Трофейный козерог: не все коту масленница

 

Своего давнего клиента из Польши Витольда я встретил в Шереметьеве, чтобы лететь в Абакан.

Приземлились около семи утра и тут же в путь.

Проехали величественную Саяно-Шушенскую ГЭС и спустились на пристань.

Здесь нас уже ждал катер.

Быстро погрузили вещи и отправились по акватории водохранилища.

Идти по водохранилищу предстояло около пяти часов. На Базагу прибыли уже во второй половине дня. Базага, бывшая деревня, на тот момент являла собой несколько деревянных домов, где жили метеорологи и работники Саяно-Шушенского заповедника.

Приветливые обитатели Базаги радушно встретили нас на берегу, помогли перенести багаж в один из домиков. Всей команде предстояло здесь переночевать…

На следующий день мы встали с первыми лучами солнца и вскоре уже сидели в лодке со всем своим небогатым охотничьим скарбом. Да много в горы и не возьмешь, ведь все приходится носить на себе.

Нас сопровождали два проводника. Главным был хозяин участка Сергей. Его бескомпромиссность в решении некоторых вопросов порой мешала общению, но угодья и зверя он знал хорошо. Второй проводник Руслан был открытым и добродушным человеком, в дело вкладывал всю душу.

Читайте материал "Выбор калибра и патрона для горной охоты"

Из-за склонности поговорить получил прозвище Русь-ТВ. Мы условились, что, высадив нас с Сергеем, Руслан на лодке пойдет дальше по водохранилищу, а затем поднимется вверх и принесет туда часть провианта.

На пути нашего маршрута стояли три избушки. В одну из них Руслан и должен был доставить продукты.

 

Охота на сибирского козерога (как, впрочем, и охота на туров на Кавказе и снежных баранов на северо-востоке Сибири) занимает первое место по сложности среди всех горных охот. ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО

Лодка разрезала зеркальную гладь водохранилища, дул свежий утренний ветерок, мы блаженствовали, прекрасно осознавая, что скоро всю эту идиллию сменит тяжелый, выматывающий подъем в горы.

Через сорок минут Руслан высадил меня, Сергея и Витольда, а сам пошел на лодке дальше. Взвалив на себя увесистые рюкзаки и оружие (а у меня, кроме личных вещей, были еще видеокамера и фотоаппарат), мы двинулись в путь.

Занимался солнечный день, с каждым часом становилось все жарче. Идти в гору при двадцати пяти градусах да еще с приличным весом за плечами всегда тяжело. Но идти надо. После двух часов подъема мы наконец вышли на открытую местность, где решили сделать привал. Нас мучила жажда.

Сергей и я, привыкшие к большим нагрузкам и знающие, как опасно большое потребление воды во время подъема, ограничивались небольшими глотками, но Витольд поглощал воду без ограничений, чем только осложнил себе процесс.

Читайте материал "Карабин Лось: первый советский охотничий карабин"

Пока отдыхали, видели небольшое стадо козерогов, среди которых были достойные трофейные самцы. Преследовать их не имело смысла. Очевидно, ветер донес до них наш запах, и они медленно перевалили за соседний хребет, скрывшись из виду.

 

Все горные охоты трудны и требуют отменной подготовки. И связано это не только с разреженностью воздуха, но главным образом с чрезвычайно сложным рельефом. ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО

А мы продолжили свой путь. Шли по открытому склону. Кругом ни деревца, которое бы хоть на мгновение укрыло нас от палящих лучей солнца. На едва заметной тропе росли только небольшие кустики барбариса.

В какой-то момент, не удержав равновесия, я схватился за ветку, сплошь усыпанную колючими шипами, и тут же резко отдернул руку. Сколько коварных шипов засело под кожей, я не считал, но вплоть до приезда домой я все вынимал и вынимал их из ладони, которая опухла и зудела.

Впрочем, это была только одна из всех «прелестей» Саян.

Спустя шесть часов, изрядно потрепанные, мы доползли до первой избушки, расположенной на самом краю хребта в окружении старых лиственниц, одетых в ярко-оранжевый наряд. Это была сколоченная из досок хижина, обитая полиэтиленом снаружи и рубероидом изнутри.

Местами полиэтилен порвался, и внутри жили сильные сквозняки. Зато в избе была печь, двое нар и небольшой столик. Но самое главное, здесь мы могли укрыться от беспощадного солнца, чему были беспредельно рады.

В этой хижине нам предстояло провести ночь. Скинув рюкзаки, мы поставили на печку чайник и стали готовить ужин. Подкрепившись, мы с Витольдом вытянулись на кроватях. Солнце катилось к закату, а значит, наступало время активности зверей. Сергей решил осмотреть окрестности в бинокль.

Читайте материал "Правильный выбор: три отдельных карабина или один карабин в трех калибрах"

Вернувшись с дозора, он доложил, что видел несколько групп животных, но хороших трофеев среди них не было. Прежде чем забраться в спальник, я вышел на свежий воздух. Надо мной простиралось необъятное чистое небо, усыпанное мириадами звезд.

Теплый, густой воздух, настоянный на травах, поднимался по хребту. Вдоволь надышавшись и налюбовавшись первозданной красотой, я вернулся в избушку…

 

Проблему передвижения в горах помогают решать лошади. Если бы не они, то горные охоты для многих были бы неосуществимы. ФОТО SHUTTERSTOCK

Встали на рассвете. Пошли дозорить или биноклевать, как говорят в Сибири, на наличие трофейных животных. Видели несколько групп самок. Покрикивали улары, недалеко от нашей избушки токовал тетерев.

Вдруг Сергей, спустившийся чуть ниже нас, махнул рукой. Мы с Витольдом бесшумно перебрались к нему. Проводник указал на двух красавцев козерогов, которые мерились силами, вставая на задние ноги и ударяясь рогами, причем кончики рогов, отполированных не в одной стычке, ярко блестели на солнце.

Трофейные качества этих самцов не были выдающимися, и мы снова тронулись в изнурительное путешествие по Саянским хребтам в направлении второй избушки. Теперь наш путь проходил по лесистой местности, и мы наслаждались прохладой.

Сергей надеялся, что по дороге мы найдем в небольших бакалдинах воду. Но увы, все известные Сергею места были пересохшими. Лишь в одном месте нам удалось нацедить немного мутной водицы вместе с хвоинками лиственницы. Решили ее взять с собой, чтобы во второй избушке сварить себе чай.

Ближе к вечеру мы добрались до настоящей охотничьей избы, сложенной из бревен, с небольшой верандой, со столиком и лавками. Внутри стояли широкие нары, стол и печка. Здесь уже вовсю хозяйничал Руслан.

Читайте материал "Чтобы мечта сбылась: как удачно поохотиться в Африке"

Он даже затащил на высоту небольшой запас воды, что позволило нам сварить в этот раз не только чай, но и горячее. Перекусив и опрокинув по маленькой, мы обсудили план на следующий день и легли спать…

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Утром мы вышли на небольшие скалки на южном склоне и прильнули к биноклям. Нам удалось обнаружить несколько групп козерогов, но старых самцов среди них не было. Решили спуститься по крутому склону.

Цепляясь за малейшие выступы на камнях, чтобы удержать равновесие и не рухнуть вниз, мы, наверное, были очень похожи на козерогов или пауков. Нас часто выручал посох — альпеншток, без которого австрийцы и немцы не выходят в горы.

Опираясь на него, мы перепрыгивали небольшие ямы, посохом расчищали дорогу в густых кустах и так, с большим трудом, спустились к небольшой скалке.

Поднесли бинокли к глазам, рассмотрели каждый куст, каждую ложбинку. В одном месте на склоне, в кустах рододендрона, нам удалось-таки разглядеть козерогов. Это были самцы, но хороших трофейных козлов в стаде не оказалось. Время неумолимо текло, а нам предстоял обратный путь наверх. Опять пот, кусты, камни и кровь на ногах и руках…

 

На подсчете имеющихся на рогах годовых сегментов основан способ определения возраста горных козлов и баранов. ФОТО SHUTTERSTOCK

В подъемах и спусках прошло еще два дня экспедиции. Козерогов мы видели каждый день и помногу, но либо среди них не было достойных трофеев, либо к ним невозможно было подойти.

Чуть ниже по основному хребту находилась еще одна избушка. Несмотря на то что мы были порядком измотаны переходами и отсутствием воды, надежда на удачу нас не оставляла.

Мы решили добраться до третьей хижины и поохотиться там пару дней. Руслан остался дожидаться нас во второй избе. Переход занял около трех часов. Добравшись до места, мы поняли, что оказались на краю мироздания. Кругом были крутые обрывы и скалы. Вдали виднелась река Урбунь.

Прямо напротив простиралось большое ущелье. Здесь мы увидели небольшое стадо самок с козлятами, а мне даже удалось приблизиться к самке с ее отпрыском на расстояние 50 метров и сделать неплохие снимки…

Читайте материал "Ковер из медвежьей шкуры — знатный трофей"

Мы двигались вниз по скалистому хребту, перепрыгивая с камня на камень. Местность на многие километры хорошо просматривалась. По обе стороны от нас были ущелья. Дойдя до маленького плато, мы осмотрелись.

Дело шло к вечеру, и зверь начал выходить на кормежку. Вскоре мы заметили какое-то движение. Четыре самца вышли в самом низу хребта, ближе к Урбуни. Они спокойно паслись на небольшой полянке. Но они опять были не наши.

Мы ждали выхода своего козерога. И он появился спустя тридцать минут. Хороший, крупный самец как будто из ниоткуда. Сергей заметил его метрах в пятистах ниже нас. Это был достойный трофей с рогами длиной минимум 100 см и с хорошей объемной базой. Дело оставалось за малым: трофей нужно было добыть.

 

Чтобы приблизиться к козерогу на дистанцию уверенного выстрела (а это метров 300), необходимо было спуститься по очень крутым каменистым скалам. Витольд, пройдя несколько десятков метров, остановился.

Видно, силы его были уже на исходе, поэтому он наотрез отказался спуститься еще хотя бы на 100 метров и решил, что будет стрелять с того места, где стоял. Позиция была не самая выгодная: до трофея оставалось около 400–450 метров, ни лечь, ни сесть для стрельбы с колена было невозможно.

В итоге мы нашли небольшой выступ на скальнике, на него положили мой рюкзак и BLASER R 93 300 WSM, Витольд стал целиться. Я примостился сразу за ним с камерой. Выстрела долго не было.

Наконец предвечернюю тишину разорвал звук, который гулким эхом понесся по близлежащим хребтам. Сквозь визир камеры я заметил, что козерог как-то странно мотнул головой и скрылся в зарослях акации.

Просмотрев позже отснятые кадры, мы пришли к выводу, что пуля попала в рога зверя. Только этим можно было объяснить его резкое движение головой.

Читайте материал "Минприроды запретит любой оборот охотничьей продукции от регулирования численности"

Сергей спустился посмотреть, нет ли крови, не ушел ли от нас подранок, которого в этом случае нужно было добрать. Вернувшись через полчаса, он доложил, что ни крови, ни козерога он не обнаружил. Такое положение вещей было для нас лучше, чем преследовать подранка. Промах так промах. Охота не магазин.

Теперь нам предстоял обратный путь наверх по «любимым» крутым скалам. Мы карабкались по ним, поливая их своим потом, который, казалось, становился все гуще.

Уже в сумерках, измотанные, мы буквально доползли до избушки. Костер, чай — и спать. Планирование следующего дня решили оставить до завтра. Утро вечера, как говорится, мудреней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *