скрытно для птиц, либо на машине, либо пешком, в зависимости от возможностей маскировки, подобраться к этому месту так, чтобы полоса, куда сели птицы, хорошо просматривалась в бинокль. Теперь с этой точки нужно будет следить за гусями в течение всего времени жировки. Необходимо это по следующим причинам.

Во-первых, нужно убедиться, что гуси, наевшись, уйдут на воду никем и ничем не потревоженные. Тогда их прилет на эту полосу на следующей заре будет практически гарантирован.

Во-вторых, поскольку к пасущимся гусям наверняка будут подлетать другие табунки, нужно запомнить направление их подлета и способ захода на посадку.

В-третьих, нужно тщательно запомнить ландшафт окружающей местности, так как обустраивать засаду придется в полной темноте (если наблюдение за гусями ведется на вечерней заре).

Третий этап. Подготовка засады. Прежде всего, это рытье скрадков. Они выкапываются в виде сибирской траншеи длиной 1,5–2 м, шириной чуть шире бедер стрелка и глубиной 3–4 полных штыка, в зависимости от роста охотника. Так как охота предстоит на недавно убранной полосе, то на ней остается довольно много рассыпанной соломы, и поэтому вынутую из траншеи землю можно укладывать по краю траншеи в виде бруствера, а потом тщательно закрыть соломой, которую ни в коем случае нельзя брать вблизи скрадков. Ее нужно приносить с дальнего конца поля или ехать за ней на соседнее поле и брать оттуда.

Оптимальный состав команды 3–4 стрелка, по крайней мере, не больше пяти стрелков. Следовательно, расположениескрадков на полосе — исключительно ответственный момент при подготовке засады. Конфигурация расположения скрадков каждый раз менялась нами в зависимости от конкретных условий, но с неизбежным соблюдением следующих принципов.

Прежде всего, они должны были быть максимально незаметны для подлетающей к полосе стаи гусей. Конфигурация скрадков должна была обеспечивать максимальную плотность огня с таким расчетом, чтобы под эффективный огонь попадала вся налетевшая стая. И вместе с тем они должны были быть расположены так, чтобы каждый стрелок имел свой сектор обстрела и не мешал другим стрелкам.

Обычно расстояние между скрадками было порядка 5–7 м. Окончательно засада оформлялась уже на заре, в густых сумерках, непосредственно перед охотой. Тщательно проверялось качество маскировки, скрадки не должны были выделяться на местности, словно их вообще нет. После этого выставлялись профили и высаживались манные гуси.

Профилей мы выставляли много — до 50 штук, хотя их, в принципе, много выставлять необязательно, в прошлом охотники использовали вообще штук 5–6. Главное здесь — правильный выбор позиции.

Отдельно стоит сказать о манных гусях. Их мы использовали не более трех, так как больше брать — дело достаточно хлопотное, поскольку манные гуси требуют тщательного ухода и комфорта при транспортировке к месту охоты. Работают манные гуси так же своеобразно.

В отличие от подсадных уток голос их не играет столь фундаментального значения. Манные серые гуси привлекают своих диких сородичей подчас не столько голосом, сколько своим поведением, принимая позы привлекательные, я бы даже сказал — завлекательные для подлетающих диких гусей, заставляя их смело снижаться на засаду. Поэтому при работе с ними манные гуси требуют доброго, ласкового обращения, их надо вовремя кормить и поить, выгуливать днем на полосе во время привала.

И надо сказать, что манные гуси сегодня играют ключевую роль в охоте на серых гусей, обеспечивая ее результативность. Поэтому профили, имитирующие спокойно пасущихся серых гусей, мы выставляли довольно-таки далеко, метрах в 50–60 от скрадков, а манных гусей высаживали поближе к скрадкам, метрах в 20 от них, так, чтобы манные гуси находились на переднем плане относительно подлетающей стаи, а профили как бы оставались вдали, на заднем плане. Такая расстановка позволяла нам обманывать разведчиков.

Профили у нас исключительно высокого качества, собственного изготовления, раскрашенные под серого гуся специальными красками, не дающими бликов при ярком освещении. Манками мы никогда не пользовались, так как ни один манок не может точно имитировать крик серого гуся и скорее только будет отпугивать птиц.

Итак, профили расставлены, манные гуси высажены, стрелки замаскировались в скрадках.

Над полосой появились первые гуси, почти наверняка разведчики. Вот здесь мы поступали исходя из конкретной ситуации. Если разведчиков было не более трех-четырех, то мы, подпустив их вплотную, синхронной стрельбой по команде добывали их всех, что позволяло нам в дальнейшем продолжать результативную охоту. Если же первым появлялся табун численностью порядка 10 голов, то в этом случае мы его, как правило, пропускали без выстрела, затаившись в скрадках, поскольку не было гарантии, что мы всех их сможем положить на землю.

Иногда это помогало в дальнейшем продолжать охоту, то есть разведчиков нам удавалось обмануть, а иногда гуси меняли полосу и обходили наши скрадки вне выстрела. Но мы терпеливо сидели в скрадках, и это давало результат. По мере окончания лета гусей припозднившиеся табунки, оказавшиеся в пределах видимости, заворачивали на нашу засаду благодаря хорошей работе наших манных гусей. И вот здесь наша команда действовала предельно слаженно, так как железная дисциплина при коллективной охоте — основной ключ к успеху.

Подпустив птиц максимально близко, мы по команде синхронно поднимались из окопов и открывали прицельный огонь по стае, а затем быстро собирали битых птиц. И практически всегда нам удавалось выполнить норму отстрела. Если норму отстрела на утренней заре нам выполнить не удавалось, мы сразу же после охоты отправлялись искать гусей на другой полосе, чтобы организовать на них охоту на вечерней заре.

Но обычно охота на вечерней заре была менее результативной, поскольку обмануть разведчиков при ярком освещении, несмотря на все усилия, блестящую маскировку, отличное снаряжение и специальные приемы, удавалось крайне редко. Вообще в настоящее время охота на серого гуся стала сравнима по трудности с охотой на самого строгого зверя. Поэтому серый гусь сегодня — самый престижный трофей охоты по перу и один из самых престижных трофеев русской национальной охоты.

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

 На территории России гнездятся две крупные популяции серого гуся, которые условно можно классифицировать как южнорусская (каспийская) и западносибирская. Первая популяция гнездится в дельте Волги, на степных озерах Калмыкии, по восточному Манычу, в Дагестане (Аграханский залив). Кроме того, серый гусь гнездится в Ростовской области, в Ставропольском крае (Западный Маныч) и в устье Дона. В Краснодарском крае серый гусь обитает в устье Кубани и в азовских плавнях. В массовом количестве серый гусь сохранился в Астраханском заповеднике. Западносибирская популяция серого гуся в настоящее время является самой многочисленной и сосредоточена на озерах Барабинских и Кулундинских степей.

«ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ НАБОР»

 Необходимым инвентарем охотника, проводящего промысел на полях, будет ружье, профиля, манный гусь, шнур для него, топорик и железная лопатка, а при охоте на разливе, отмелях и островах — ружье, профиля, манный гусь, шнур для него, топорик и лодка, кроме остальных вещей, необходимых в обиходе охотника на ночлеге и отдыхе.

 800 000 – 1 300 000 особей — численность серого гуся в России по оценкам специалистов.

 60 000–120 000 серых гусей становятся ежегодной добычей охотников в нашей стране.

Открытие в цветах

фото автора

фото автора

Охота эта, древнейшая охота на гусей в России, от которой пошли все современные охоты на гусей, прежде всего весенние, с применением профилей, чучел и манков. Там, где нам предстоит охотиться обитает крупнейшая в нашей стране (и, возможно, в мире) популяция серого гуся — западносибирская.

Здесь в степях, простирающихся к югу от акватории озера Чаны на нашей территории и, частично, территории Казахстана, ежегодно выводится множество птицы, так что примерно за неделю до открытия охоты на жировке на уже убранных хлебных полосах можно наблюдать тысячные стаи этих благородных представителей гусеобразных.

Но,… буквально за пару дней до открытия охоты вся огромная масса птицы исчезает из охотничьих угодий! Гуси на генетическом уровне чувствуют приближающуюся опасность и заблаговременно перемещаются в региональные заказники и в Казахстан на безлюдные озера протянувшиеся цепочкой вдоль российско-казахстанской границы. Так и в этом году.

За день до моего приезда Володя и Юра объехали почти весь район, но так и не встретили гусей ни на многочисленных озерах ни на скошенных полосах. Но наша команда будет играть до конца, в отличие от других охотников, которые о гусях и не помышляют и будут на открытие залезать в озера на уток, предпочтя синицу в руках. Солнце клонится к закату, но наш «уазик» продолжает упорно двигаться вдоль границы на юг.

Периодически останавливаясь, мы внимательно осматриваем в бинокли степь и озера как на нашей стороне, так и на казахстанской, но пока все тщетно. Все. Мы вошли в зону где практически не бывает охотников. На нашей стороне озер нет, а на казахской — обширные безлюдные пространства. А время неумолимо бежит. Уже почти 9 часов вечера. Впереди на казахской стороне еще одно озеро, можно сказать озеро едва ли не последней надежды, поскольку гуси там почти всегда держатся. Останавливаемся в высокой полыни.

Отсюда до озера примерно полкилометра и по середине этого расстояния контрольно-следовая полоса. Мы с Юрой достаем бинокли. «Есть!»- говорит Юра — «Но одни журавли, может быть стоит подождать и сюда с жировки придут и гуси?» Смотрю в бинокль. Действительно, справа на сухой косе вблизи разлива расположилось несколько десятков этих грациозных птиц видимо только что пришедших с жировки на полях.

Перевожу бинокль влево, насколько позволяет свободное пространство лобового стекла «уазика». Здесь в разлив вдается длинная узкая коса и она вся забита крупными пепельно серыми в лучах заходящего солнца птицами. Плотными, приземистыми, это явно не журавли. «Юра, а вот слева то вроде как гуси и много!»-осторожно говорю я товарищу. В разговор вступает Володя.

 

фото автора

Он достает свой бинокль и внимательно смотрит на озеро. «Да, действительно слева гуси»-подтверждает он- «А вот еще табун гусей идет на озеро!». Действительно, табунок гусей голов в 20 покружившись над озером плавно опускается на воду. Но эти пришли явно с казахстанской стороны. «Смотри Володя, а вон и журавли идут с нашей стороны на озеро, их и без бинокля видно»-констатирует Юра и тут же восклицает- «А за ними табун гусей!» «Я засек место откуда они поднялись! На нашей стороне!» — кричит Юра почти на весь салон.

В бинокль вижу как табун журавлей стелется над самой землей и тянет «на хвосте» табун гусей голов 30. Провожаем их на озеро. Володя разворачивает «уазик» так, чтобы можно было до сумерек следить за тем местом откуда поднялась вся эта «компания». Теперь все зависит от нашей выдержки. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы подъехав к месту где сидели гуси мы спугнули бы припозднившийся табунок. Тогда считай все пропало.

Медленно, очень медленно на степь, отсвечивающую золотом бескрайних неубранных полей пшеницы, опускаются голубые августовские сумерки. Стрелка часов уже перевалила 11. Все тихо. Ну что же будем пробовать выдвигаться на позицию. Машина останавливается на том месте где сидели гуси. Выходим, осматриваемся. Странное место. Сплошная некось, заросшая морем цветов осота, белых с нежно сиреневым оттенком, мышейкой, и торчащими то тут то там пучками конского щавеля. Далее южнее, метрах в 200-х тянется узкая полоса не скошенной пшеницы, а еще дальше огромный зеленый скошенный луг со свежими стогами сена.

На первый взгляд непонятно, что же здесь делали птицы? Но присмотревшись видим среди цветов осота немало колосьев пшеницы и кроме того несколько крупных полянок с низкорослой зеленой травкой. Значит гуси собирали зерна пшеницы вокруг этих проплешин, а на самих проплешинах располагались сторожевые гуси, что обеспечивало им хороший обзор и контроль за окружающей обстановкой. Вот здесь и будем зарываться, а цветы осота послужат нам отличной маскировкой.

Скрадки копаем глубиной на три полных штыка, больше не нужно, так как растущие вокруг них цветы осота помогут нам маскироваться, а землю уложенную на брустверы окопов мы также закрываем цветами, так что остается на виду узкий черный прямоугольник, который мы собой и закроем.

Скрадки располагаем параллельно вблизи самой большой проплешины так чтобы их линия была направлена точно на озеро, благодаря такой конфигурации мы должны максимально уберечь себя от зорких глаз сверх осторожных птиц. Профили расставляем на вышеупомянутых полянках в основном головой на ветер, который неожиданно задул с севера, принеся холод и серую облачность.

 

фото автора

Ночуем тут же в машине возле скрадков, чтобы утром не терять времени на их поиск. Ох и холодной выдалась эта ночь. Северный ветер принес на юг Сибири самое настоящее дыхание Арктики. Поэтому одеваемся по максимуму, у кого что есть. В качестве маскировки я выбрал свой старый выцветший десантный маскхалат. На бело зеленом фоне он должен смотреться вполне гармонично.

В скрадки мы с Юрой садимся половина шестого утра, предварительно проверив расстановку профилей, пока Володя отгоняет машину в ближайший колок. Вернувшись, он занимает позицию на правом фланге линии окопов. Теперь нас ждет напряженное ожидание и наблюдение за обстановкой. Рассвет выдался очень холодным, серо желтым, мы совершенно одни среди моря цветов, трав и колосьев.

Как все это не похоже на традиционное открытие, о котором отдаленно напоминают едва доносящиеся до нас глухие хлопки выстрелов на севере и на юге. Там началась утиная потеха. Но степь живет своей жизнью и постепенно просыпается. Буквально в 10-15 метрах от наших скрадков, прямо возле профилей послышалось такое знакомое уить — уить-уить, потом еще и еще! Вокруг нас дружно забили перепела, приветствуя наступающий новый день. На озере наконец-то прокричали журавли. То тут то там над степью снуют утки. Но гусей пока не слышно.

Рассвет постепенно набирает силу и навстречу ему с озера поднимается большой табун крупных птиц. И заворачивает точно на нашу засаду! Журавли. Они всегда идут раньше гусей, но мы и этому рады. Есть отличная возможность проверить правильность выбора нашей позиции и надежность маскировки, ведь журавль — птица не менее осторожная чем серый гусь. Затаиваемся в окопах.

Ничего не подозревающие птицы длинной вереницей, один за другим, вытянувшись как стрелы безмятежно проплывают прямо перед нами буквально метрах в 20 от линии окопов и уходят в сторону сенокоса на полосу не скошенной пшеницы. Ну что же, первое испытание на прочность мы выдержали. За первым табуном, начали подниматься следующие и идут прямо на сенокос по кратчайшему пути слева от нас.

А вот и гуси подали голос! Над озером поднялся табунок голов 15, покрутился над водой и опять исчез за стеной камыша. Облетываются, а это значит, что вот-вот должны пойти на жировку. Раздвигая серую облачность краешек небесного светила уже показался из-за горизонта. Все огромное поле осота вокруг нас окрасилось в бело розовые тона с лиловым оттенком, точно как клюв и лапы серых гусей, которых мы ждем не дождемся, ежась от холода. Опять загоготали. Все громче, громче! Поднимаются.

Табун голов в 20 плавно снимается с воды, чуть растягивается в воздухе и, набирая скорость устремляется через границу в сторону сенокоса, а затем долетев до полосы пшеницы, поворачивает в нашу сторону параллельно линии наших окопов. Приготовились, внимательно следим за ними вжавшись в окопы. Глаза на уровне цветов «украшающих» брустверы наших скрадков.

В отличие от своих северных собратьев, серый гусь никогда не идет на полосу на большой высоте, а предпочитает идти на малых высотах от 10 до 30 метров. Обладая острым зрением и великолепной зрительной памятью птицы способны уловить малейшее изменение ландшафта местности на пути следования к месту жировки и на самом месте жировки и в случае обнаружения чего-либо подозрительного молниеносно изменить направление полета.

 

фото автора

Не успеешь ружье вскинуть, а птицы уже далеко вне выстрела. Поэтому главная задача стрелков — напустить гусей метров на 15-20, только тогда можно рассчитывать на успех. Что мы и делаем. Гуси пролетают у нас за спиной, увидев профили разворачиваются и вновь идут вдоль линии скрадков на расстоянии всего лишь метров 20 от них но,… опять у нас со спины!

Патовая ситуация. Развернуться времени уже нет, поэтому Юра не отдает команду стрелять, а вместо этого, выдав тираду из крепких русских слов с разворота через голову отпускает гусям серию из трех выстрелов. Те шарахаются в сторону сенокоса и это позволяет нам с Володей подняться из окопов.

Мушка моего ружья ловит ближайшего гуся. Выстрел в угон практически на вскидку и гусь камнем проваливается вниз, утонув в бело зеленом море цветов и трав. Мушка переводится на следующего гуся. Выстрел, второй — мимо, да и слишком уже далеко, так что хорошо что не зацепил. Юра тем временем продолжает бранить всех и вся и это вызывает у нас с Володей смех — ну нельзя же так переживать. Тем более, что один все-таки упал. Юра не верит. Тогда Володя выходит из скрадка, идет к месту падения птицы, находит ее и забрасывает мне скрадок! Юра успокаивается. Почин, какой никакой, а все же есть.

Продолжаем следить за озером. Юра с Володей развернулись на 180 градусов, так что мы теперь можем стрелять во все стороны. А с озера поднимаются еще несколько табунков. И все идут на сенокос, поближе к журавлям, пощипать вместе с ними свежей сочной отавы.

Последний, и довольно крупный табун, поднявшийся с озера, и также направившийся казалось бы в сторону сенокоса, вдруг резко повернул и почти над самой землей пошел точно по линии скрадков прямо на нас! Ныряем в окопы, прислушиваясь к «говору» приближающихся птиц. Он все ближе и ближе. Подлетев вплотную, гуси накрыли нашу позицию веером с трех сторон. Команда Юры — «Бьем!» Прямо передо мной здоровенный гусак. Мушка ложится на середину его шеи, плавная поводка, выстрел и он резко проваливается вниз, вывернув шею вверх буквой “S”!

Остальные гуси разворачиваются перпендикулярно линии скрадков в сторону сенокоса. Ловлю на мушку следующего. Палец жмет спуск и он валится колом! Рядом с ним отвесно валится гусь, сраженный выстрелом Юры. Ствол ружья обгоняет третьего гуся при угле разворота почти 180 градусов и я вижу, как после выстрела заряд дроби буквально хлестнул его по корпусу. Гусь просаживается хвостом вниз, но продолжает изо всех сил работать крыльями, стремясь удержаться в горизонтальном полете.

Угла разворота мне уже не хватает и я перевожу мушку на гуся, уходящего чуть правее. Выстрел в угон — мимо, в стволе последний патрон, но стрелять уже не в кого, гуси уже вне выстрела, а тот которого я стрелял третьим, распластав крылья тянет к полосе пшеницы, таранит тучные колосья и скрывается в них. Теперь придется искать сбитых птиц. Но не всех. Два у Володи в скрадке.

Причем после первого выстрела битый гусак угодил прямо ему в скрадок, слегка «погладив» стрелка по спине! По словам друга это не помешало ему свалить и второго гуся который упал прямо на бруствер его окопа находясь в зоне обстрела с моей стороны. Для меня очевидно что это мой первый гусак и как по нему мог стрелять Володя, находясь изначально к нему спиной? Но не суть важно.

 

фото автора

Охота коллективная и главное то, что очередной трофей взят. Впрочем нам не до поисков. С озера поднялся еще один табун и, также как и первый повторяет маневр, летит над полосой пшеницы, а затем поворачивает на наши скрадки. Еще метров 50 и они наши. Но не тут то было. Не долетев до нас метров 100 гуси резко отворачивают в сторону. Заметили опасность. А она лежит на поверхности.

Несколько стрелянных гильз, разбросанных вокруг окопов, блестящих в лучах пробившегося через гущу облаков солнца, которые мы не успели убрать. Кстати, это очень серьезный недостаток полуавтомата — разлетающиеся в разные стороны стрелянные гильзы, которые не всегда удается вовремя собрать, после отстрела налетевшей стаи. Сколько раз они отпугивали следующие с небольшим интервалом по времени и наваливающиеся на нашу засаду табунки гусей! Но увы, приходится с этим мириться. Равно как и с тем, что наше открытие вышло на финишную прямую.

 

фото автора

Володя идет за машиной, я — снимать профили, а Юра- искать сбитых гусей. Двух, битых чисто, он находит среди цветов осота прямо за своим скрадком, а затем исчезает среди колосьев пшеницы в поисках последнего гусака ушедшего с отлетом. И находит его! Так точно определить место приземления птицы мог только Юра.

После моего выстрела, он добавлял этому гусаку в угон, а затем долго следил за его полетом, поэтому и вышел на него как по навигатору. Из последнего табуна мы выбили пять птиц и все были взяты! Приезжает Володя и можно подводить итоги. Это открытие вернуло нас лет на 30 назад и прошло в самых лучших традициях сибирской охоты. Пусть добыча невелика, но не это главное. Главное в том, что мы сыграли свое “EL CLASSICO”. “EL CLASSICO” в цветах!

P.S.

Охотники, которые на открытие залезли на уток, также не прогадали. Братья Юры, Павел и Григорий, как в доброе старое время взяли несколько десятков уток и лысух. Правда потом жаловались на то, что замучились теребить дичь. В этом смысле у нас также было преимущество. Теребить нам пришлось поменьше.