Капканы и снегоход: залог истребления волков

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Виной всему «Буран» и капканы.</p>
<p></p>
<p>С «Бураном» все просто — увидел свежий след серого, глянул, достаточно ли бензина в баке, «пришпорил» «рысака» и пошел петлять.</p>
<p></p>
<p>Здесь, конечно, тоже мастерство требуется.</p>
<p></p>
<p>Во-первых, волк идет от погони с полной выкладкой сил, и надо жать на газ до отказа.</p>
<p></p>
<p>На такой скорости руки от руля оторвать страшно, а ведь надо еще и ружье удержать, прицелиться, выстрелить, скомпенсировать отдачу, чтобы переднюю, рулевую лыжу вбок не завернуло.</p>
<p></p>
<p>Я однажды так на полном ходу в овраг влетел, что всю «морду» у снегохода вдребезги разнесло, моя тоже не без урона осталась.</p>
<p></p>
<p>Лично я взял таким образом трех, а если учесть, что кроме меня есть любители быстро поездить и пострелять, то волкам у нас стало туго.</p>
<p></p>
<p>В Скнятино, рассказывают, вообще два егеря за серым с топорами гонялись на снегоходах (ружей с собой не было, с лесозаготовок ехали) — и успешно.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "В Якутии побеждают волки"</p>
<p></p>
<p>Но эффективней все-таки капкан. Причем не меньше пятого номера, с потаском, обязательно клепаный. Обычный, со вставными дугами или меньшего размера серый моментально по частям разберет.</p>
<p></p>
<p>Второе — надо знать все волчьи ходы-переходы.</p>
<p></p>
<p>Волк, как и любой нормальный зверь, просто так по лесу не ходит. Есть у него свои излюбленные дороги, тропы, перекрестки, там-то и надо капканы ставить.</p>
<p></p>
<p>Последний раз мы с товарищем обнаружили задранного волками лося. Звери, всласть наевшись свежатины, должны были залечь где-то поблизости. Привычки у этих ребят тоже постоянные.</p>
<p></p>
<p>В одном месте, как правило, больше трех дней не задерживаются, после кочуют в другое, там столько же побудут — и дальше. Пока снова сюда вернутся, может месяц пройти. От лося остались, как говорится, «рожки да ножки».</p>
<p></p>
<p>Собирать команду, офлаживать было некогда. Съездили на базу, забрали капканы, натертые хвоей, и расставили их в радиусе около километра от лосятины — на заходном следу, а также по старым волчьим переходам, где они могли пойти.</p>
<p></p>
<p>После обеда, уже не таясь, объехали на «Буране» предполагаемое место лежки. Оказалось, точно: стая где-то рядом, в густом ельнике. Встали на лыжи и пошли приступом на этот ельник с криком, шумом, гамом, со стрельбой.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "О случаях нападения волка на людей"</p>
<p></p>
<p>Тут главное хищника как следует напугать, чтобы он особенно под ноги не глядел и удирал с максимально возможной прытью. Еще лучше, если стая занервничает, разделится. Побегут-то все равно старыми тропами и скорее в капкан влетят.</p>
<p></p>
<p>Так и вышло. Обстреляв ельник, обнаружили, что тройка пошла на входной след, двое помчались в сторону мыса, выходящего клином на озеро. Там стояло два капкана, один на входной тропе и четыре по другим направлениям. Я двинулся за тройкой, товарищ преследовал пару.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Вскоре с его стороны донесся дуплет, спустя минуты три-четыре — одиночный выстрел. Моя тройка неслась сперва мощными прыжками, веером, потом перешла на рысь и двинулись звери гуськом, потом… сработала насторожка на капкане.

Впереди ясно был различим утоптанный круг — волк пытался сбросить, разгрызть или разбить железяку. От круга шла четкая борозда. При моем приближении зверь, видимо, наддал ходу, но потаск застрял среди кустов ивняка. Матерый хищник лежал на снегу, следя за мной немигающим взглядом, потом отвернулся.

Вот ведь серьезный парень! Никогда при виде расплаты не заскулит, не дернется, молча ждет врага, как бы показывая, что конец вольной жизни надо встретить достойно.

Из пятерых в этот раз ушла только матерая волчица с переярком. Товарищ взял сразу двоих — он дуплетил по первому, а потом догнал и взял второго — оба влетели в замаскированные капканы.

Читайте материал "Неудачная облава обернулась кражей чучела волка"

Кстати, капкан ставить не так уж просто. Я раз шел по старой лыжне следом за двигавшимся те же путем волком в сторону запрятанного на пересечении лыжни и волчьей тропы капкана. Серый в этот раз никуда не спешил, зачуял опасность (зимой, в сорокаградусный мороз), за 40 метров обогнул это место по дуге, вышел на лыжню и бодро потрусил дальше.

Я обычно при постановке капкана использую войлочные рукавицы — те, которые выдают в литейном цеху, сверху надеваю легкие матерчатые. Держу их на морозе запрятанными в холщовый мешок с хвоей, капканы находятся там же — все равно учуял.

Хотя, может быть, его насторожил запах хвои — поблизости не было ельника. Впереди ждал еще один, не на самой лыжне, а на перекрестке волчьих троп.

Я его ставил две недели назад, прикрыв сверху лапником, потом насыпал сверху принесенного в мешке сухого снега. Специальной лопаткой выкопал след, сделал ему коготки и выбросил снег вперед, якобы от волчьей лапы. Свои следы засыпал минут через сорок, таская свежий снег из ближнего ельника.

Номер удался: хотя и капкан, и тропу уже совершенно замело, серый двигался точь-в-точь старым путем. Показалось, что я сам почувствовал, как проваливается, сбивая тарелку, волчья лапа, как клацнули пружины и волк завертелся на месте. Догнал его только в сумерки посреди широкой просеки. Он даже не сделал попытки сдвинуться с места.

«Своих» волков мы в течение нескольких лет «перевели», так что стало без них скучновато. Теперь ездим на эту прекрасную охоту по соседям или дожидаемся пришлых.

История об опытных волчатниках

Волки принадлежат к социальным животным, они образуют стаи. Количество животных в стае в России находится в прямой зависимости от географического региона. ФОТО 19STEFAN97 ND/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0), SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»Волки принадлежат к социальным животным, они образуют стаи. Количество животных в стае в России находится в прямой зависимости от географического региона. ФОТО 19STEFAN97 ND/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0), SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Волки принадлежат к социальным животным, они образуют стаи. Количество животных в стае в России находится в прямой зависимости от географического региона. ФОТО 19STEFAN97 ND/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0), SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Место охотоведа было определено в небольшом домике конторы Талдомского общества охотников и рыболовов МОООиР.</p>
<p></p>
<p>Это было очень удобно, так как обеспечивало тесный контакт с работниками хозяйства и членами общества.</p>
<p></p>
<p>Работа меня увлекла, и замелькали трудовые будни: встречи в охотколлективах, рейды по борьбе с браконьерством, открытие летне-осенней охоты.</p>
<p></p>
<p>Как-то в сентябре, с утра, пришлось заниматься подготовкой документов к месячному отчету, и мы с моим старшим напарником опрашивали егерей, заполняли бланки, обсуждали итоги.</p>
<p></p>
<p>В контору зашел молодой охотник Николай Покин и вывалил из рюкзака на пол серую шкуру.</p>
<p></p>
<p> — Вот, Михалыч, волка я подстрелил…</p>
<p></p>
<p>Все присутствующие собрались вокруг Николая, стали его поздравлять, расспрашивать, растянули шкуру, удивляясь такому случайному везению. Фокин тоже подошел, пощупал волос на шкуре и вынес вердикт:</p>
<p></p>
<p>— Самец. Большой. Года четыре.</p>
<p></p>
<p>Егеря насели на Михалыча, мол, давай готовь справку на отстрел волка и оформляй человеку премию.</p>
<p></p>
<p>— Рассказывай, как тебя угораздило? — обратился тот к охотнику.</p>
<p></p>
<p>— Да вот стоял сегодня на утренней зорьке, на перелете, уток ждал, а он выскочил на бровку карты и набежал на меня.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

— Так, — Михалыч пальцем потыкал в дырку на шкуре, — стрелял-то чем?

— Кругляком. Да там недалеко было, метров тридцать пять.

— Ну, присаживайся, — Александр Михайлович достал бланк протокола и заполнил шапку.

Все удивленно смотрели на него, а он невозмутимо произнес:

 — Все должно быть по закону. Часть 3, пункт 14,6 гласит: «Ношение во время охоты патронов, снаряженных пулями, за исключением случаев, когда проводится охота на крупных копытных зверей, является нарушением правил охоты».

Охотник получил премию, из нее заплатил штраф.

 

Борис Васильевич Кошелев —

старейший охотник-волчатник Талдомского района Московской области.

Так я узнал, как проводится работа в Талдскомском районе по борьбе с волками.

Читайте материал "Капканы и снегоход: залог истребления волков"

Талдомский район находится на севере Московской области. Его территория порядка 147 000 гектаров. Лесные массивы, поля, болота — благоприятные условия для обитания охотничьих животных.

Поголовье лося числилось за отметкой трехсот штук, кабана — около шестисот. Водились заяц, лисица, норка, бобр, енотовидная собака и другая более мелкая зверушка, из охотничьих птиц — глухарь, тетерев, вальдшнеп, утка, пролетный гусь. Всего хватало.

В районе Спас-Угла каждый год наблюдался медведь. Естественно, для волка места тоже было достаточно.

По поводу этого представителя семейства псовых всегда существовало и существует два мнения: волк — это санитар леса и волк — это безжалостный хищник. Первое суждение про санитара (волки, мол, подбирают больных и слабых, тем самым сохраняя здоровую популяцию животных), — великое заблуждение.

Поведение волка, все его повадки выдают в нем машину для убийства и оправданы только стремлением к продолжению рода, к выживанию. Нередко можно слышать: «Волк зарезал». И действительно, его челюстной аппарат устроен так, что при закрывании пасти зубы расходятся и режут плоть, как ножницы.

Волк очень прожорлив: за один раз может съесть до 20 кг мяса. Он необычайно умен, вынослив, силен и коварен. Наблюдения за ним в течение 25 лет только подтвердили это.

 

ФОТО ВАЛЕНТИНА ЛЕБЕДЕВА.

Район по зонам охот на волков можно разделить на три части. Это северо-восточная зона, деревня Кошелево, где охотами руководил опытнейший егерь Евгений Вениаминович Лебедев; затем центральная зона, город Талдом, где руководителем охот был Евгений Васильевич Белоусов; и восточная зона, деревня Нушполы.

Здесь организацией охот занимался егерь Владимир Иванов с охотниками Борисом Кошелевым и Владимиром Чувиковым.

В начале января этого года мне удалось встретиться со старыми  волчатниками, побеседовать с ними, повспоминать охоты на волка, посмотреть старые фотографии. И вот что рассказал мне Евгений Васильевич Белоусов.

Для борьбы с волками в 1978 году была создана мобильная группа из шести – восьми человек. В ее арсенале было около 15 км флажков, три рации (мобильных телефонов тогда не было). Талдомское автотранспортное предприятие обеспечивало нас машиной. Директор АТП Марк Михайлович Липанов был заядлым волчатником и почти всегда участвовал в охотах на серого.

Волки заходили из Тверской области и почти сразу, если их не удавалось перехватить в обходе егеря Жени Лебедева, устраивали переполох в центре охотхозяйства. То лося зарежут, то молодых совхозных телок погоняют.

Читайте материал "Охотников предложили обязать ежегодным налогом"

Большой урон приносили поголовью кабана. Как только обнаруживались следы волков, а для этого отслеживались почти все центральные дороги района, на место выезжали два-три человека и определяли местонахождение хищников.

К ним присоединялись еще охотники, зафлаживали волков и уже потом подтягивались все, кого можно было собрать.

 

ФОТО СЕРГЕЯ КУЗНЕЦОВА

Охоты проводились быстро и эффективно. Конечно, иногда волки уходили: то матерый прорывался за флажки, то молодой охотник пропускал волка и не стрелял. Потом оправдывался, говорил, что, что мол, испугался. Был случай, когда седьмого марта затянули круг уже поздно ночью.

В окладе была стая из семи особей. Шуметь не стали. Приехали утром, Восьмого марта прошли вдоль флажков и заметили, что волки уже подходили к ним. Потихоньку расставились, и один человек пошел в круг. Все семь волков были убиты. После каждой охоты проводили разбор полетов, анализировали ошибки.

Материал для флажков брали на предприятии «Юность», которое занималось пошивом детской одежды. Усовершенствовали рамки, на которых наматывали флаги. Вертикальные планки укрепляли под углом. Верх делался шире, низ уже. Так легче было разматывать.

На случай нехватки флажков готовили плакаты, то есть отдельные флаги, не скрепленные бечевкой. Их развешивали дополнительно или в ненадежных местах, или там, где флажков не хватало. Изучали методы облавных охот в других областях, помогали с отстрелом волков в соседних хозяйствах. До четырнадцати штук убивали за сезон.

Евгений Васильевич достал с полки серую шапку и сказал:

— Мой последний.

В прошлом году он справил свой 80-летний юбилей. И под конец разговора неожиданно поведал:

— Вот теперь занимаюсь вышивкой, — и показал на стену, где в деревянной рамке на полотне висел вышитый серый волк.

 

Государственная программа борьбы с волками разрешает использование охотниками снегоходов при отстреле хищников. ФОТО СЕРГЕЯ КУЗНЕЦОВА

Бориса Васильевича Кошелева только что выписали из больницы. Здоровье стало подводить, как никак уже 83 года. В деревне Нушполы у него небольшой еще крепкий дом.

— Давай, Валентин, посидим на террасе, — предложил Кошелев. — Здесь посвежее и реку видно.

Из окна была видна пойма реки Дубна. На мою просьбу рассказать про волков ответил:

 — Будто сам не знаешь? А так смотри: пойма перед тобой. Еще пацаном с мужиками туда лошадей в ночное водил. Серые, бывало, налетали, дядя их стрелял. Овец они резали до десятка. Двух утащат, остальных бросят — жадные были до крови.

 

Требования к катушкам для намотки флажков: выдерживать падения на морозе, удобство и легкость при транспортировке, обладать низкой себестоимостью. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

У Бориса Васильевича дядька был егерем, и весь охотничий опыт Борис перенял от него. Про повадки волков старый охотник рассказывал с упоением: как правильно зафлажить хищников, где расставить стрелков…

— Разматывай катушки в стороны от входного следа и сразу ставь здесь стрелка.

Ложится волк в чащобнике, носом к югу, к теплой стороне. Так он больше запах чувствует. И бежит сразу на юг, если ветер не сбивает запахов. Это уже потом, после выстрела, они разбегаются кто куда.

Читайте материал "Ликбез: кому не по карману импортные ружья"

Вовка Иванов, егерь наш, салага еще был. Не понимал ничего. Все спрашивал, что да как. Мы его с Володей Чувиковым натаскали. Теперь разбирается, понимает что к чему. Да и ему уже за 60. Опытный! Помню, прибежал:

— Дядь Борь, пара за Нушполкой лося завалила и ушла в вырубки. Что делать?

Говорю:

— Беги за Чувиковым!

А сам флаги с печки достал, лыжи, ружье в охапку и побежали обкладывать. Зафлажили уже по-темному. Километров семь получилось. Хотели с утра прийти, а потом подумал: луна яркая, видно все, попробуем толкнем…

Я на входном встал, Чувиков на перекрестке просек, а Иванов тихонько крикнул с противоположной стороны. Светло, тени от деревьев черные. Смотрю — катит, тень впереди бежит. И второй за ним. Подпустил и по заднему выстрелил.

Первый куда денется-то? А первый ну бежать. По нему стрельнул — ткнулся мордой в снег и понесся к Володе. Чувиков, конечно, не пропустил… Ну что тебе еще рассказать? Коварные звери.

Помнишь, в Апсареве корову с лосенком погубили, лосихе ноги пооборвали, а телка сожрали? Появляются они в основном, когда гон начинается, а с осени так, одиночки забегают. Заходят обычно из Тверской, уходят, через реку, в Загорский район.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Как-то поздней осенью за карьерами сидели на гуся с молодыми. Стемнело. Они и попросили меня: подвой, мол, волком. Ну я и подвыл. А волк рядом оказался, метрах в ста. Ответил мне.

Моих ребят как ветром на скирду занесло. Комиссия приезжала как-то из МООиРа, просили приехать повыть. Отказался… Ишь господа какие!

Помнишь, раньше все пешком, на лыжах, катушки на себе? Сейчас все на машинах да снегоходах. Да и флажить почти перестали. Загонами стараются.

Читайте материал "О выборе хорошего нарезного карабина"

Небылицу хочешь? Володю Чувикова похоронили в декабре, уж не помню, сколько лет назад. Кладбище знаешь у нас? Так вот на второй день к нему пара волков забегала на могилку, чтоб удостовериться. Вот и думай!

Поговорили еще немного и разошлись.

Сейчас иногда доходят до меня слухи. Пару лет назад егерь Решетов застрелил из карабина двух волков прямо на подкормочной площадке для кабанов. Прошлый год, весной, подранил под Нушполами егерь волка, тот ушел. А зимой зафлажили его, убили. Больной был, тощий, как скелет.

Совсем редко стали появляться волки. Лося стало меньше, кабана практически нет. Дачные участки перекрыли пути миграций животных.

По охотугодьям колесят снегоходы и машины. Охотники вооружились нарезным оружием, приборами ночного видения, электронными манками. Куда деваться зверю? Удастся ли ему выжить?

P.S. С Женей Лебедевым встретиться уже не удалось. О нем осталась только память и фотографии.

Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение

ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА
<br />» title=»ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Объясняется это явление отнюдь не увеличением сроков весенней охоты, что было бы разумным, и не предоставлением преференций владельцам подсадных — по подобию охотничьих собак, что было бы обоснованным.</p>
<p></p>
<p>Причины здесь совсем другого рода и даже не совсем охотничьего толка, поскольку лежат в плоскости скорее социальной.</p>
<p></p>
<p>Дело в том, что начиная с сезона 2007–2008 годов, благодаря инициативе тульских охотников, в России стали организовываться первые массовые полевые мероприятия с участием подсадных уток.</p>
<p></p>
<p>Так изначально индивидуальная, можно сказать камерная, охота совершенно неожиданно получила своеобразную выставочную витрину — торжище и ристалище «в одном флаконе», всероссийскую арену для состязаний пернатых помощниц.</p>
<p></p>
<p>Заводчикам уток и всем ценителям заркой работы подсадной предоставилась площадка для встреч перед началом весеннего сезона, обмена опытом и племенным материалом, а главное, шанс помериться силами с коллегами по увлечению.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Во время весенних охот с подсадными нужно быть готовым к любым сюрпризам погоды. ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Не является секретом тот факт, что именно возможность демонстрации своих питомцев на полевых мероприятиях во всех развитых в охотничьем отношении странах является мощнейшим стимулом развития собаководства — вплоть до крайностей, когда практическое использование собаки на охоте переходит в разряд второстепенных задач, уступая приоритет подготовке к победам в фильд-трайсовых турнирах.

Читайте материал "Выращиваем подсадных уток правильно"

И в нашем случае фактор состязательности, педалирующий инстинкт соперничества — один из вечных двигателей человеческой сущности — сыграл свою решающую роль. Впрочем, исключительно положительную для пользы утиного дела.

 

Каждую подсадную утку тщательно осматривают перед началом работы на воде. ФОТО ЮРИЯ БОРЗУНОВА

Весь этот охотничье-соревновательный «замес» совершенно закономерно спровоцировал новую волну интереса к подсадной утке — уникальному явлению в отечественной охотничьей культуре.

К сожалению, рост числа публикаций в профильных СМИ и обсуждений темы на площадках охотничьих интернет-форумов продемонстрировал явный перевес количества контента над его качеством, а также выраженный дефицит информации по ряду существенных вопросов.

И если в смысле непосредственно «технологии» охоты с подсадной написать что-то принципиально новое на фоне наших классиков Ярослава Сергеевича Русанова и Виктора Васильевича Рябова вряд ли представляется возможным, то в вопросах собственно подсадной утки как зоотехнического объекта ситуация совсем иная.

Здесь читателю предлагается, можно сказать, гремучий коктейль из недопонятых фактов, недочитанных данных, безосновательных выводов и просто откровенных глупостей, к тому же щедро приправленный изрядной порцией личного субъективизма.

Поскольку классическая научная методология учит нас, что без истории предмета нет теории предмета, в первую очередь хотелось бы коснуться вопроса происхождения этой уникальной породы охотничьей птицы, развеяв по возможности туман укоренившихся заблуждений.

Читайте материал "Охота с подсадной уткой: невероятные эмоции"

С точки зрения той же методологии генезис любого явления базируется на трех основных вопросах: когда, где и почему. И начать в нашем случае стоит, пожалуй, с последнего, с мотивов: зачем нашему пращуру-охотнику вообще понадобилась такая птица.

 

Щекинский р-н, Тульская обл. Гости из «МК» перед охотой с подсадной по приглашению Клуба любителей русской подсадной утки. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

В целом ряде источников, как вековой давности, так и современных, при рассмотрении вопроса об истоках охоты с подсадными традиционно упоминается промысловая добыча водоплавающих в местах скоплений.

При этом обязательно перечисляются разного рода орудия массового лова: перевесные и кроющие сети, вершеобразные ловушки и иже с ними. Одним из необязательных, но крайне желательных элементов сего действа была, разумеется, манная утка (или утки).

Далее из этого факта, который сам по себе суть истинная правда, путем достаточно прямолинейного умозаключения авторы приходят к простому выводу, что, дескать, там-то и зарыты корни наших подсадных.

На первый взгляд вся эта цепочка выглядит предельно логично: есть утки, есть сети, есть манное животное — можно сказать, полшага осталось до современной подсадной. Однако, как часто случается в математике, если задача решается слишком легко, значит, что-то вы делаете не так.

 

ФОТО АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВА

Хорошо известно, что любой способ добычи животных базируется на учете конкретных и специфичных биологических закономерностей, определяющих существование того или иного вида (либо близкородственной группы видов).

Разумеется, охота на уток исключением из этого правила не является, и в основе всех известных способов лежат точно такие же закономерности.

Массовая охота на уток — будь то в период осеннего пролета, либо во время зимовок — эксплуатирует один из базовых, первичных, инстинктов — стадный (по отношению к птицам на язык напрашивается, конечно же, «стайный», но такова устоявшаяся биологическая терминология).

Именно этим инстинктом обусловлено стремление (в данном случае гусеобразных) в определенные периоды года не избегать общества себе подобных, а, напротив, активно стремиться к реализации групповых форм сосуществования — совместному фуражированию, совместному отдыху и совместным миграциям.

Читайте материал "Вспоминая весеннюю охоту"

У основной массы уток Палеарктики, зимующих на западе Евразии и в Северной Африке, наиболее ярко стадный инстинкт выражен, разумеется, осенью, при подготовке и во время осуществления сезонных перелетов к местам зимовок.

В другое же время года он в большей или меньшей степени угнетается ввиду необходимости выращивания потомства, что подразумевает непубличность. Как раз на упомянутом принципе основана одна из наиболее массовых утиных охот — на осеннем пролете с чучелами.

 

Победитель весенней выставки КЛРПУ Виктор Конушкин с питомицей. Веневский р-н, Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

С неживыми чучелами, отметим про себя, и при этом вполне успешная. Наличие манной птицы призвано лишь «оживлять» композицию из высаженных чучел, добавляя пластмассовой флотилии правдоподобия в глазах соплеменников.

И именно этот факт объясняет порой весьма успешное использование осенью в качестве подсадных совершенно неприспособленных объектов — вплоть до промышленных утиных кроссов. Сие вовсе неудивительно, если учесть, что никакой заркой квачки и самозабвенной осадки от утки в это время года не требуется. Равно как и широкого вокального репертуара и замечательной чистоты голоса.

Необходимым и достаточным условием является, чтобы птица была в добром теле, демонстрировала «активную жизненную позицию» и тем самым обеспечивала сородичам информационный повод для скорейшего приводнения с перспективой сытной кормежки и отдыха.

Что же касается всякого рода песенных изысков, требования к манной птице в описанной ситуации довольно скромны: «здесь безопасно, нет ветра и вдоволь корма» — нечто подобное любая утка мира способна убедительно промодерировать без всякой предварительной тренировки.

 

ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Неудивительно, что для решения подобной задачи вполне годится утка, выведенная из «диких» яиц, подложенных под дворовую несушку, — как, собственно, зачастую и поступали. Никакой особой породы в этом случае выводить не требуется — по причинам, перечисленным выше.

Читайте материал "Послевкусие от весенней охоты"

Кроме того, очевидно, что продуктивное использование всех упомянутых орудий промыслового лова в наших широтах имеет смысл только в конкретный период года — во время осенней миграции, когда привлекательность голоса манной птицы является лишь факультативной составляющей охоты, никак не определяющей ее успех.

Во избежание обвинений в сужении поля дискуссии следует оговориться, что часто упоминаемая в контексте проблемы охота в местах зимовок ничем с этологической (поведенческой) точки зрения от нашей осенней не отличается, ибо здесь имеет место ровно та же эксплуатация стадного инстинкта на фоне временно угнетенного полового.

 

Одна из участниц испытаний подсадных уток. Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Совершенно иначе обстоит дело с охотой весенней. Очевидно, что в процессе охоты на селезня с подсадной эксплуатируется совсем иной базовый инстинкт — еще более сильный, нежели стадный, а именно — половой.

И в этом случае аттрактивность вокализации, т.е. привлекательность именно голоса (и в первую очередь голоса) подсадной утки приобретает статус решающего фактора. С той лишь разницей, что для самой утки этот фактор определяет успешность реализации репродуктивной программы, а для ее владельца — успешность охоты.

Suum cuique — как говорится, каждому свое. И если осенью какая-либо целенаправленная персонифицированная работа птицы по пролетающему селезню не требуется (а зачастую она и физически невозможна в условиях массового пролета), то весной дело обстоит с точностью до наоборот.

Ибо в этом случае имеет место в полном смысле слова интимный диалог конкретной подсадной утки с конкретным диким собратом — неважно, одиноким или уже «обрученным».

И, разумеется, никакие стадные инстинкты в упомянутом диалоге сколь-нибудь значимой роли не играют.

Читайте материал "Проект положения и Правила полевых испытаний подсадных уток"

Утка работает не просто конкретизировано, она прилагает все усилия, чтобы заинтересовать селезня перспективой утех совершенно определенного рода — и всякая-разная кормность угодий вкупе с тихостью заводи отступают на двадцать пятый план по шкале приоритетов.

Ведь именно мощнейший половой инстинкт способен иногда подавить инстинкт номер один — самосохранения и заставить потерявшего голову крякаша подсаживаться порой к искусительнице в такие места, куда в здравом уме он даже не помыслил бы зайти на посадку.

 

Это принципиальнейшее различие неумолимо разводит по разные стороны селекционной директрисы требования для манной утки на осеннем пролете и охоты на селезня весной.

И только необходимость получения птицы с гипертрофированной феминальной аттрактивностью, т.е., проще говоря, привлекательностью для мужского пола, могла побудить нашего предка-охотника к постановке соответствующей селекционной задачи — выведению специальной «ученой утки», как ее называл С.Т. Аксаков, для ружейной охоты на селезня в весеннем сезоне.

Таким образом, имеются все основания полагать, что различные практические цели, предусматривающие и различные методы их достижения, исключают возможность непосредственного формирования подсадной подружейной утки современного типа от промысловых птиц охотников-«сетевиков».

Два мира — две идеологии, как говорили в свое время политические обозреватели на советском телевидении. Упрощенно-прямолинейное же выведение одного из другого применительно к принципиально разным животным противоречит как общебиологическим, так и зоотехническим принципам и закономерностям.

Закономерностям, которые, к счастью, в окружающей природе действуют неукоснительно, без оглядки на человеческое несовершенство.

Такова в общих чертах истинная причинная генеалогия уникальной породы охотничьих птиц — безо всяких промысловых предпосылок в анамнезе.

Что же касается генеалогии временной и пространственной, то ответы на оставшиеся вопросы — «где» и «когда» — будут представлены на суд читателя в следующей статье.

Правильно готовим лошадь к охоте

Лошади для горных охот должны подбираться самым тщательным образом. Главное здесь — спокойный и уравновешенный характер животного. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»Лошади для горных охот должны подбираться самым тщательным образом. Главное здесь — спокойный и уравновешенный характер животного. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Лошади для горных охот должны подбираться самым тщательным образом. Главное здесь — спокойный и уравновешенный характер животного. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Собаки. Лошади. Охота.</p>
<p></p>
<p>Когда-то эти три понятия были неразрывно связаны между собой, и вопрос выбора породы и подготовки лошади для охоты определялся теми функциями, которые она должна была выполнять.</p>
<p></p>
<p><strong>НЕМНОГО ИСТОРИИ</strong></p>
<p></p>
<p>Парфорсная охота, введенная генералом Брусиловым для практического укрепления навыков полевой езды, была популярна в российской офицерской кавалерийской школе.</p>
<p></p>
<p>Участник событий тех лет Михаил Свечин вспоминал: «<em>Охота заключалась в том, что из клетки выпускался зверь и, почувствовав свободу, полным ходом уносился, прыгая через все препятствия, какие только могут встретиться — канавы, заборы, горы, кручи, болота и пр. Когда он исчезал из виду, выпускались собаки, которые по запаху следа неслись вдогонку. За стаей собак неслись и офицеры во главе с начальником охоты. Погоня продолжалась не менее десяти верст. Понятно, для такого пробега лошади должны были быть хорошо натренированы и напрыганы</em>».</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

ФОТО МАРИНЫ КОНДРАТЕНКО

В Англии для парфорсной езды был принят определенный смешанный тип лошади, названный «гунтером», что по-английски означает «охота». Это не порода, а помесь верховой лошади с упряжной.

Их соединенные качества были необходимы для долгого, подвижного преследования своры собак. Здесь ценятся свободные движения, не утомляющие всадника, уравновешенный темперамент, сотрудничество как с человеком, так и с собакой.

Разумеется, подобные помеси активно применялись и в России. Но в настоящем у нас известен, пожалуй, лишь один крупный эпизод с попыткой вывести специализированную охотничью лошадь.

В начале 2000-х в Волгоградской области выводилась Донская охотничья порода лошадей. Свое название она получила от географического положения и охотничьей специфики. Создатель породы Светлана Николаевна Зимина в течение 15 лет вела селекционную работу.

Читайте материал "Использование лошади на охоте"

По сути, один человек, с нуля, проделал громадную работу, которую не смогли сделать большинство наших конных заводов, обладая штатами сотрудников и государственным финансированием.

Главная задумка Зиминой заключалась в выведении устойчивой к природным факторам лошади, обладающей человекоориентированностью, стабильной психикой, неутомимостью и плавностью движений.

Эти лошади верхового сложения, тип гунтера, росли и содержались в табуне, круглый год на выпасе, обладали широким орловским аллюром, выносливостью, уравновешенным темпераментом и сообразительностью. Табунное содержание рядом с рекой, степью ковали в них устойчивое восприятие окружающей природы.

 

Охотники с борзыми. Художник Петр Соколов.

Также создателями был сделан вывод, что, лишь образовав тандем «подготовленная лошадь — подготовленный всадник», можно реализовать закладываемый в лошадях охотничий потенциал. Поэтому было организовано конно-охотничье обучение будущих владельцев этих лошадей.

ВЫБОР ЛОШАДИ

Какой же должна быть лошадь для охоты? Во-первых, психически устойчивой, не боящейся резких звуков и смены событий. Она должна уметь работать в спайке с собаками и лошадьми, не пытаясь конфликтовать с ними.

Должна уверенно проходить пересеченную местность, преодолевать естественные препятствия, проходить воду, холмы и склоны, а также слышать всадника. Важно, чтобы лошадь родилась и выросла в той местности, где она будет охотиться.

Читайте материал "Вольные кони Тунгуски"

Ее сложение и характер должны подходить к конкретному виду охоты. Так охота с собаками требует подвижности, тогда как для транспортных задач требуется умеющая ждать лошадь. Беспокойство, пугливость всегда вызывают незапланированные проблемы.

Неслучайно на конно-туристических базах состав коней подбирается психологически устойчивый. Очень важно повседневное содержание охотничьей лошади (социум, табун, движение), здравая конюшенная обстановка.

Культурно-табунная лошадь всегда будет лучше приспособлена к окружающим природным факторам, чем лошадь денниковая (*), испытывающая, к примеру, страх при шуме листьев. Табунная подключит инстинкты, подскажет изменение обстановки поведением и движением

тела.

 

Отработка навыков езды по пересеченной местности. ФОТО МАРИНЫ КОНДРАТЕНКО

На охотах также требуется формирование конных групп из лошадей одного табуна, симпатизирующих друг другу. В таком составе животным легче переносить все тяготы охоты. Свой табун дает каждой лошади психологическое чувство защищенности, и это спокойствие повлияет на охоту.

НАБЛЮДАЕМ И ТРЕНИРУЕМ

Лошадь всегда индефицирует наличие свежих запахов, отличных от окружающей обстановки, и дает понять об этом движением тела, заинтересованностью, настороженностью.

Опыт со временем даст всаднику лучшее понимание поведения животного. Если он будет прислушиваться к подаваемым сигналам, поощрять их, то доведет до логического конца эту особенность лошади.

Есть еще одна особенность: любой зверь более лояльно воспринимает лошадь, нежели человека (сам был свидетелем того, как на пасущихся лошадей вышел сохатый). К тому же лошади, особенно опытные, своим поведением дают понять о наличии запаха зверей. Это будет выражаться в принюхивании, прислушивании…

Тренировкой ко многим видам охот может быть индивидуальный условный «оклад», либо выход на зверя. Это поможет в дальнейшем понять поведение лошади и познакомит ее с поставленной задачей.

Охота с собаками может быть индивидуальной и групповой. Подъем зверя в поле сопровождается его преследованием, особой тактикой охвата наибольшей площади. В групповом варианте участники единого преследования делают охват цепью, тактически отсекая поднятого зверя от леса.

Читайте материал "Копытная история"

Такая охота требует кропотливой предварительной подготовки, опыта и знания повадок зверей, чтобы спрогнозировать все возможные сценарии.

Для успешной охоты в таком русле помогает подготовка лошади к работе на пересеченной местности, преодоление естественных преград, спуски, подъемы, прыжки через канавы, частые смены направлений и т.д.

Обычно такой тип подготовки называют парфорсной ездой — от одноименного типа охоты.

Во время парфорсной охоты гончие гонят зверя, пока тот полностью не выбьется из сил. Этот вид предполагает активную полевую езду. Для подготовки к такой охоте используют искусственный след, для чего на избранном направлении с препятствиями заранее метят маршрут.

 

Г. Березовский, Кемеровская обл. Перевозка спасательной собаки конным поиском. ФОТО ИЗ АРХИВА ВАЛЕРИЯ ШАБЛИ

Это может быть моча лисицы, за следом которой пускают собак со всадниками. Также в тренировочном варианте (без участия собак) в виде искусственного следа могут использоваться бумажные указатели.

ИЗБАВЛЯЕМСЯ ОТ СТРАХА

Охота всегда подразумевает трофей, а значит, необычную визуализацию, включая кровь.

И конечно, здесь требуется охотничий опыт лошади. Она настораживается или пугается только того зверя, который ей незнаком.

Встречая постоянно запах секача или сохатого, лошадь постепенно собирает информацию о них. Главное в таком ознакомлении — последовательность и постепенность.

Существует не так много питомников, где бы можно было показать лошади живого кабана. Зато можно показать шкуру секача, сделав это аккуратно, вначале издалека, давая лошади осмотреть ее с разных сторон, потом чуть ближе.

Затем шкуру можно показать и в другом месте, все зависит от реакции лошади, ее заинтересованности, принюхивании. Не следует забывать, что вид крови, безусловно, воздействует на сознание неопытной лошади, она принюхивается, не зная, чего ожидать.

Это препятствует нормальному дыханию, оказывает влияние на эмоции.

Важно с самого начала избежать зажатости и дискомфорта животного. В конечном счете это может негативно повлиять на психику лошади, животное спокойно лишь тогда, когда какие-либо действия знакомы ей и прогнозируемы. Шаг за шагом, поэтапно нужно знакомить лошадь с образом и запахом конкретного зверя.

Также необходимо постепенное ознакомление лошади с применением различных видов снаряжения, таких как радиосвязь, налобные фонари, вспышки сигнальных ракет и т.д. Глаз лошади прекрасно приспособлен к сумеречному образу жизни, но при резком освещении ему требуется время перестроиться.

Быстрая смена освещения (например, включение налобного фонаря) на время лишает лошадь четкой визуализации, она инстинктивно зажимается. Здесь важно проявить такт, и со временем зажатость пройдет.

Кроме того, в охоте, как правило, многое проходит быстро и сумбурно. Всадник в этих условиях действует резко, стремительно. Не привыкшая к такой обстановке лошадь начинает паниковать, и если в группе несколько неопытных лошадей, то эта паника автоматически перекидывается на остальных.

Читайте материал "Червонец и Найда"

Поэтому важно планировать заранее как сами условия охот, так и состав коней, где основной костяк состоит из опытного поголовья.

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ВАЛЕРИЯ ШАБЛИ

Это по большей части касается лошадей, выросших и содержащихся в неприродных условиях. Лошадь же, воспитанная в тех же условиях, в которых ей предстоит действовать, с большинством этих проблем знакома не будет.

ЛОШАДЬ И СОБАКА

Собака — неизменный «атрибут» охот, поисковой и пограничной службы. Ее взаимодействие и сосуществование рядом с лошадью может дать плодотворный результат. При неправильном подходе это создаст целый пласт проблем.

Задача всадника — планомерно подготовить собаку и лошадь к совместной работе и в дальнейшем поддерживать, укреплять эту основу.

В первую очередь собаку и лошадь нужно ненавязчиво познакомить друг с другом. Скажем, собака может находиться рядом при раскладывании сена на зимнем пастбище или на водопое летом, то есть нужна такая ситуация, в которой собака не просто будет на конюшне, но и сможет подходить к лошади вместе с человеком.

Они должны увидеть характер движений друг друга. Если собака лезет под лошадь, а та бьет по ней, значит, была допущена ошибка в ее обучении.

Когда близкое нахождение рядом этих видов становится беспроблемным, то необходимо ознакомить их с совместным движением во время верховой езды. Лучше всего взять собаку на поводок, поместив его в правой руке, и стараться не лезть под траекторию движения лошади.

Вместо повода с карабином, который сложно отстегивать от седла, лучше использовать швору, благодаря чему будет легче отпускать собаку.

Вначале необходимо на прямых показать движение рядом, на шагу, и, если все пройдет хорошо, сделать небольшие переходы в рысь, дав собаке возможность подстроиться под лошадь. Молодую собаку можно брать вместе с опытной, и тогда первая быстро поймет, что от нее требуется.

Читайте материал "Вольный ветер Алтын-Эмеля"

Совместные повороты рядом — следующая ступень подготовки. Сперва на шагу, затем на рыси. Поворот внутрь сложнее, чем во внешнюю сторону. Здесь необходимо дать собаке подсказку поводком, снизить ритм и аккуратно повернуть лошадь.

Используются также и голосовые подсказки, в дальнейшем они же помогут взаимодействовать с собакой голосом без повода-сцепки.

Любые трудности в этой работе нужно решать базовой подготовкой — отдельно лошади и отдельно собаки.

Борьба с хищниками после революции

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА
<br />» title=»ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Несмотря на такие, казалось бы, благоприятные условия, результаты этих охот были ничтожны.</p>
<p></p>
<p>Затраты ГЗУ большие, стоимость одного убитого волка весьма высокая.</p>
<p></p>
<p>Кроме того, кончающиеся неудачей охоты вызывали сомнения в целесо-образности отпуска средств на борьбу с волками у Губземуправления и создавали нежелательный взгляд на охоту по волкам у сельского населения как на развлечение горожан-охотников.</p>
<p></p>
<p>Главными причинами неудачи были: полное незнакомство большинства горожан-охотников с охотой по волкам с флагами; ограниченность времени, в течение которого могла оставаться команда на месте охоты; отсутствие достаточно опытного окладчика на месте; сложность организации транспорта на месте охоты и отсутствие средств для приглашения опытного окладчика.</p>
<p></p>
<p>Попытки подобрать команды из охотников, знакомых с этим способом охоты, ограничить число стрелков в каждой команде хотя бы 8–10 ружьями и другие аналогичные мероприятия, вызывали массу кривотолков и создавали нездоровую атмосферу внутри охотничьей организации.</p>
<p></p>
<p>Все это в конце концов заставило отказаться от организации команд за счет бюджетных средств, ограничить их расходование лишь на выдачу премий за убитых волков и поискать другие способы развития борьбы с волками.</p>
<p></p>
<p>Прежде всего было решено стимулировать истребление волчьих выводков в весенне-летний период. Для этого было постановлено повысить премию за убитую щенную или подсосную волчицу до 25 рублей.</p>
<p></p>
<p>Правлениям товариществ было поручено выявлять места, где держатся волчьи выводки, и организовывать облавные охоты по черной тропе.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "История об опытных волчатниках"</p>
<p></p>
<p>Нужно сказать, что в летний период, когда крестьянский скот больше страдает от нападения волков, гораздо легче собрать сотню загонщиков и организовать подвоз охотников к месту охоты, чем достать три – четыре подводы и пять – шесть человек в загонщики зимой.</p>
<p></p>
<p>Уже в течение первых весны и лета было уничтожено четыре выводка волков и убито три щенных волчицы.</p>
<p></p>
<p>После удачных облав некоторыми сельсоветами было постановлено выделить премии охотникам из средств по самообложению, и сразу же резко изменилось к лучшему отношение населения к этим охотам.</p>
<p></p>
<p>Осенью при составлении бюджета почти по всем уездам исполкомами были выделены и отпущены в распоряжение правлений товариществ средства на борьбу с волками.</p>
<p></p>
<p>Были выделены средства и по губбюджету в распоряжение правления губохотсоюза, который использовал их на приглашение окладчика и на дотацию т-вам в тех уездах, где ассигнований по местным средствам проведено не было.</p>
<p></p>
<p>Эти же средства дали возможность объявить и первый губернский конкурс на лучшего истребителя и на лучшее по постановке дела т-во.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Средства эти разрешалось расходовать на выдачу премий за убитых волков, на приобретение материала для флажков, на оплату за вывоз падали, на оплату окладчиков, на оплату подводы для окладчика, загонщиков и охотников, на оплату загонщиков. Никаких иных расходов за счет иных сумм производить не разрешалось.

Убитые на такой охоте волки являлись собственностью убивших их охотников, но никакой премии за них не выплачивалось. Премия выплачивалась лишь за волков, убитых одиночным порядком, или в тех случаях, когда убившая их группа охотников производила охоту за свой счет.

К этому же времени относится выделение средств на борьбу с волками из прибылей Губстраха, которые целиком переводились в распоряжение Губземуправления для организации этой борьбы в губернском масштабе, в том числе и для выдачи через т-ва премий за волков, уничтоженных одиночным порядком.

Читайте материал "Капканы и снегоход: залог истребления волков"

Пользование услугами губернского окладчика по товариществам обусловливалось следующим: т-во выявляло район постоянного местонахождения волков и поручало или бюро коллектива или отдельным охотникам ближайшего селения положить в подходящем месте падаль и проверяло через то же бюро или охотников, берут ли волки падаль. И лишь после того как падаль взята, сообщало Губземуправлению, которое и высылало немедленно окладчика.

Такой метод работы, во-первых, вовлекал в борьбу с волками местных сельских охотников, знакомил их с тем, как и где нужно класть приваду, и вообще с техникой охоты с флагами, и, во-вторых, позволял наиболее целесообразно использовать окладчика, у которого не тратилось времени на поиски, на ожидание, пока волки тронут приваду, и давал ему возможность с меньшей затратой времени обслужить большую территорию.

Окладчик приглашался без помощника. Выбирая себе помощника из местных охотников, он в процессе работы знакомил его с ремеслом окладчика и таким образом оставлял на месте более или менее знакомого с техникой охоты с флагами человека.

Поступившие в распоряжение Губземуправления суммы развертывались по т-вам с учетом масштаба их работ, количества волков в районе и наличия средств, отпущенных тому или иному т-ву по смете исполкома.

Товарищества ставились в известность о намеченных к отпуску средствах и могли приступать к работе, производя расходы из своих средств с тем, что через любое время, но не реже одного раза в месяц, по представлении отчета с приложением оправдательных документов эти расходы им возмещались.

Кроме того, они предупреждались, что неизрасходованные средства за ними не бронируются, а передаются в те т-ва, где в них ощущается недостаток.

Таким образом, т-во, заинтересованное в скорейшем использовании всех средств, ассигнованных губправлением, старалось шире развернуть работу, охотнее шло навстречу пожеланиям сельских коллективов об отпуске средств на вывоз падали, о снабжении их флагами, чем если бы средства эти авансом были переданы т-ву.

Читайте материал "О случаях нападения волка на людей"

Испытывая иногда финансовые затруднения, т-во могло бы иной раз и попридержать их до более благоприятного момента.

 

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Местные сельские охотники постепенно все больше и больше втягивались в эту работу и постепенно овладевали методом охоты с флагами.

Хорошо налаженный учет, начиная с 1924 года, дает нам довольно значительные цифры истребляемых ежегодно волков.

Убито волков и волчат:

В 1924 году — 64 шт.

  • 1925 — 118
  • 1926 — 381
  • 1927 — 214
  • 1928 — 305

Всего за пять лет убито 1082 волка.

Все же до 1927 года охота с флагами прививалась на селе довольно медленно. Часто высланные в сельский коллектив флажки лежали без употребления.

Лишь в 1927 году по сельским коллективам охотников начинается организация небольших групп охотников для совместных охот с флажками.

Зимой 1928/29 года мы уже видели целый ряд небольших команд, состоящих из крестьян-охотников, оперирующих, и довольно удачно, в районе примерно с 5-километровым радиусом. Попутно с волками они, конечно, не дают спуска и лисичке, чаще всего окладывая ее в полях «на «глазок».

Полнились и доморощенные окладчики, правда, еще значительно уступающие старикам-псковичам, но ведь и те не с первого выхода в поле становились мастерами своего дела. До прошлого года казалось, что количество волков в губернии не уменьшается.

С прошлого года начинает намечаться уменьшение. Средняя стоимость убитого волка стала обходиться ниже 10 руб. Этот показатель, а также и уменьшение волков, как будто говорят за то, что установка взята правильная.

Якутские зайцы поражают численностью

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Известны плотности до 400 зверьков на 1 кв.км.</p>
<p></p>
<p>Проще учитывать промысловый выход, который тоже, естественно, дает представление о численности.</p>
<p></p>
<p>Так вот, в годы максимума в отдельных районах добывается до 20 зверьков с 1 кв.км. угодий!</p>
<p></p>
<p>Как пишут якутские ученые М.Попов и Ю.Лабутин, в годы максимальной численности заячье мясо в Республике Саха равняется по объему 50 тыс. голов крупного рогатого скота!</p>
<p></p>
<p>В Якутии совершенно не развита охота на зайцев с гончими. Я там таких собак никогда не видывал. И это, надо думать, тоже связано с высокими плотностями зверьков.</p>
<p></p>
<p>Как в кедрачах Сибири и Дальнего Востока в годы высокой численности белки лайка-бельчатница не нужна, так и в Якутии при высокой численности зайцев охота на них с гончей не будет добычливее традиционных способов — загоном и петлями.</p>
<p></p>
<p>К тому же использование последних и охота с гончей не совместимы, поскольку собака во время гона может попасть в петлю.</p>
<p></p>
<p>Самые распространенные способы охоты на зайцев в Якутии: осенью — загоном, зимой — петлями или какими-либо иными самоловами.</p>
<p></p>
<p>Из моего опыта применения петель вспоминаются два случая. Однажды, находясь на полевых работах в низовьях Колымы, я перебрался по льду на один из островов этой реки и был поражен обилием заячьих следов. Походил с ружьем наизготовку, но никого не поднял.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Заячья шкурка: делаем своими руками поделки для семьи"</p>
<p></p>
<p>Тогда на следующий день вернулся сюда и поставил три петли. И, проверяя их через два-три дня, всякий раз снимал зайцев. Позже из одного я сделал чучело и подарил его своему хозяину-эвенку, у которого квартировал. Что, впрочем, не помешало ему ответить мне черной неблагодарностью.</p>
<p></p>
<p>Случилось это так. В Походске, где мы жили, были проблемы с горячительными напитками. А приближался мой день рождения. Положение же складывалось такое: закуски в виде зайчатины — море, а вот выпивки нет. А какой же праздник без этого!</p>
<p></p>
<p>Тогда я попросил своего хозяина съездить в Нижнеколымск за “горючим” и привезти бутылку спирта. Он охотно согласился, съездил и привез.</p>
<p></p>
<p>19 октября я торжественно открыл ее, разлил по стаканам, развел водой “по широте”, чокнулся со своим напарником и… выпил какую-то низкоградусную гадость! Спирта в бутылке не оказалось. Взглянул на своего экспедитора, который сидел, опустив глаза долу, и все понял. Дорога была длинная и он в пути не удержался… А чтобы не было мне сразу заметно, долил бутылку водой.</p>
<p></p>
<p>Я вошел в его положение и упрекнул только в одном — зачем не предупредил. Я бы тогда не стал еще разводить: сильно разведенный спирт пить противно.</p>
<p></p>
<p>А с петельным ловом зайцев у меня был еще такой любопытный случай. Хотя петлю в этот раз ставил кто-то другой. Произошел он в Томпонском районе республики.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

фото: Fotolia.com

Мы ехали на машине из аэропорта Теплый Ключ в Хандыгу, где базировалась наша экспедиция. Вдруг дорогу стал перебегать заяц. Шофер резко затормозил, схватил ружье, которое постоянно возил с собой, и выскочил из кабины.

Читайте материал "На русака: один и без собаки"

Заяц, между тем, перескочил дорогу, кювет и побежал вдоль него. Но… вдруг внезапно остановился. Шофер выстрелил, перебрался через кювет и торжественно поднял с земли зайца… в петле!

Наиболее же любимым способом охоты местного населения был в Якутии загонный — по чернотропу или мелкоснежью осенью. Этим способом добывалось большое количество зайцев, и в нем принимало участие огромное число охотников-любителей. Ни один из них, способный двигаться, не мог в это время усидеть дома!

Мы, работники экспедиции, тоже очень любили этот способ осенней охоты. Охотились обычно в пойме реки Алдан. Выезжали компанией на двух-трех мотоциклах с колясками. По прибытии на место делились на загонщиков и стрелков, которые всякий раз чередовались. Причем стреляли и те, и другие: стрелки — зайцев и тетеревов, тоже налетавших на них, загонщики — рябчиков и зайцев.

Так что быть в загоне было не менее выгодно, чем на стрелковом номере. Прочесывали пойменные лиственные леса, где отмечалась наибольшая концентрация зайцев.

При выборе места охоты боровая дичь во внимание не принималась, ибо считалась лишь попутным трофеем. Такие охоты оставляли незабываемое впечатление.

До сих пор перед моими глазами стоит заяц-инвалид, на которого я наткнулся во время загона и который передвигался только с помощью передних лап; заяц, который на моих глазах спрятался в завал из бревен и которого я так и не смог оттуда выгнать; заяц, который после моего дуплета на стрелковом номере рухнул как подкошенный, но убежал потом при приближении загонщиков; заяц, который проскочил мимо нашей уже собравшейся компании, когда мы зачехлили ружья и т.д. и т.п.

Читайте материал "Охота на зайца в узерку и по малику"

По завершении всех загонов добыча выкладывалась на землю и делилась между всеми участниками поровну, независимо от личного вклада каждого. Завершалось все это импровизированным банкетом, на котором охотник, отстрелявший наибольшее количество дичи, провозглашался королем охоты.

Я не помню случая, чтобы мы добывали очень много дичи, но и пустыми никогда не возвращались. При этом надо иметь в виду то, что годы нашей активной охоты на зайцев совпали с периодом понижения их численности. Пики численности зайцев в Якутии чередуются приблизительно через 11 лет.

Мы охотились в фазе ее подъема, а в первые годы — спада. По рассказам местных жителей, накануне нашего приезда в Хандыгу (1956 г.) зайцев было очень много. Потом зверьков подкосила какая-то эпизоотия. Наиболее часто зайцы страдают от гельминтозов.

Омские охотники отстояли общедоступные угодья от захвата

фото: Fotolia.com
<br />» title=»фото: Fotolia.com<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>фото: Fotolia.com</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Очередную победу празднуют омские охотники: сегодня не без их участия врио губернатора Александр Бурков распорядился отменить аукцион на аренду охотничьих угодий в Колосовском районе.</p>
<p></p>
<p>Это решение глава региона принял после обращений колосовцев, которые опасались, что после торгов им попросту негде будет охотиться.</p>
<p></p>
<p>Обсуждение вопроса по проведению открытых аукционов на право заключения соглашений об аренде охотугодий на территории Омской области состоялось в рабочем кабинете Александра Буркова.</p>
<p></p>
<p>В совещании участвовали первый зампред правительства Валерий Бойко, вице-председатель кабинета министров Татьяна Вижевитова, заместитель мэра Омска Олег Заремба и первый заместитель министра природных ресурсов и экологии Александр Матненко.</p>
<p></p>
<p>Напомним, что на сегодняшний день территория охотугодий в Омской области превышает 12,6 млн га, из них общедоступными являются более 8 млн га, что составляет 66% от общего фонда. При этом 4 млн га — это закрепленные участки.</p>
<p></p>
<p>Федеральным законодательством определено, что доля охотугодий общего пользования не может быть ниже 20%. В соответствии со своими полномочиями минприроды региона ежегодно проводит мероприятия по созданию новых закрепленных охотничьих угодий в объеме не менее 2%, который установлен приказом Минприроды РФ.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Омский чиновник Данилов просил своих подчиненных уничтожить следы незаконной охоты на рысь"</p>
<p></p>
<p>Схема размещения, использования и охраны угодий на территории Омской области до 2024 года была утверждена еще в 2014 году. План создания новых закрепленных охотугодий формируется на основании заявок охотников и организаций. В этом году должно пройти восемь аукционов. Два из них уже проведены — в Нижнеомском и Павлоградском районах.</p>
<p></p>
<p>В феврале появилось распоряжение минприроды о проведении открытых аукционов на право заключения соглашений на участки в Колосовском районе. Это распоряжение и вызвало бурю негодования у охотников.</p>
<p></p>
<p>Дело в том, что еще в ноябре 2017 года на встрече Татьяны Вижевитовой с жителями Колосовки ей рассказывали о самовольном захвате экс-директором Управления по охране животного мира Омской области Виктором Даниловым охотничьих угодий в районе.</p>
<p></p>
<blockquote><p>
</p>
<p>По сути тогда Данилов прихватил себе всю северную часть Колосовского района. Тогда охотники попросили не выставлять эти участки на торги и оставить их в общедоступном пользовании. Однако 12 февраля этого года был объявлен аукцион.</p>
<p></p></blockquote>
<p></p>
<p>Дальше — больше. Охотники выяснили, что в конце ноября прошлого года был зарегистрирован Союз охотников и рыболовов «Сибирь», одним из учредителей которого является Иван Третьяков, сын Владимира Третьякова, который вместе с Даниловым засветился в истории с браконьерством на рысь.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

И вот как раз этот самый Союз и хочет участвовать в аукционе на право аренды охотугодий. Не сложно догадаться, кто стоит за Третьяковым и кто хочет прибрать лакомый кусочек к рукам. Потому-то охотники и обратились к врио губернатора.

Вот и решил Бурков разобраться, все ли требования к процедуре организации предстоящих торгов соблюдены и почему они стали поводом для недовольства местных жителей.

Больше всего вопросов вызывает разбивка самих участков. Как выяснилось, региональное минприроды руководствовалось утвержденной в 2014 году схемой, которая внесена в федеральный реестр, вот только логику формирования этих участков и само ведомство до конца не понимает.

Кроме того, по словам Александра Матненко общественный охотхозяйственный совет в обсуждении предмета аукциона не принимал, да и мнение жителей Колосовского района никто не учитывал.

Читайте материал "C чем едят Омскую краснокнижную рысь"

В итоге Александр Бурков распорядился отложить назначенные на 22 и 23 марта аукционы до полного выяснения всех обстоятельств.

Глава региона подчеркнул, что при изучении этой темы в первую очередь должны учитываться интересы охраны животного мира, но и мнение жителей, исторически всегда охотившихся в этих местах, сбрасывать со счетов нельзя.

«У вас общественность не принимала участие в обсуждении этого вопроса, охотники Колосовского района говорят: нельзя разыгрывать конкурс по таким участкам. Услышьте, наконец, мнение людей, живущих на земле! Разберитесь с землями общего пользования для охотников. Если есть такое мнение граждан, нужно приостанавливать проведение конкурса на эти два участка. И актуализируйте уже карту, на дворе 2018 год. Соберите общественный совет и обсудите. Проведите служебную проверку, кто без мнения руководителя минприроды принял решение, нарушил порядок и регламент, и делайте соответствующие выводы», — поручил врио губернатора.

Источник: Новый Омск

За пещерным медведем: выкурить зверя нужно уметь

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM
<br />» title=»ФОТО SHUTTERSTOCK.COM<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>ФОТО SHUTTERSTOCK.COM</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>В тот год, оставшись в Тофаларии на правах аспиранта, то есть «вольного художника», я мог позволить себе заняться исследованиями по собственному выбору.</p>
<p></p>
<p>Начало сезона решил провести в верховьях реки Уды, чтобы не стеснять других охотников на участках кедровой тайги — традиционных местах охоты на белку с собакой.</p>
<p></p>
<p>Здесь кедровников было мало, и они располагались под самыми «белками», либо на крутых северных склонах гор.</p>
<p></p>
<p>Разместился в новой избушке, срубленной рыбаками у устья речушки Хангорок. Напротив устья был скальный массив, на который эпизодически выходили табунки сибирского горного козла. По пойме была масса следов кабарги.</p>
<p></p>
<p>Шайтан в промежутках между облаиванием белок гонял кабарожек и изюбрей. За охоту на кабаргу в неурочное время он получал внушения, но нередко и в процессе белковья бросался за этими миниатюрными оленями, когда они выскакивали у него под самым носом.</p>
<p></p>
<p>Однако пес быстро «осознавал» свою неправоту и, если зверек через пять – десять минут не уходил на отстой, вновь переключался на белку.</p>
<p></p>
<p>В погоне за кабаргой, а затем в поисках беличьих следов кобель увел меня к вершине перевала, под белóк. Высмотреть здесь зверьков было сложно из-за кустистых крон кедров. Такие кедрачи охотники называют дубняками.</p>
<p></p>
<p><strong>Читайте материал</strong> "Концерн Калашникова вступился за охотников перед Росгвардией"</p>
<p></p>
<p>Найденные собакой зверьки затаиваются в них намертво и ведут себя иначе, чем в лиственничниках и даже высокоствольных обыкновенных кедровниках. Приходится тратить много патронов на выпугивание, но и это не всегда помогает.</p>
<p></p>
<p>Тот день охоты закончился найденной в дубняках берлогой и возвратом к избушке почти в полной темноте.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

Выкуривание зверей из убежищ дымом

в настоящее время на большей части Российской Федерации запрещено.

С 16 ноября 2010 года в России также действует закон, запрещающий зимнюю охоту на медведя на берлоге. ФОТО АЛЕКСАНДРА ПРОТАСОВА

С утра выдалась прекрасная безветренная погода. Рассвело. Забрав с собой понягу и дополнительный к мелкокалиберке карабин, двинулся «брать зверя». Беспокоило только, что медведь еще не успел облежаться.

Предположение, что он после лая собаки уйдет, оказалось свершившимся фактом. Вероятно, опасение такого исхода и заставило взять с собой топор, продукты на пару лишних дней да пополнить экипировку необходимыми приспособлениями для ночевок в лесу. Тропление свежего медвежьего следа провело меня через пару перевалов в систему реки Хан.

По пути мы с собакой обследовали три старые, не занятые медведем берлоги, к которым нас поочередно подводил потревоженный нами же зверь. Почему они были свободными, трудно сказать. Видимо, по каким-то причинам не устраивали своих хозяев.

Одна из них была подготовлена к зимовке, ложе было устлано ветвями пихтового стланика, сухими листьями и мхом, но и ею не соблазнился медведь, по следами которого мы брели наудачу целый день.

К дому прежней пограничной заставы добрались уже в сумерках. Лай собак возвестил, что жилище обитаемо и нам не придется коротать ночь у костра, «под кедрой», как говорят местные охотники.

Хозяин прекрасно сохранившегося жилья — молодой охотник, не набравший необходимого количества баллов для поступления в мединститут, — приехал в Тофаларию ради трудового стажа и теперь жил и работал здесь на правах охотника в «должности» члена колхоза «Красный охотник».

 

ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АРХИВА ПАВЛА ГУСЕВА

Ночь у печки-жестянки в громадном доме, когда время сна прерывалось то подбрасыванием дров, то разговорами об охоте и медведе, то чаёвками и очередной дремотой, убедили моего собеседника в ближайшем будущем заменить свои медицинские притязания охотоведческими.

Не знаю, куда впоследствии поступил мой тезка, но, отработав два-три года охотником, табунщиком при конях на таежных отгонных пастбищах и даже оленеводом, он уехал на материк. Хотя что может быть более «материковым», чем Тофалария, недоступная в то время никакому транспорту, кроме авиации и зимних конных обозов, расположенная недалеко от географического центра Азии!

Читайте материал "Волк-меланист стал добычей Кировских охотников"

Наутро мы вновь двинулись по следам «моего» медведя, но уже с напарником и тремя собаками. Километрах в пяти от избушки медведь подошел к скальной стенке, взял ее штурмом не хуже вооруженного специальными приспособлениями альпиниста-скалолаза и скрылся в широком отверстии пещеры.

Нам пришлось обойти скалу вокруг и спуститься к пещере, используя для этого специальную строп-ленту от грузового парашюта. Грот пещеры оказался огромным. На земле валялись старые обгоревшие факелы, сделанные из бересты. В разные стороны от грота расходились пять или шесть отнорков.

Пришлось спустить к пещере собаку-медвежатницу, которая обнюхала пару отнорков, полазала по ним и вернулась к нам. В один она не смогла пролезть, на два других только полаяла. А там, по всей вероятности, и сидел «наш» медведь.

Ну если уж и собака в пещеру не полезла, то и мы не могли совершить такой подвиг, несмотря на охотничий азарт и убеждение в собственной смелости. Осторожность, если не трусость, возобладали.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Дым факела, засунутого в один из отнорков, не принес желаемых результатов. Медведь лишь рявкнул где-то в глубине пещеры, возбудив тем самым собаку, и замолк. Даже гексахлорановая дымовая шашка, предназначенная для «выкуривания» соболей, загнанных собакой в пустоты между камнями шарлопов, в дупла или под корни дерева, не выгнала зверя.

В другой отнорок, где на пыльном дне были видны свежие следы зверя, дым вообще не пошел — его отбросило потоком сквозняка.

Провозились мы в пещере почти целый день и к вечеру были вынуждены вернуться на «волю», спустившись по сдвоенной стропе, которую удалось зацепить за бревно, найденное внутри пещеры.

Но медведя здесь все-таки добывали. Об этом свидетельствовали факелы, жерди, брошенные внутри грота, и даже гильзы от «четырехлинейки». Как добыть в таких условиях медведя, для нас осталось загадкой.

Прошла неделя. Я благополучно гонялся за белками, даже умудрился добыть пару соболей. Молодой кобель явно не был специалистом по этому зверю, предпочитал искать и облаивать белку да еще гоняться за кабаргой. Этот порок тофаларских собак, особенно соболятниц, наказывался очень строго, вплоть до выбраковки.

Читайте материал "Правильно готовим лошадь к охоте"

Ранним утром, только стало зариться, Байкал начал поскуливать в сенях избушки. Выпустил его. Через несколько минут он стал скрестись в дверь. Открыл. Пес сразу проскочил в комнату, чего прежде никогда не делал. Подумалось, что на улице сильный мороз.

В печке дружно трещали сухие лиственничные дрова. Я завалился подремать, пока не закипит чайник. Пес снова повел себя необычно. Сначала сдернул с меня одеяло, затем заскулил у двери. Выпустил. И все повторилось.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Мороз был несильный. Я дал собаке корм, позавтракал сам, начал собираться. Пес есть не стал, сел на тропе в двухстах шагах от избушки и явно ждал меня. Я подошел к нему, и все встало на свои места.

Медведь, по следам которого мы бродили два дня, ночью подходил к избе, а затем вернулся своими же следами. Пришлось и нам возвращаться, чтобы дополнить мелкокалиберку карабином.

И снова в путь по следам.

Зверь направился к своей берлоге почти по прямой линии. Через полтора часа и мы были там, но следы повели нас дальше. Вновь перевал, а затем спуск в долину Уды. Медведь покрутился по пойме и ушел в левобережье по остепнённым «мысам», где снег сгоняло буквально за два-три дня после выпадания.

Если бы не кобель, который упорно выслеживал зверя, но не уходил, а ждал меня, я бы давно забросил это неблагодарное занятие — тропление медведя.

Наконец в центре скального массива хищник вновь залез в пещеру. Прошел по основному коридору метров пятьдесят и отвернул в отнорок. Шайтан чуял его запах, яростно лаял, но напрасно. И дым не помог. Просто в этот отнорок он не шел — легкая тяга воздуха выбрасывала его обратно.

Вблизи было еще несколько проходов. Некоторые из них пес обследовал, но никого не обнаружил. В другие забираться поостерегся, лаял, но безрезультатно. В итоге мы вернулись в избушку, как говорится, несолоно хлебавши.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

К концу ноября подъехали на конях хозяева избушки Прокопий Михайлов с сыном Михаилом. Они решили половить хариуса на тальцах. Были такие места на речке, где из-за подтока грунтовых вод она не замерзала. Мужики умудрялись при помощи сетки ловить хариусов какой-то высокогорной «жилой» морфы.

Держались они только в определенных местах, по верховьям речек, и ловили их зимой только у талиц. Эти хариусы были мелкие, в ладонь длиной, головастые, серебристые, с ярко выраженными черными пятнами по телу.

Читайте материал "Схватка с медведем: редкое спасение"

Не зря исследователи ихтиофауны Восточного Саяна называли его форелью-пеструшкой. Рыбка была вкуснее, чем ее обыкновенные собратья — крупные хариусы.

В ответ на мои сетования по поводу медведя старший Михайлов, узнав в какую пещеру забрался зверь, сообщил, что там его не возьмешь. Оказывается, охота на медведя на пещерах практиковалась издавна, и ее технология была хорошо отработана.

Чтобы выгнать зверя из пещеры, надо знать, как и откуда запустить к нему дым. Для стрельбы внутри пещеры там должен быть большой грот. Чаще всего зверей стреляли у дополнительных, «запасных» выходов на поверхности земли. Иногда такие выходы использовались для разжигания дымных костров.

Михайлов сказал, что в некоторые пещеры на зимовку могут лечь более десятка зверей. Но как правило, в одни ложились только мелкие, в другие — только крупные хищники. Изредка среди них были самки, по весне выходившие уже с медвежатами.

Были пещеры, в которых зимовали и большие, и мелкие звери. Внутри они «сортировались» по размерам входа в тот или другой отнорок. Обо все этом мне поведал Михайлов, остальное пришлось додумывать самому и выспрашивать потом у стариков-охотников. Но не слишком разговорчивы были эти потомки сибирских кержаков.

 

Выкуривание зверей из убежищ дымом в настоящее время на большей части Российской Федерации запрещено. С 16 ноября 2010 года в России также действует закон, запрещающий зимнюю охоту на медведя на берлоге. ФОТО VISIT LAKELAND/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0)

По воспоминаниям старых тофов, охота на пещерах была известна давно. Зверей добывали при помощи длинных копий, которых русские называют рогатинами. Когда зверь бросался в сторону охотников, копья упирались основанием в землю. Зверь как бы нанизывал себя на них. Добивали его уже другими копьями или стрелами из луков.

Надо отдать должное мужеству древних охотников — потомков легендарных саянов, от имени которых произошло название горных хребтов. Даже с винтовкой в руках и электрическим фонариком я чувствовал себя в медвежьей пещере неуютно. Может быть, известное чувство коллективизма помогало древним охотникам?

Читайте материал "Шуба-убийца погубила охотника"

Наверное, их предки в свое время освободили «жилые» помещения от извечного конкурента — пещерного медведя, а затем и сами вышли оттуда после приручения дикого северного оленя. С тех пор и началось триумфальное шествие оленеводства от одного народа к другому по громадным просторам Евразии.

У нас на Камчатке, вероятно из-за особенностей геологического строения, в толще под поверхностью земли пещер мало. Они характерны для местности с более древним геологическим формированием суши, или же их образование связано с отложениями известняков, гранитов или иных материнских пород, подверженных размыванию грунтовыми водами.

Тем не менее известны случаи, когда медведи находили самые настоящие пещеры и ложились в них на зимовку. О таком факте совсем недавно сообщил мне Виктор Ворошилов, который дважды отметил зимовку одного и того же медведя в одной и той же пещере, расположенной в скалах у верховий реки Ходутки.

Подобраться к зверю, чтобы добыть его, Виктор не смог. В верховьях реки Авачи мне пришлось найти берлогу комбинированного типа. Зверь обосновался в гроте, образовавшемся между крупными каменными глыбами на осыпи под скалой. Он лишь немного углубил помещение и выстлал его сеном, отобранным у обитавших здесь сеноставок — пищух.

Недалеко от реки Толбачик, в местности, известной под названием Кекуры, медведи устраиваются на зимовку между глыбами остывших потоков вулканической лавы. Они даже подкапываются под отдельные глыбы, как бы усовершенствуя жилище, созданное самой природой.

Читайте материал "Ковер из медвежьей шкуры — знатный трофей"

Возможно, такая «квартира» немного подогревается снизу за счет глубинного тепла земли. Зато полная безопасность зверю здесь обеспечена. Даже летом редко кто из людей рискнет пробраться вглубь кекурных массивов лавы, а зимой и звери, особенно крупные, сюда не заходят, опасаясь провалиться в расселины

Наверное, в Восточном Саяне медведи не подразделяются на пещерных и берложных. И те и другие выбирают место зимовки в зависимости от конкретных обстоятельств.

Жаль, конечно, что у нас это явление носит единичный характер. Было бы интересно попытаться и здесь поохотиться на пещерного медведя.

Богдарня: все мероприятие только ради красивых фотографий

Усадьба Богдарня — кусочек вымышленной истории в окружении современной действительности. Фото Екатерины Макаренковой.
<br />» title=»Усадьба Богдарня — кусочек вымышленной истории в окружении современной действительности. Фото Екатерины Макаренковой.<br />
<br />«></p>
<p>																	<span></p>
<p>Усадьба Богдарня — кусочек вымышленной истории в окружении современной действительности. Фото Екатерины Макаренковой.</p>
<p>																		</span></p></div>
<p>												<!-- лид --></p>
<p>Итак, Джон Кописки, оставив привычную жизнь в Туманном Альбионе, приземлился в Петушинском районе, что в ста километрах от столицы.</p>
<p></p>
<p>Расстояние, по современным меркам, небольшое, но само место и сегодня не избаловано благами цивилизации.</p>
<p></p>
<p>Построил господин Кописки в русской глубинке богатую усадьбу, назвав ее, как и соседнюю деревушку, Богдарня. Со стилем долго не мучился, и получилось нечто эклектичное — помещичья архитектура с бетонными коровниками. Но хоть бы и так.</p>
<p></p>
<p>Приглашение на конную охоту к английскому владельцу конного хозяйства и агро-туристического комплекса мы получили от Дианы, с которой познакомились на конно-спортивной базе «Аванпост».</p>
<p></p>
<p>Приглашение было заманчивым по разным причинам. Но главное, Диана пообещала нам настоящую парфорсную охоту с трофеями. Впрочем, для нас добыча стояла на втором плане, гораздо важнее было увидеть все своими глазами и почувствовать азарт такой охоты.</p>
<p></p>
<p>Итак, мероприятие намечалось зрелищное. В «Аванпосте» под Можайском нас ждал настоящий праздник, участники которого, задолго готовясь к нему, шили одежды и начищали амуницию до блеска.</p>
<p></p>
<p>Сразу было видно, что они обращают внимание на каждую мелочь. Костюмчики на наездниках сидели безупречно — не придраться. Задавшая моду в таких охотах Англия не оставила вариантов для разночтений установленных канонов. Однако Россия не просто учится, а в любое дело привносит что-то свое.</p>
<p></p>
<p><div> </div>
<table class=

В живописных окрестностях Богдарни проводятся не только конные охоты, но и шоу, соревнования по конкуру и драйвингу. Фото Екатерины Макаренковой.

Хороши, конечно, были лошади — рысаки, тракены и беспородные. Не бог весть какие дорогие, зато взлелеянные хозяйской заботой и любовью. К ним было особое внимание.

Фантазии наездников и их стремление сделать своих красавцев еще прекраснее не знали границ. С собаками же все обстояло иначе. На утренних сборах были две швейцарские гончие и итальянская легавая. Однако в лес этих собак не взяли, ограничились фотосессией.

Читайте материал "Еще раз о "пестреньких" и о "французских булочках""

Давно заметил, что охотничьи собаки больше других страдают за свою красоту и интеллект. Часто их заводят не для охот, а для украшения интерьеров, и некоторые породы превращаются в «диванные приложения», испуганно вздрагивающие при звуках падения ложки со стола. Не говоря уже о панике, которую они испытывают от раздающихся выстрелов из оружия любых калибров.

Посещая европейские охотничьи выставки, мы не пропускали программы, посвященные верховым охотам. Самой незабываемой из них была охота во Франции, близ города Бло.

На большом поле в несколько гектаров, у подножия средневекового замка Шамбор, съехавшиеся из разных провинций титулованные наездники и наездницы демонстрировали свое искусство

управления гончими собаками и лошадьми. Это было красивое зрелище. Во всем чувствовались традиции, передаваемые из поколения в поколение: в программе выставки участвовали как пожилые дамы, так и их дети и внуки.

Но одно дело Европа, а другое — российская глубинка. Уже за ужином при обсуждении плана мероприятия в Богдарне на предстоящий день стало понятно, что лис и зайцев во Владимирской области предостаточно, но привезенные собаки больше годились для выставочных показов, чем для изнурительных погонь за зверем по лесам и полям.

Да и сложно было представить, что одетые в стиле маскарада всадницы, съехавшиеся сюда, бросятся в лесную чащу за трофеем. Но мы были готовы ко всему, лишь бы это было красиво и азартно.

 

Фото Екатерины Макаренковой.

Настрой у «охотниц» был боевой. Стараясь не пропустить что-то важное, они нетерпеливо перебивали организаторов и с ученическим вниманием разглядывали карту маршрута, в которой, как мне показалось, ничего толком не понимали.

Надо с сожалением отметить, что во всей компании было всего лишь два наездника мужского пола. Даже организатором этой охоты была молодая женщина — Диана Добржецкая, взявшая на себя все заботы от расселения до самого выезда. Она заранее продумала и составила маршрут движения, тщательно все подготовила…

Ранним утром захлопали двери и затопали по деревянным полам каблучки начищенных сапог. В коридоре запахло женскими духами и гуталином. По домашней привычке нам хотелось еще чуть-чуть поваляться, но, понимая, что ждать нас никто не будет, мы поспешили одеться в приготовленную по случаю одежду и вышли на улицу.

Читайте материал "За пещерным медведем: выкурить зверя нужно уметь"

Легкий морозец во влажном воздухе напоминал скорее весеннее утро, чем ноябрьское, правда, без птичьего гомона и аромата набухающих почек. В отгороженном тяжелыми портьерами закутке зала нас ждал завтрак. Сонные женщины в передниках и кокошниках, улыбаясь, комментировали меню.

 — Английский завтрак, господа! — говорили они подходящим к столам участникам.

Видимо, все их познания в этом вопросе были почерпнуты из известного шедевра российского кинематографа с Василием Ливановым в главной роли. А англичанин, чтобы не баловать публику, делиться секретами родной кухни не желал, явно рассчитывая на непритязательность или неискушенность гостей.

 

Фото Екатерины Макаренковой.

Рассиживаться времени не было. Да и вкушать кашу, сваренную на воде, особо не хотелось. Выпив жидкого чая, мы отправились к месту сбора.

Кто-то уже сидел верхом, а кто-то седлал и прихорашивал лошадь к предстоящей фотосессии, не забывая и о себе.

Обстановка была праздничная. На площадку приехал егерь с мелкашкой за спиной. Чтобы все шло по правилам, он выписал путевки на одного зайца и одну лису. Бравый всадник запрыгнул в седло и, сняв с плеча охотничий горн, протрубил сбор.

Всадницы подчинились команде, и образовался строй. Сделав несколько фотографий, мы в последний раз уточнили маршрут и, стараясь не отставать от головной машины, выехали в лес. Снега было достаточно, чтобы определить следы лесных обитателей.

К сожалению, ни заячьих, ни лисьих отпечатков я не увидел, как ни всматривался. Зато был сильно удивлен кабаньими копками и свежими следами копыт поросячьего семейства в камышах у болотца.

Когда в лес привезли собак, которые сильно растерялись в «дикой природе», я понял, что все мероприятие затеяно только ради красивых фотографий на долгую память.

Вдоволь нафотографировавшись, хозяйки попросили меня пустить своих любимцев в багажник пикапа, и на этом их воскресная тусовка закончилась.

Для охотника подобное равносильно тому, что он взял на охоту ружье 12-го калибра, а патроны к нему 16-го. Однако я не расстроился. Где еще такое увидишь? Уж точно не сидя у камина на диване!

Согласованный маршрут проходил сначала лесом, где всадники эффектно преодолевали поваленные деревья, канавы и густые заросли кустарников. Мы перемещались, опережая верховых. Щелкали затворы, создавая историю события.

Читайте материал "Концерн Калашникова вступился за охотников перед Росгвардией"

Фотосессия была в разгаре; помимо нас присутствовали еще несколько приглашенных фотографов.

Лес поредел, и кавалькада вышла в поле. Здесь всадники дали волю своим коням, и те, почувствовав свободу, сорвались в карьер.

 

Бракко итальяно — аристократ с выражением печали в глазах. Эту собаку считают прародителем нынешних легавых. Более 2 000 лет назад Ксенофонт описал охоту с этими собаками, которые вместо погони останавливались и указывали на дичь. Фото Екатерины Макаренковой.

От представшей глазам картины захватывало дух. Представьте: живописная осень, и в нее на полном скаку влетают красиво одетые, румяные всадницы и всадники. Разгоряченные животные, как и люди, наслаждаются «полетом».

Когда все скрылись в лесу, мы отправились к следующему месту сбора. Это была большая поляна с заранее набитыми на деревья коновязями. Там уже стояли машины, которые привез к месту встречи персонал из ресторана. Стояли походные столы с одноразовой посудой.

В походных армейских термосах всадников ждали чай и пирожки с капустой и мясом, а лошадей — ведра с мытой морковкой.

Как и английский завтрак, обед выглядел неаппетитно, но проголодавшиеся после зимней прогулки наездники радовались любому перекусу. Лошади послушно стояли на привязи.

Короткий зимний день серел. Похолодало. Чувствовалась усталость после такой насыщенной программы. Было зябко и хотелось поскорее со всеми попрощаться, чтобы до темноты доехать до трассы. А еще очень хотелось есть, но не абы что.

Мы прокручивали в памяти содержимое холодильника и составляли меню барского ужина. На заднем кресле затихли собаки, такие же уставшие и голодные, как мы (их решили в дорогу не кормить).

Повалил мокрый снег. Он налипал на лобовое стекло, и пришлось сбавить скорость. За разговорами мы вскоре оказались на МКАДе. Теперь и до дома недалеко.